Короли океанов

В ходе Второй мировой войны США доказали, что не линкор, а авианосец является «самым главным кораблем». С тех пор лидерство Америки в этом классе кораблей является неоспоримым. Однако авианосец не имеет никакой боевой ценности, представляя собой лишь гигантскую плавучую мишень. Ценность авианосцу придает палубная авиация. Потенциальные возможности палубной авиации ведущих мировых держав и перспективы строительства авианосцев в России анализирует заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.


США в ходе Второй мировой войны доказали, что не линкор, а авианосец является «самым главным кораблем». С тех пор лидерство Америки в этом классе кораблей является неоспоримым.


В настоящее время в строю ВМС США не осталось дизельных авианосцев. Отправился в резерв (где сейчас находится 7 дизельных авианосцев) уже и первый в мире атомный авианосец "Энтерпрайз", к 10 "Нимицам", первый из которых может быть выведен в резерв в 2018 году, начнут добавляться авианосцы типа "Форд".


При этом понятно, что авианосец как таковой не просто не имеет никакой боевой ценности, но представляет собой гигантскую плавучую мишень, для охраны которой задействуется почти весь остальной флот. Ценность авианосцу придает палубная авиация.


После окончания холодной войны из состава морской авиации США были выведены сразу 4 типа палубных боевых самолетов: истребители F-14, штурмовики А-6 и А-7, противолодочные S-3. Последним даже формально не нашлось никакой замены (вертолеты нельзя считать заменой самолету), первые три типа были формально заменены истребителем-штурмовиком F/А-18.


В 70-е годы ХХ века этот самолет проиграл конкурс F-16 и не был принят на вооружение ВВС США. По иронии судьбы, он вполне может пережить своего бывшего победителя и стать самым долгоживущим истребителем 4-го поколения в составе ВС США. Более того, сохранение производства этого самолета в модификациях Е и F, вполне вероятно, позволит морской авиации США избежать "проблемы F-35", описанной в статье «Пилотируемые боевые самолеты - предел развития?».


Особенно учитывая тот факт, что F/A-18E/F стоят, как минимум, вдвое дешевле F-35. Количество F/A-18E/F и самолетов РЭБ EA-18G в ближайшие годы будет доведено до 515 и 114 соответственно (при наличии также более чем 500 F/А-18 ранних модификаций А-D).



Кроме того, достаточно успешно ведется разработка палубного боевого БПЛА Х-47В с боевым радиусом до 2 тыс. км и 2 тоннами боевой нагрузки. Возможно, число боеготовых авианосцев будет сокращено с 11 до 9-10. Это никак не повлияет на возможности США вести войны ограниченного масштаба, но еще более снизит возможности для участия в крупномасштабных конфликтах.


Некоторые проблемы возникнут в случае, если не удастся создать F-35В, соответственно, не будет замены у СВВП AV-8В, составляющего основу авиации морской пехоты (в строю их остается до 150 единиц).


AV-8B Harrier. Источник: fas.org


Однако, это не фатально, поскольку решающей роли данный самолет никогда не играл даже в операциях самой морской пехоты. Тем более, закупка в Великобритании 72 «Харриеров» на запчасти позволит значительно продлить жизнь американским СВВП.

Головной атомный авианосец Gerald R. Ford (CVN 78)


Наличие у США 10-11 атомных авианосцев делает для других стран практически невозможным соревнование с ними. Впрочем, Китай такую попытку предпринял (по крайней мере, на Тихом океане), пользуясь американскими экономическими проблемами.


Об этом однозначно свидетельствует ввод в строй авианосца "Ляонин". Корабли пр. 11435, к которым относится «Варяг» ("Ляонин"), на самом деле, не являются классическими авианосцами, поскольку строились по очень специфической концепции (кроме того, командование советского ВМФ в момент создания данной концепции весьма слабо представляло себе теорию использования авианосцев и, тем более, не имело никакой практики в данной области).


Китайский авианосец «Ляонин» (бывший советский "Варяг"). Источник: news.mod.gov.cn


В частности, отсутствие катапульт понижает боевые возможности корабля. Поэтому "Ляонин" не может стать прототипом для строительства новых авианосцев и останется в единственном экземпляре. "Полноценные" авианосцы Китай должен будет создавать самостоятельно, хотя и с использованием иностранного опыта. Боевое применение "Ляонина" вряд ли подразумевается, хотя оно и не исключено.


Истребитель J-15 взлетает с авианосца "Ляонин". 23 ноября 2012. Источник: news.xinhuanet.com


Из-за ограниченности своих возможностей, против России, Индии, Японии и, тем более, США он может применяться только во взаимодействии с авиацией берегового базирования (т.е. на небольшом удалении от территории Китая), в одиночку действовать против ВВС и ВМС этих стран он не способен. Однако "демонстрировать флаг" (и возросшую мощь ВМС НОАК) в западной части Тихого и Индийского океанов он вполне может.


Вполне возможно и применение "Ляонина" против Тайваня. Если КНР решится на агрессию против острова, авианосец будет действовать к югу и востоку от него, обеспечивая блокаду в дальней зоне силами надводных кораблей и ПЛ. Наличие авианосца в составе сил дальней блокады существенно затруднит действия ВВС и ВМС Тайваня против них и сделает блокаду острова абсолютной и непроницаемой.


Два истребителя J-15 на палубе авианосца "Ляонин". 23 ноября 2012. Источник: news.xinhuanet.com


Потенциал авианосца для нанесения ударов по самому острову ограничен, тем не менее, этот вариант тоже возможен. Наиболее вероятно, что в момент форсирования первой волной десанта Тайваньского пролива, авианосное соединение во главе с "Ляонином" нанесет удар по Тайваню с востока, чтобы отвлечь на себя часть ВВС и ВМС Тайваня и, таким образом, снизить интенсивность их ударов по десантным силам.


Сам факт, что Китай ввел в строй корабль, который, как было сказано, не является полноценным авианосцем и не может служить прототипом для новых кораблей, однозначно свидетельствует о том, что Китай придает исключительно большое значение развитию своих ВМС и собирается строить авианосный флот. В противном случае, учебный авианосец ему бы не понадобился.


Тяжелый авианесущий крейсер Северного флота России "Адмирал флота Советского Союза Кузнецов"


Остальные три страны, имеющие по одному «традиционному» авианосцу, не составляют конкуренции США и не смогут составить ее Китаю. Российский «Адмирал Кузнецов», как было сказано выше, не является полноценным авианосцем ("Варяг" – его "систер-шип").



Французский атомный авианосец «Шарль де Голль» (Charles De Gaulle). Источник: syahrilkadir.wordpress.com


Французский «Шарль де Голль» оказался неудачным кораблем, кроме того, один корабль в любом случае не обеспечивает постоянного наличия авианосцев в составе ВМС.


Бразильский авианосец A12 Sao Paulu (бывший французский авианосец R99 Foch, передан ВМС Бразилии в ноябре 2001 года), на котором китайские летчики будут отрабатывать взлет и посадку на самолетах A-4 Skyhawk и S-2T Turbo Trackers (по сообщениям других СМИ).


Бразильский «Сан Паулу» устарел, а его палубное авиакрыло устарело настолько, что его вообще нельзя принимать всерьез. Судьба двух строящихся английских авианосцев неясна ни сама по себе, ни в плане того, какой будет их палубная авиация.


Первый выход в море INS Vikramaditya. Источник: keypublishing.com


Индийский «Викрамадитья» (бывший «Адмирал Горшков») слишком мал по сравнению даже с «Кузнецовым», не говоря уж об американских кораблях, что заведомо снижает его возможности. Дальнейшее увеличение размеров авианосцев и их принципиальное совершенствование вряд ли возможно.


По-видимому, совершенство уже было достигнуто в лице "Нимица", далее возможны лишь незначительные улучшения отдельных компонентов. Что касается прежнего английского варианта, т.е. малых авианосцев с СВВП, то это, видимо, тупиковая ветвь развития, тем более что "Харриеры" снимаются с вооружения, а замена на F-35В неочевидна из-за больших проблем у этого самолета.


Поэтому авианосные силы Италии, Испании и Таиланда можно считать чисто символическими, а не реально существующими.


Американский беспилотная разведывательно-ударная воздушная система палубного базирования X-47B UCLASS

Источник: http://roboting.ru/


Единственный вариант придания авианосцам нового качества – создание боевых палубных БПЛА. Поскольку они заведомо будут меньше по размерам, чем пилотируемые самолеты (и дешевле их), это позволит размещать на авианосцах больше беспилотников, чем сейчас самолетов.


При этом подготовить оператора БПЛА значительно проще и дешевле, чем палубного летчика. Самым вероятным вариантом станет появление смешанных палубных авиакрыльев, состоящих из пилотируемых самолетов (истребителей) и БПЛА (разведывательных и ударных). Очевидно, реализовывать его будут те же США и Китай.


В России очень активно обсуждается тема строительства полноценных отечественных авианосцев. Например, появлялись сообщения о том, что в 2017 году в Северодвинске будет начато строительство двух авианосцев. В 2023 году они будут спущены на воду, в 2027 году СФ и ТОФ будут иметь по одной авианосной группе. В каждую из них должно войти до 15 крейсеров, эсминцев, фрегатов, корветов, подлодок и даже десантных кораблей.


Крейсера, возможно, будут «реанимированы» из числа находящихся сегодня в консервации, остальные корабли, как и сами авианосцы, придется строить заново. Что естественно, к тому времени практически все крупные надводные корабли, входящие в состав ВМФ РФ, будут списаны. Реалистичность подобного замысла вызывает значительные сомнения.


Во-первых, по финансовым причинам. Даже просто общая стоимость двух авианосцев и 30 кораблей охранения составит не менее 15-20 млрд. долларов. Это чрезвычайно солидная сумма. Правда, если она растягивается на 15 лет, то становится несколько более приемлемой.



Во-вторых, в России, по сути, отсутствует опыт строительства авианосцев. Все наши авианесущие корабли строились на Украине (в Николаеве), при этом ни один из них полноценным авианосцем не являлся. Соответственно, проектирование корабля тоже окажется очень дорогим и сложным процессом.


В-третьих, у нас огромные проблемы с производственными мощностями, учитывая, что строить придется не менее 30 кораблей, а при этом еще реализовывать программы для БФ и ЧФ, где заведомо не будет авианосных соединений. Да и те же СФ и ТОФ не могут исчерпываться одной авианосной группой. В итоге надо будет выйти на советские (60-х – 80-х годах) темпы строительства кораблей, что не кажется реальным.


В-четвертых, корабль является конечным продуктом. Ему нужны двигатели, разнообразное вооружение, РЛС, ГАС, БИУС и т.д. и т.п. Соответственно, проблема нехватки производственных мощностей выходит за пределы кораблестроительной отрасли.


В-пятых, проблема нехватки кадров может оказаться даже серьезнее, чем проблема нехватки производственных мощностей. Причем это относится и к сфере науки, и к сфере производства (как было сказано в предыдущем пункте, не только собственно кораблестроения), и к комплектованию ВМФ рядовым и офицерским составом. Откуда-то придется брать десятки тысяч высококлассных научных работников, высококвалифицированных рабочих и инженеров, отлично подготовленных моряков.


В-шестых, корабли должны быть обеспечены береговой инфраструктурой. В связи с этим нельзя не вспомнить, как в советское время были, фактически, загублены авианесущие крейсера «Минск» и «Новороссийск». Из-за отсутствия во Владивостоке подходящих для них причалов, всю свою короткую жизнь они провели на рейде, бессмысленно вырабатывая моторесурс. Вряд ли стоит повторять подобный опыт. Объективно говоря, СССР погубила, в первую очередь, вот такая бесхозяйственность, охватившая все сферы жизни.


В-седьмых, совершенно непонятно, какие самолеты будут базироваться на этих авианосцах. До бесконечности эксплуатировать ресурс созданного более 30 лет назад Су-27 и его многочисленных производных всё же невозможно. Нет никаких сведений о том, что Т-50 может иметь палубную модификацию.


Фото – «Военный Паритет»


Если и самолет придется создавать с нуля, это еще больше усугубит все описанные выше проблемы. Кроме того, несколько странно иметь на каждом из флотов всего по одному авианосцу. Поскольку корабль регулярно должен проходить ремонт (иногда даже капитальный), на этот период флот автоматически остается без авианосца.


В связи с этим стоит учесть печальный опыт Франции, имеющей один авианосец, в итоге вообще не очень ясно, есть он у нее или нет. Поэтому надо иметь хотя бы по два авианосца на флот, т.е. всего 4. И соответствующее количество кораблей охранения (потому что они тоже имеют свойство регулярно ремонтироваться).


В итоге объем всех описанных выше задач увеличивается вдвое. Либо получается профанация. Соответственно, ввязываться в строительство авианосцев можно только в том случае, если точно понятно, зачем они нужны.


Модель тримарана-авианосца разработки Северного ПКБ


Двумя и даже четырьмя авианосцами мы не сможем противостоять ВМС даже одних США, тем более – НАТО в целом. Можно отметить, что хотя в последние 20 лет общая тенденция сокращений затронула все виды ВС почти всех стран НАТО, именно ВМС в сравнении с ВВС и, тем более, с сухопутными войсками, менее всего сократились количественно, при этом больше всех обновились качественно.


США, как было сказано выше, сейчас имеют 10 атомных авианосцев в строю и еще 1 атомный и 7 дизельных в резерве. Против этого количества нельзя бороться двумя аналогичными кораблями. Более того, мы не сможем бороться даже с ВМС НОАК, поскольку Китай собирается построить не менее 4 авианосцев, которые будут противостоять нашему единственному тихоокеанскому. Причем шансов, что их программа реализуется, гораздо больше, чем относительно нашей программы.


В итоге единственным мыслимым вариантом использования авианосцев в случае «большой» войны (с НАТО или Китаем) становится отодвигание рубежа ПВО и ПДО на несколько сот миль от своих берегов. Есть подозрение, что такую задачу гораздо дешевле и эффективнее можно решить, развивая и совершенствуя ВВС, ПВО, береговые ПКРК и подводный флот (о нем шла речь в статье "Непобедимое оружие слабых").


Особенно учитывая тот факт, что авианосцы при подобном варианте их использования окажутся «одноразовыми изделиями». Остается еще вариант использования авианосцев для «набеговых» операций в странах «третьего мира». Однако достаточно сложно понять, зачем нам это надо. Нам ведь не нужно захватывать чужие ресурсы, свои бы удержать.


Оказывать давление на некоторые исламские страны (типа Пакистана или Саудовской Аравии)? Теоретически это возможно, но совершенно неочевидно, что ради этой теоретической возможности надо идти на столь значительные практические затраты. Таким образом, нам надо либо строить полноценный авианосный флот (по 3-4 корабля на СФ и ТОФ), что, однако, в обозримом будущем совершенно нереально, либо пока отложить данный проект.


Если только не исходить из того, что первые два авианосца будут заведомо учебно-экспериментальными кораблями, предназначенными для приобретения опыта строительства и эксплуатации авианосцев и авианосных соединений. А также для решения всех тех проблем, которые перечислены выше. И только после того, как этот опыт будет приобретен, можно будет строить настоящий авианосный флот. Реально данный процесс может начаться не ранее середины 30-х гг. Если к тому времени он по какой-то причине вообще не утратит смысл.


Александр Храмчихин

Права на данный материал принадлежат Arms-expo
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна