Научная вертикаль в обороне России

В стране все же должны появиться новейшие виды оружия

Американские СМИ пугают своих читателей новым тактическим ядерным оружием. «Россия разработала крылатые ракеты нового поколения дальнего радиуса действия, которые вскоре будут развернуты на подводных лодках Черноморского флота и на ракетных кораблях Каспийской флотилии», – написал в статье «Может ли новое ядерное оружие помочь России победить в третьей мировой войне?» эксперт в области ядерной безопасности, член Американского ядерного общества Джеймс Конка. Правда, в обсуждении своей статьи, опубликованной на сайте Forbes.com 20 ноября, Конка признается, что он немного спекулирует на чувствах своих читателей.

Действительно, Россия никому не угрожает, но и себя в обиду не даст. На совещании 10 сентября «О разработке проекта государственной программы вооружения на 2016–2025 годы» Владимир Путин подчеркнул: «Речь идет о создании рациональной номенклатуры ударных средств, включая и гарантированное решение задачи ядерного сдерживания».

Однако в современную российскую риторику введена фигура умолчания – об оружии, основанном на новых физических принципах, о котором раньше не уставали повторять и даже попытались что-то сделать. Недавно стало известно о разработке одного из московских институтов, специализирующихся на создании мощных СВЧ-излучателей. В этом году успешно проведены первые полевые испытания электромагнитного оружия – комплекса защиты от артиллерийских боеприпасов, различных видов ракет с электронными системами подрыва боезаряда на дальности до 15 км. Перед учеными стоит задача увеличить дальность действия до 35 км, а потом и более. По непроверенным сведениям, всего на электромагнитные системы якобы планируется направить 15% из бюджета Госпрограммы развития вооружений на 2011–2020 годы.

Однако если такие испытания и проведены, они не более чем частный случай. Научного прорыва не случилось, хотя слабые организационные попытки его начались еще в 1999 году, когда был сформирован Военно-научный комитет Генштаба Вооруженных сил РФ. Его существование на протяжении 10 лет показало, что структура слишком слаба и неавторитетна. В 2009 году на основе прежнего комитета Генштаба был создан Военно-научный комитет (ВНК) Вооруженных сил РФ. Однако он по-прежнему подчинен начальнику Генштаба. Плохо это или хорошо – зависит от того, какие задач ставит руководство военного ведомства. А они, как можно догадываться, мало связаны с фундаментальными исследованиями.

Весной прошлого года РИА Новости со ссылкой на генерал-полковника Олега Остапенко, занимавшего в то время пост заместителя министра обороны, сообщило, что интересных перспективных идей в сфере оборонных технологий, которые можно было бы взять в разработку, очень много, но реализовать их сразу все невозможно. «Генеральный штаб нам определит, что нужно для решения задач обороны», – рассказал журналистам Остапенко. При этом он уточнил: «Мы будем искать, что мы можем сделать оперативно, быстро и качественно, чтобы противопоставить технику тем угрозам, которые могут возникнуть». Понятно, что быстро и качественно, да еще и дешево – это не путь фундаментальной науки, а значит, не путь создания нового оружия, которого еще нет ни в одной стране мира.

Единственным известным достижением ВНК стало развитие робототехники. Одним из первых документов, подписанных Сергеем Шойгу на посту министра обороны в ноябре 2012 года, стало решение о создании Главного научно-исследовательского испытательного центра робототехники Минобороны в рамках формирования системы перспективных военных исследований и разработок (СПВИР). Это аморфное название – СПВИР – свидетельствует скорее о наличии намерений, чем организационно оформленной структуры. Центральным органом военного управления СПВИР является Главное управление научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий (инновационных исследований). Впрочем, главная научная деятельность проходит в восьми НИИ военного ведомства, а не в СПВИР на ул. Профсоюзная, 84/32, где зарегистрировано еще несколько десятков организаций: от компании – производителя азиатских пищевых добавок до Института космических исследований РАН.

Однако все попытки военно-научного движения снизу вряд ли могли принести плоды без поддержки сверху. И такая поддержка наконец обещана президентом России на встрече с молодыми учеными Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики в Сарове 19 сентября этого года. «Мы, безусловно, должны будем увеличивать вложения в фундаментальные исследования, и мы это сделаем», – сказал Владимир Путин.

На то, что в обозримом будущем могут появиться новые виды оружия, указывают и организационные изменения в Российской академии наук (РАН). Президиум РАН на своем заседании 18 ноября утвердил кандидатуру Юрия Михайлова в должности исполняющего обязанности вице-президента РАН по оборонной тематике. Эта должность, как разъяснил президент РАН Владимир Фортов, является новой и вводится специально для Михайлова, чтобы он курировал оборонные исследования. По словам Фортова, Михайлов – «человек, очень известный в оборонных кругах» и одновременно в фундаментальной науке.

Надо добавить, что академик РАН Юрий Михайлов является председателем научно-технического совета Военно-промышленной комиссии РФ – заместителем председателя коллегии ВПК. А Владимир Фортов – один из 17 членов Военно-промышленной комиссии РФ. Похоже, все-таки выстроена «научная вертикаль» (от ВПК до РАН и институтов прикладной науки), призванная ускорить создание новых видов оружия.


От редакции "НВО"

Права на данный материал принадлежат Независимое военное обозрение
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна