Угрозы реальные и мнимые

Надо ли Европе бояться ракетного нападения

Проблема создания в Европе рубежей противоракетной обороны (ПРО) носит во многом политический характер. США создают такую систему больше для обеспечения национальной безопасности: официально – от Ирана, в действительности – от Китая и, возможно, России. Иначе трудно понять ту настойчивость, с которой создается глобальная система ПРО в Европе и на прилегающих к ней морях, на Ближнем и Среднем Востоке, в Северо-Восточной и Восточной Азии.


Конечно, Россия не является сейчас основным противником США, но она занимает в этом списке четвертое место: после Ирана, Северной Кореи и Китая. Подобная постановка вопроса беспокоит российское экспертное сообщество, что далеко не всегда понимается на Западе. С целью подтверждения вышеизложенного проведем краткий анализ для Европы всех ракетных угроз, за исключением России и Китая.


Ближний и Средний Восток


В этом регионе наибольших успехов в освоении ракетных технологий добились Израиль и Иран, которые смогли создать баллистические ракеты средней дальности. Помимо этого, в конце 80-х годов Саудовская Аравия получила из Китая 60 одноступенчатых жидкостных ракет CSS-2 («Дунфэн-3А») с дальностью стрельбы до 2,8 тыс. км для двухтонной головной части (при уменьшении веса головной части до одной тонны дальность полета ракеты увеличивается до 4 тыс. км). Для этого на территории страны были созданы три ракетные базы и специализированный учебный центр.


Нынешнее техническое состояние этих ракет вызывает серьезное сомнение. Подтверждением этого может служить факт того, что в 2005 году в Китае все ракеты CSS-2 были сняты с вооружения.


Израиль располагает твердотопливными двухступенчатыми ракетами мобильного базирования «Иерихон-2» с дальностью стрельбы 1,5–1,8 тыс. км с головной частью в одну тонну. Летно-конструкторские испытания ракет этого типа были проведены в период 1987–1992 годов. Сейчас Израиль имеет 50 баллистических ракет средней дальности «Иерихон-2».


Дальнейшим развитием стала двухступенчатая (некоторые полагают – трехступенчатая) ракета «Иерихон-3», разработка которой была завершена в 2005 году. Она способна доставить головную часть весом в одну тонну на расстояние до 4,8 тыс. км (промежуточная дальность). В 2008 году была испытана модернизированная ракета этого типа с дальностью полета 4,8–6,5 тыс. км (межконтинентальная дальность) при аналогичном весе головной части.


Вероятнее всего, ракеты «Иерихон-3» проходят этап летно-конструкторских испытаний. Вместо моноблочной 750-килограммовой ядерной боеголовки ракета этого типа способна нести разделяющуюся боевую часть с несколькими блоками индивидуального наведения. Предполагается ее базирование как в шахтных пусковых установках (ШПУ), так и на мобильных носителях, в том числе – железнодорожных.


Потенциально израильские баллистические ракеты промежуточной и межконтинентальной дальности, оснащенные ядерной головной частью, могут создать для всей Европы реальную ракетную угрозу. Однако такое в принципе невозможно, пока еврейское население составляет в стране большинство. До 2020 года глобального изменения национального состава Государства Израиль не ожидается (арабы-сунниты составляют всего 10% его населения).


На вооружении Исламской Республики Иран (ИРИ) имеются одноступенчатые жидкостные ракеты «Шехаб-3», «Шехаб-3М» и «Гадр-1». Их максимальная дальность стрельбы с 750-килограммовой головной частью не превышает 1,6 тыс. км. Сейчас Иран располагает не более 32 пусковыми установками (ПУ) ракет этих типов в составе бригады, размещенной в центральной части страны. Точность стрельбы этих ракет достаточно низка: их круговое отклонение от точки прицеливания (КВО) составляет 2,0–2,5 км.


В настоящее время ИРИ использует для своих баллистических ракет только подвижные носители. Однако вблизи Тебриза и Хорремабада построены шахтные пусковые установки. Потребность в этом могла возникнуть ввиду ограниченности количества подвижных пусковых установок. На Западе полагают, что ИРИ имеет всего 12 – 18 мобильных ПУ ракет «Шехаб-1» и «Шехаб-2», а также шесть ПУ для ракет «Шехаб-3» и «Гадр-1». Скорее всего представленное количество мобильных ПУ является заниженным, особенно для ракет «Шехаб-3» и «Гадр-1».


По мнению российских и американских специалистов, возможности развития жидкостных ракет в значительной степени исчерпаны. Это, конечно, не исключает создания иранцами многоступенчатых жидкостных ракет, но более вероятно, что основные ресурсы будут сконцентрированы на совершенствовании твердотопливных ракет (научный задел, полученный при разработке жидкостных ракет, находит свое применение в космической сфере).


Перспективная двухступенчатая твердотопливная ракета «Саджиль-2» имеет дальность полета до 2,2 тыс. км при весе головной части в одну тонну. При уменьшении веса головной части до 500 кг, что исключает использование ядерной боеголовки на основе оружейного урана, дальность стрельбы может быть увеличена до 3 тыс. км. Принятие в ИРИ на вооружение ракеты «Саджиль-2» возможно в 2013 году.


Несомненно, что в ближайшие годы иранские программы по совершенствованию баллистических ракет средней дальности получат дальнейшее развитие. После принятия на вооружение твердотопливной ракеты «Саджиль-2» через четыре-пять лет возможно создание новой трехступенчатой баллистической ракеты, использующей твердое топливо. По имеющимся оценкам, дальность ее полета с головной частью весом в одну тонну составит от 2,7 до 3,5 тыс. км. Этого явно недостаточно, чтобы создать потенциальную угрозу для всей Европы, особенно учитывая вероятное размещение перспективных ракет в центре ИРИ. И даже при благоприятном развитии событий маловероятно, что Иран до 2020 года сформирует более одной бригады трехступенчатых твердотопливных ракет.


Менее ясна ситуация в отношении иранских жидкостных ракет. Во-первых, возможно перепрофилирование под военные задачи используемых ракет-носителей. В этом случае, например, двухступенчатая ракета-носитель «Сафир-2» позволит доставить боеголовку весом 700–1000 кг на расстояние 2,2–2,4 тыс. км. Для увеличения дальности полета до 4 тыс. км придется в 2,5 раза увеличить вес ракеты, то есть до 60–70 тонн.


Во-вторых, опыт создания ракеты-носителя «Симорг» показал, что иранские специалисты способны использовать в качестве первой ступени связку из четырех ракетных двигателей типа «Нодон». В качестве второй ступени возможно применение ракеты «Гадр-1». В этом случае дальность доставки головной части весом в одну тонну составит 5 тыс. км. С целью обеспечения межконтинентальной дальности стрельбы вес ракеты придется увеличить до 120 тонн.


Однако указанные жидкостные ракеты слишком велики и требуют продолжительного времени подготовки к старту, в этот период они будут уязвимы для высокоточных средств поражения противника. Учитывая стоимость таких ракет и необходимость закупки для их изготовления ряда комплектующих за границей в условиях действующих санкций со стороны Совета Безопасности ООН, трудно предположить их массовое производство. Все это делает сомнительным саму возможность использования подобных ракет в военных целях.


Следовательно, Иран может создавать потенциальную ракетную угрозу только для близлежащих европейских государств. Для ее сдерживания вполне достаточно иметь базу противоракет в Румынии и уже развернутые радиолокационные станции в Турции и Израиле.


Южная Азия


Наибольший ракетный потенциал в Южной Азии де-факто имеет Индия. Он включает твердотопливные ракеты средней дальности: одноступенчатую «Агни-1» и двухступенчатую «Агни-2», способные доставить головную часть в одну тонну на расстояние 1,5 и 2,5 тыс. км соответственно. Серия их летно-конструкторских испытаний была завершена осенью 2002 года. Особенностью ракеты «Агни-1» является то, что траектория полета ее головной части корректируется по радиолокационной карте местности, что обеспечивает КВО до 100 м. Указанные ракеты используют мобильные ПУ двух типов – гусеничные и колесные.


Предполагается, что ракеты типа «Агни» будут снаряжаться ядерным боезарядом мощностью 100 кт. Одновременно ведутся работы по совершенствованию обычной головной части, которая может включать самонаводящиеся противотанковые снаряды или боеприпас объемного взрыва.


Разрабатывается новая ракета «Агни-3», которая будет иметь дальность полета до 5 тыс. км. Планы развития ракетных вооружений предусматривают создание МБР «Сурья» с дальностью стрельбы 8–12 тыс. км.


Ядерное государство Пакистан также смогло создать значительный ракетный потенциал, включающий жидкостные ракеты средней дальности. Одноступенчатая ракета «Гаури-1» («Хафт-5»), принятая на вооружение в 2005 году, имеет дальность полета до 1,3 тыс. км с головной частью весом 600–700 кг. Двухступенчатая ракета «Гаури-2» («Хафт-6») находится на этапе летно-конструкторских испытаний, ее максимальная дальность стрельбы составляет 2,0–2,3 тыс. км. Обе эти ракеты созданы при значительном проектном и инженерном участии специалистов из Северной Кореи. Их прототипами являются северокорейские ракеты «Нодон-1» и «Тэпходон-1» соответственно.


В настоящее время в Пакистане разрабатывается двухступенчатая твердотопливная ракета «Шахин-2». Предполагается, что она будет иметь дальность стрельбы до 2,5 тыс. км и устанавливаться на мобильную ПУ.


Таким образом, до 2020 года в Южной Азии МБР может создать только Индия, которая не имеет с Европой какого-либо конфронтационного потенциала. Перспективные баллистические ракеты Пакистана имеют дальность полета не выше 2,5 тыс. км, что явно недостаточно для достижения даже европейских границ.


Северо-Восточная Азия


Расположенные в регионе государства создали такой ракетный потенциал, который позволяет производить им ракеты средней дальности. Так, в 90-е годы на базе советской ракеты Р-17М (SCUD-С) и при активном участии Ирана и Ливии северокорейские специалисты создали жидкостную одноступенчатую ракету «Нодон-1» с максимальной дальностью стрельбы 1300–1500 км с полезной нагрузкой 700–1000 кг. Она имеет инерциальную систему управления.


Пхеньян способен разработать многоступенчатую баллистическую ракету. Об этом может свидетельствовать состоявшийся в апреле 2009 года старт северокорейской ракеты-носителя «Ынха-2» («Млечный Путь-2»), в качестве которой была использована модифицированная трехступенчатая ракета «Тэпходон-2», которая пролетела свыше 3 тыс. км. Ее первая и вторая ступени отработали успешно, а третья вместе со спутником (если он в реальности был) упала в Тихом океане.


Несколько ранее, в июле 2006 года, состоялось неудачное летно-конструкторское испытание двухступенчатой жидкостной ракеты «Тэпходон-2». Ее максимальная дальность действия оценивается в 3,5 тыс. км с боевой частью массой в одну тонну и 6 тыс. км – с 500-килограммовой головной частью.


Очевидно, что в Северной Корее ведутся работы по созданию двух- и трехступенчатых баллистических ракет типа «Тэпходон». Их дальность действия в зависимости от веса полезной нагрузки может составлять до 6 тыс. км при КВО 3,7–3,8 км. Однако отсутствие достаточного финансирования и отсталость материально-технической базы в условиях действия международных санкций на основе резолюций 1718 и 1874 Совета Безопасности ООН сильно затрудняют завершение работ по этому проекту. В частности, указанные резолюции требуют приостановить ракетную программу и восстановить мораторий на запуски баллистических ракет, что исключает саму возможность проведения летно-конструкторских испытаний разрабатываемых ракет. В таких условиях крайне маловероятно создание в КНДР к 2020 году МБР. Учитывая, что расстояние между Пхеньяном и Бухарестом – столицей ближайшего европейского государства составляет 7752 км, становится очевидным отсутствие для Европы северокорейской ракетной угрозы на весь рассматриваемый период.


Государства Северо-Восточной Азии способны производить ракеты средней дальности (сейчас такие ракеты есть только у Северной Кореи). Однако ввиду географической удаленности этого региона перспективные баллистические ракеты указанных государств не представляют для Европы реальной угрозы. Гипотетически МБР может создать только ближайший американский союзник – Япония, если примет соответствующее политическое решение.


Африка


На Африканском континенте наибольший ракетный потенциал имеет Южно-Африканская Республика (ЮАР). По некоторым данным, в 1974 году она установила с Тель-Авивом сотрудничество в области ракетных и ядерных технологий. ЮАР предоставила Израилю природный уран и полигон для проведения ядерных испытаний, а взамен получила технологии создания твердотопливного ракетного двигателя, который позднее нашел свое применение в составе первой ступени твердотопливной ракеты «Иерихон-2». Это позволило южноафриканским специалистам в конце 80-х годов создать твердотопливные ракеты: одноступенчатую RSA-1 (дальность полета от 1,0 до 1,1 тыс. с боезарядом 1,5 тонны) и двухступенчатую RSA-2 (аналог ракеты «Иерихон-2» с дальностью стрельбы 1,5–1,8 тыс. км с боезарядом аналогичного веса). Эти ракеты серийно не производились, так как в конце 80-х – начале 90-х годов ЮАР отказалась как от ядерного оружия, так и от возможных его ракетных носителей.


Бесспорно, что ЮАР имеет научно-технические возможности для создания баллистических ракет как средней, так и межконтинентальной дальности. Однако отсутствуют какие-либо веские причины для такой деятельности ввиду достаточно стабильной региональной ситуации и сбалансированной внешней политики.


Южная Америка


Бразилия имеет наибольший в регионе ракетный потенциал, который основывается на достижениях в космической сфере. Так, в этой стране разрабатывалась одноступенчатая твердотопливная ракета с максимальной дальностью стрельбы 600 км с головной частью весом 500 кг. При этом терминальная система наведения ракет обеспечивала их достаточно высокую точность стрельбы. В середине 90-х годов под давлением со стороны Вашингтона ракетная программа была прекращена. После этого все усилия в области ракетостроения были вначале сконцентрированы на программе создания четырехступенчатой ракеты-носителя VLS для вывода на низкие околоземные орбиты легких космических аппаратов, а затем – на разработке с помощью России семейства ракет-носителей под общим названием «Южный Крест».


Созданный технологический задел в ракетостроении позволяет Бразилии после принятия политического решения достаточно быстро создать баллистическую ракету малой, а в перспективе – и средней дальности.


Ракеты малой дальности


В настоящее время баллистические ракеты малой дальности (до 1 тыс. км) имеют Азербайджан, Алжир, Аргентина, Армения, Белоруссия, Вьетнам, Египет, Йемен, Казахстан, Конго, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Сирия, Турция, Тайвань, Туркменистан, Украина и Южная Корея. Из этих государств потенциальную ракетную угрозу для Европы может создать только член НАТО Турция ввиду своей географической близости, сложных отношений с Грецией, исламизации страны и усиления собственных региональных амбиций. В этих условиях принятие турецким руководством решения о создании баллистических ракет средней дальности, пока не подкрепленное реальным научно-техническим потенциалом, должно привлечь внимание Брюсселя.


Ракетные комплексы «Точка» («Точка-У») с дальностью стрельбы до 120 км имеются на вооружении Белоруссии и Украины. Они могут представлять для соседних европейских государств только гипотетическую ракетную угрозу. Ввиду малой дальности и высоты полета, а также использования боевой части в обычном (неядерном) снаряжении. Для парирования такой угрозы достаточно размещенных в Европе средств противовоздушной обороны.


Таким образом, проведенный краткий анализ убеждает в том, что до 2020 года ракетной угрозы для всей Европы не существует, если не рассматривать в качестве источника такой угрозы Россию или Китай. Для сдерживания же ракетных амбиций Ирана вполне достаточно развертывания в Румынии базы американских противоракет SM-3. Создание аналогичной базы в Польше и существенное повышение скорости движения противоракет, а тем более придание им стратегического статуса, то есть возможности перехвата боеголовок МБР, будет свидетельствовать о стремлении американской стороны к изменению существующего баланса сил в сфере стратегических наступательных вооружений. Такая деятельность будет препятствовать развитию российско-американских отношений и подталкивать Москву к принятию адекватных мер военно-технического характера.




Владимир Валерьевич Евсеев - директор Центра общественно-политических исследований

Права на данный материал принадлежат Независимое военное обозрение
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (33)
05.08.2013 » Семь раз отмерить (28)
19.01.2012 » Военно-политическая среда противоракетного сотрудничества (27)
30.01.2013 » Коррупция в оборонном секторе стоит миру $20 млрд (26)
16.02.2015 » Стратегия национальной безопасности ("The White House", США) (25)
30.08.2016 » В воздухе витает Третья мировая… (23)
05.03.2014 » Накануне большой войны (23)
22.04.2013 » Политика и национальная оборона (23)
15.03.2013 » Доклад Национальной разведки США: у Путина будут большие проблемы (23)
19.09.2011 » Пресс-конференция c Евгением Сатановским, президентом Института Ближнего Востока "Будет ли на Ближнем Востоке новая война?" (23)
25.08.2014 » Америке не нужна ПРО, направленная против России и Китая (22)
30.10.2012 » Как Вашингтон не утрачивал позиций на рынке вооружений (22)
24.05.2012 » Ядерное оружие: неофициальные потенциалы (22)
19.04.2012 » Клуб транжир (22)
08.02.2012 » О «похоронах» танков не может быть и речи (22)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна