ПРОходная тема

Александр Гольц — о том, почему борьба с американской ПРО стала столь важным фактором в отечественной внешней политике

На минувшей неделе на фоне горячих новостей с Кипра и прочей заграничной "оперативки" неожиданно и на достаточно высоком уровне вновь возник сюжет об американской ПРО и российском на нее ответе — двусторонние переговоры по этой теме анонсировал помощник президента Ушаков, а надежды на подвижки выразил министр обороны Шойгу.


Такое случается у супругов, давным-давно надоевших друг другу. Бесконечно длится очередной бессмысленный спор. И вдруг, о чудо, муж, которому уже и сам спор осточертел, сдается и соглашается с точкой зрения жены. И выясняется, что той вовсе не нужно его согласие. Ей необходим повод, дабы излить раздражение. И она, словно не заметив, что причина конфликта исчезла, продолжает бить посуду...


Нечто похожее происходит сейчас в российско-американских отношениях. Все последнее десятилетие считалось, что главным фактором, их осложняющим, является намерение Вашингтона создать систему глобальной противоракетной обороны. Эта система ПРО, по мнению американских стратегов, должна защитить не только территорию США, но и их союзников по НАТО от ракетного оружия, которым вот-вот завладеют "специфические" режимы, вроде иранского или северокорейского. Москва же утверждает, что американская ПРО создается для того, чтобы "нарушить стратегический баланс" и "угрожать российскому ядерному потенциалу". В последние годы в Москве доказывали, что главная опасность для России содержится в четвертом, намеченном на 2020 год, этапе развертывания системы ПРО в Европе. Как раз тогда предполагалось развернуть на позициях в Польше и Румынии американские перехватчики, скорость и дальность полета которых позволяли бы сбивать российские межконтинентальные ракеты на разгонном этапе траектории полета.


Но вот свеженазначенный глава Пентагона Чак Хейгел сообщил, что собирается перенести реализацию четвертого этапа создания ЕвроПРО аж на 2022 год (что в переводе с вашингтонского бюрократического означает: практически навсегда). США более не собираются развертывать в Польше базу новых ракет-перехватчиков SM-3 IIB, которые только разрабатываются. Немного позже слова Хейгела еще более определенно подтвердил его заместитель Джеймс Миллер: "В ходе четвертого этапа мы планировали разместить в Польше дополнительные перехватчики — так называемые SM-3 IIB... Мы больше не намерены размещать их там". Руководители военного ведомства США ни словом не упомянули о спорах с Россией. Они объяснили решение необходимостью перенацелить финансовые средства на укрепление защиты территории США от северокорейской угрозы (которая провела успешное ядерное испытание и запустила спутник). На сэкономленные деньги предполагается развернуть 14 тяжелых перехватчиков в дополнение к 30 уже находящихся в шахтах на Аляске и в Калифорнии.


Но, как ни крути, получается, что Барак Обама сдержал обещание, данное еще Дмитрию Медведеву, что после переизбрания президентом США он сможет проявить "большую гибкость" по вопросу ПРО (благодаря невыключенному микрофону это заявление стало достоянием СМИ). Однако в Москве почему-то не празднуют замечательную дипломатическую победу. Наоборот, замминистра иностранных дел Сергей Рябков утверждает, что никакой такой гибкости Вашингтон не проявил вовсе: "Никакой связи между возражениями РФ против развертывания американской ПРО в Европе и тем, что было объявлено министром обороны США, я не усматриваю. Это не уступка России, и нами она так не воспринимается. Все аспекты стратегической неопределенности, связанные с созданием системы ПРО США и НАТО, остаются. Соответственно, в силе остаются и наши возражения".Это же подтверждает помощник президента Юрий Ушаков: "Озабоченности сохраняются, предложения американской стороны не снимают главных претензий России". Правда, чуть больше оптимизма внес глава военного ведомства Сергей Шойгу, который решил-таки поздравить Чака Хейгела с назначением на должность, через несколько недель после того как назначение произошло. Глава российского военного ведомства явно звонил для того, чтобы предложить очередное возобновление обсуждения ЕвроПРО, которое то возобновляется, то прерывается последние лет пять.


Мы нанесем им, если будет надо


Почему же борьба с американской ПРО стала столь важным фактором в отечественной внешней политике? Как правило, российские дипломаты не расшифровывают, что конкретно имеют в виду, когда утверждают: ЕвроПРО "угрожает российскому ядерному потенциалу". Потому получается картинка из фильма ужасов, имеющая общего с действительностью не больше, чем похождения Фредди Крюгера. Если же называть вещи своими именами, речь идет о сценарии, согласно которому США наносят первый ядерный удар по нашей стране, пытаясь уничтожить российские ракеты. А те немногие, что останутся невредимыми и будут запущены в ответном ударе, и должна перехватить натовская система ПРО. Обеспечив тем самым безнаказанность агрессору. В основе этого сценария лежит предположение, что некие безумцы в американском руководстве и в НАТО решат на практике проверить, перехватит или нет система ПРО все российские боеголовки.


История с противоракетной обороной — яркий пример того, как политические игры в сфере безопасности способны нанести решительный ущерб собственно безопасности государств. Надо сказать, что не Москва, а Вашингтон около четырех десятилетий назад настоял на том, что стратегические наступательные вооружения невозможно сокращать, не ограничивая при этом средства стратегической обороны. В результате в 1972-м был подписан Договор об ограничении систем ПРО. Почти через 30 лет, в 2001-м, США в одностороннем порядке вышли из этого договора. Сделано это было, чтобы начать развертывание системы ПРО, которая (вопреки основополагающему принципу договора) должна защитить всю территорию США от вражеских ракет.


Идея абсолютной защиты американской территории, рожденная в эпоху рейгановских "звездных войн", чрезвычайно популярна в США. И президент Джордж Буш решил поэксплуатировать ее в политических целях (дело было еще до террористической атаки 11 сентября 2001-го). Белый дом так торопился, что начал развертывание элементов системы ПРО еще до завершения испытаний, которые продолжаются по сей день. Многие специалисты до сих пор высказывают сомнения относительно способности американских ракет-перехватчиков "попасть пулей в пулю", уничтожить в космосе боеголовку за счет кинетической энергии столкновения с выведенным на орбиту перехватчиком. Но эффективность ПРО не очень-то Бушу и была нужна — Ирану, Сирии, Северной Корее требовалось еще много лет, чтобы разработать ракеты, способные достичь Соединенных Штатов. Главное, работа над ПРО демонстрировала американцам, что администрация денно и нощно заботится об их безопасности. Реальных достижений было немного, главное — пиар.


Политиканством Буша прекрасно воспользовалась Москва. Стоило Вашингтону объявить о намерении развернуть десять ракет-перехватчиков дальнего действия GBI в Польше и радар в Чехии, у нас заявили о том, что это, мол, все против России. Хотя стоило посмотреть на карту и становилось ясно: размещенные в Польше перехватчики просто не в состоянии "догнать" российские ракеты, которые полетят в Америку через Северный полюс. Но этого никто и не собирался обсуждать. Как и то, что размещенные на Аляске и в Калифорнии перехватчики в лучшем случае могли уничтожить пять-шесть боеголовок (у России их полторы тысячи).


Обама отказался от бушевской архитектуры ПРО, предложив куда более скромный вариант, который основывался на морской системе ПВО "Иджис" с ракетами-перехватчиками "Стандарт-3М", которые в принципе не предназначены для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет,— не хватает ни дальности, ни скорости. Речь, таким образом, может идти лишь о перехвате ракет средней дальности, тех самых, от которых Москва и Вашингтон отказались четверть века назад. Но в Москве ухватились за одну-единственную фразу в американском документе, посвященном развитию системы ПРО,— о том, что с созданием в 2020 году новой модификации "Стандарт-3М" — Block IIB у системы появится возможность перехвата межконтинентальных ракет. При этом американцы не сообщали ни тактико-технических данных новой ракеты, ни параметров самой ЕвроПРО. Возможно, не из-за коварства, а потому что еще сами не знают, как будет выглядеть эта самая ЕвроПРО, создавать которую взялись не из-за военной необходимости, а из стремления продемонстрировать, что евроатлантические связи крепки, как никогда. Но эта неопределенность с ЕвроПРО дала карт-бланш российским генштабистам: они тут же начали рисовать цветные карты, на которых десятки американских эсминцев (которые пока что не построены) прячутся в норвежских шхерах, дабы перехватить российские ракеты, которые будут запущены в ответном ударе по территории США.


На мелочи вроде той, что конгресс США закрыл программу разработки ракетного перехвата на разгонном этапе еще в 2009-м, никто не обращал вовсе никакого внимания. Москва нашла замечательное подтверждение своей уверенности в извечном лицемерии Вашингтона. И, несмотря ни на что, не собирается отказываться от него. Даже когда американская администрация отказывается, как теперь, от собственных планов.


Не про войну, а про дипломатию


То же самое происходило четыре года назад. Российские представители твердили: если ЕвроПРО предназначена для перехвата иранских ракет, почему ракетная база будет находиться в Польше, а радар — в Чехии? И вот Обама отказывается от этих планов, решает развернуть радар в Турции. Буквально на следующий день официальные российские эксперты предъявили претензии: благодаря новому радару США смогут контролировать значительную часть российской территории.


Теперь же Хейгел сам дал аргументы своим российским оппонентам, объявив о намерении установить дополнительные перехватчики в западной части страны. Стало быть, заявит Москва, потенциал американской ПРО только усилится. На самом деле, как уверены эксперты, для уничтожения одной ядерной боеголовки потребуется не меньше пяти перехватчиков. Это имеет смысл, если говорить о противостоянии ядерной угрозе со стороны Северной Кореи, которая развивает ракетную программу и успешно провела третье ядерное испытание. Еще долгие годы потенциал КНДР будет ограничен всего лишь несколькими ракетами. В этом случае США смогут защититься от северокорейской угрозы, как объясняет это решение Чак Хейгел. Разумеется, полсотни ракет-перехватчиков никак не способны нанести ущерб российскому ядерному потенциалу.


На самом деле американская ПРО ничуть не пугает Кремль. Если бы там всерьез верили в то, что российско-американские отношения базируются на ядерном сдерживании, то Договор о сокращении наступательных вооружений никогда не был бы подписан. Ведь российские переговорщики согласились с такими правилами подсчета, которые позволяют США иметь едва ли не вдвое большее количество носителей ядерного оружия, чем есть и будет у России (по словам бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, потолка по носителям Россия сможет достичь не раньше 2028 года). При таком превосходстве в наступательных вооружениях теоретическая способность американцев к перехвату десятка боеголовок совсем не влияет на баланс сил.


Но сам факт существования американской ПРО открывает замечательную возможность для вербализации разочарования нынешней российской элиты в Соединенных Штатах. ЕвроПРО — это "бумажный тигр", каким сравнительно недавно была тема "расширения НАТО". "Проблема ПРО переместилась из сферы военно-технической в политическую или даже психологическую",— констатирует бывший начальник Главного штаба РВСН Виктор Есин. Бесконечный спор о ПРО превратился в очень важный дипломатический инструмент. Прежде всего он насыщает российско-американские отношения содержанием. В самом деле, что было бы обсуждать президентам, исчезни эта тема? Экономическое сотрудничество, когда для этого нет объективных условий? Взаимодействие в обеспечении безопасности в Центральной Азии, когда Москва подозревает Вашингтон в намерении вытеснить ее с постсоветского пространства? Кроме того, спор дает возможность вести бесконечные переговоры. Сам факт ведения которых, как, вероятно, полагают наши дипломаты, укрепляет международный авторитет России. Как ни крути, получается, что она — единственная страна, с которой самое могущественное государство в мире обсуждает проблемы стратегических вооружений. Вот и сейчас в Москве ждут советника Обамы по национальной безопасности Томаса Донилона, который привезет новые предложения американцев. Наконец, не следует исключать и того, что, выдвигая на первый план проблему вооружений, в Кремле рассчитывают предотвратить то, что они называют вмешательством во внутренние дела. В этой логике для сдерживания США Москве позарез нужно нечто, что искусственным образом возвращает нас к некоей пародии на холодную войну.


Так что на какие бы уступки ни шел Белый дом, Россия никогда не откажется от возможности муссировать время от времени тему ПРО.



Александр Гольц

Права на данный материал принадлежат Огонек
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

21.04.2014 » Украина и американская ПРО (17)
24.02.2014 » России нет смысла выходить из Договора о СНВ (16)
05.08.2013 » Семь раз отмерить (16)
19.03.2013 » США меняют прописку ПРО (16)
16.04.2012 » ЕвроПРО без мифов и политики (16)
10.06.2011 » ЕвроПРО: Россия и НАТО остались при своих (16)
13.02.2017 » 10 лет "мюнхенской речи": в чем оказался прав Владимир Путин (15)
22.11.2012 » Глобальная система ПРО – проблемы диалога России и Америки (15)
25.11.2011 » Если безопасность не гарантирована (15)
21.10.2011 » Вашингтонские противоракетные сигналы (15)
23.06.2016 » Противороссийская оборона (14)
06.06.2016 » Глобальная ПРО становится дырявым зонтиком (14)
15.02.2016 » Нужно ли новое соглашение о стратегическом паритете (14)
08.02.2016 » «У Вашингтона и Москвы в этом году есть возможность урегулировать проблему РСМД» (14)
15.01.2016 » Противоядие для западных рубежей: чем РФ ответит на усиление баз НАТО в Восточной Европе (14)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна