На страже неба

Очередным гостем программы "Военный совет", которая выходит на радиостанции "Эхо Москвы" и телеканале "Звезда", стал начальник зенитных ракетных войск Военно-воздушных сил генерал-майор Сергей Попов.


- Сергей Владимирович, каково участие зенитных ракетных войск ВВС в проходящем учении "Восток-2010"?


- В нем принимают участие зенитные ракетные полки, входящие в состав бригад воздушно-космической обороны двух оперативных объединений ВВС. Все части привлекаются для отражения учебных ударов воздушного противника, проверки контрольных целей, а также в практических мероприятиях, связанных с совершением маневров на запасные позиции. По одному зенитно-ракетному дивизиону совершают маневрирование в бригадах воздушно-космической обороны - в Хабаровске и Владивостоке. В субботу в 10 часов по местному времени в Чите провел практические боевые стрельбы зенитной ракетной системой С-300ПС зенитно-ракетный полк под командованием полковника Олега Жаровских. Уничтожены 4 мишени, расход зенитных управляемых ракет составил 10 единиц, эффективность - стопроцентная. То есть та задача, которая была поставлена этому полку на практические действия главнокомандующим ВВС генерал-полковником Александром Зелиным, выполнена. В понедельник также на фоне практических мероприятий полк погружен в эшелон и отправлен к месту постоянной дислокации. Полк выполнял задачу со своим штатным вооружением и военной техникой.


- А какое у вас вооружение?


- На вооружении в зенитных ракетных войсках в основном стоят различные модификации системы С-300 - это ПС, ПМ. Причем ПМ есть как доработанный по специальному перечню работ - "Фаворит", так и недоработанный. Есть система С-400. В небольшом количестве - системы "Бук", системы С-300В, которые мы приняли от войсковой противовоздушной обороны. Сейчас на вооружение поступает система "Панцирь-С".


- Это оружие направлено против баллистических ракет?


- "Панцирь" - нет. "Панцирь" является комплексом малой дальности. Он закрывает ту нишу, которую ранее в старой системе ПВО занимал комплекс С-125 различных модификаций - М, М1. Вместо системы С-125 и принят на вооружение "Панцирь". На мой взгляд, это достаточно хорошая, по-настоящему боевая система. На борту она имеет 12 ракет и 1.400 снарядов. Она многоканальна, имеет 3 активных канала сопровождения цели.


- А что значит эта загадочная фраза - "многоканальна"?


- Все зенитно-ракетные системы в старой системе ПВО нашей страны до 1998 года были вооружены по всей территории Советского Союза одноканальными зенитно-ракетными системами - С-125, С-75, С-200. В основном только в районе Москвы была система С-300, ну и в некоторых других регионах. Затем эти одноканальные системы стали заменяться в 80-х - 90-х годах прошлого века на многоканальные. Это системы, которые позволяют обстреливать не одну цель, а сразу несколько.


- Здесь имеются в виду каналы выхода ракет?


- Да. 300-я система сопровождает одновременно шесть и стреляет по шести целям двенадцатью ракетами. Поступающая на вооружение система С-400 имеет каналов в 2 раза больше. Те системы, которые мы примем на вооружение в ближайшем будущем, также будут многоканальными, и цикл стрельбы в этих каналах будет постоянно сокращаться. То есть от момента обнаружения цели до момента завершения ее обстрела времени будет требоваться все меньше и меньше.


- Вы стреляете по ракетам?


- Мы стреляем по самолетам различного класса, по крылатым, оперативно-тактическим, тактическим, тактическим баллистическим ракетам. Каждый год на полигонах ведем огонь по таким целям. Мишени различные, очень широк их спектр.


- А насколько при этом мы успеваем следить за техническим прогрессом?


- Надо сказать спасибо предшественникам нашим, которые занимались разработкой зенитно-ракетной техники, и тем людям, которые сейчас этим занимаются. Научно-технический задел был таким, чтобы эта техника прослужила еще многие годы. Идеи, принципы, которые в нее заложены, имеют глубокий модернизационный задел.


Допустим, система С-400 несколько похожа на С-300, хотя это совсем другая система. Это несравнимые совершенно, разного класса вещи. Новая система, которая сейчас разрабатывается, о которой докладывал высшему военно-политическому руководству главнокомандующий ВВС, - С-500. В ней уже сделан очередной, следующий шаг, как минимум опережающий нашего вероятного противника примерно на 15-20 лет.


- И там тоже заложена модернизационная составляющая?


- Именно так. Потому что те самолеты, которые сейчас имеются у вероятного противника, самые новые и разрабатываемые, не представляют большой проблемы для подготовленных расчетов зенитных ракетных войск ВВС.


- Раз уж мы сказали спасибо предшественникам, давайте немного поговорим об истории рода войск. С чего все пошло? Ведь когда появились воздушные цели, надо было сразу придумать, как их уничтожить. Вначале ведь стреляли из винтовок и пулеметов по аэропланам...


- Да. Было такое. Неорганизованный огонь стрелковым оружием как один из способов борьбы с воздушным противником.


- А потом как это развивалось?


- Впервые идея стрельбы по воздушным целям не из артиллерии, а некими реактивными снарядами появилась в начале 1900-х годов. Вице-директор Путиловского завода Валовский еще в 1909 году предлагал чертежи пусковых устройств, а также реактивных снарядов, которые вращались вокруг своей оси, для стрельбы веером по 5-6 штук по аэроплану. Он понимал, что одним снарядом в самолет попасть сложно, и чтобы повысить эффективность стрельбы, надо пустить сразу несколько штук - может, какой-то и попадет. Он и соответствующие чертежи предлагал. Но работы были заморожены.


Во время Великой Отечественной войны обратили внимание на то, что "катюша" достаточно быстро перемещает снаряд. Пробовали стрелять по фашистским самолетам. Но убедились, что эффективность невысокая, хотя вплоть до 1945 года эти опыты продолжались.


С 1947 года активно прорабатывался вопрос по созданию ракет Р-112 и Р-115, "Ястреб" и "Стриж". При этом были использованы и германские научно-технические разработки.


В 1952 году высшим военно-политическим руководством страны была поставлена задача создать зенитное оружие, которое могло бы уничтожить тысячу самолетов, одномоментно наносящих удар по Москве. В то время не было управляемого ракетного оружия, были только свободно падающие бомбы. То есть самолет должен был долететь до границ города или центрального промышленно-экономического района и сбросить бомбу на объекты нашей страны... Такая система была создана. Она насчитывала в себе 56 полков, вооруженных зенитной ракетной системой С-25 "Беркут". Считается, что это название получилось от сложения сокращенных фамилий двух самых активных участников этого процесса - Берии и Кутахова. Но не Лаврентия Берии, а его сына Серго. Он занимался созданием этой системы.


После этого в 6 утра 8 июля 1956 года наши войска заступили на боевое дежурство по охране Москвы. Та система простояла на вооружении более 30 лет и была заменена на систему С-300.


В 1960 году отдельным постановлением был создан род войск - зенитные ракетные войска Войск противовоздушной обороны страны. И в таком виде они просуществовали до 1998 года.


- Одна из наших слушательниц спрашивает, а сейчас Москва надежно защищена?


- Москва защищена достаточно прилично. Думаю, вероятный противник вряд ли попробует испытать на прочность систему ПВО Москвы.


Кроме того, с переходом Вооруженных Сил на новый облик мы все полки, которые размещены вокруг Москвы - так называемые полки 1-го кольца, - поставили на боевое дежурство. Таким образом, повысили эффективность в плане реакции на действия противника. Максимально быстро мы можем перевестись в готовность к открытию огня. При этом идет плановая замена на новые системы. С-400 активно сейчас поступает. В ближайшее время, через месяц-два, очередной полк у нас получит технику.


- А что можно сказать о западных аналогах? Много было шума вокруг комплексов Patriot, которые в Польше поставили...


- Patriot - опорная система в НАТО для борьбы с воздушно-космическим противником. Хотя баллистические цели оперативно-тактического свойства они сбивают хуже наших. Тот комплекс, который в Польшу поставлен, это модификация PAC-2. Он похож, правда, с большими оговорками, на нашу систему С-300ПС. PAC-2 в основном предназначен для борьбы с пилотируемой авиацией, крылатыми ракетами и оперативно-тактическими баллистическими ракетами, которые летят со скоростями до 1.200 метров в секунду. При этом эффективность его ниже, чем у нас. Есть и модификация PAC-3 у вероятного противника, но она не дотягивает до нашего


С-300ПМ. Если же ПМ доработан по программе "Фаворит", то он будет посильнее PAC-3.


А вот аналогов наших систем С-400, и тем более С-500, у вероятного противника нет. У нас есть информация о том, как проводятся учебные пуски на Западе. Лучше наших систем пока ничего в мире нет. Это точно.


Наши комплексы реально попадают в высокоскоростные малоразмерные цели. Например, у нас есть мишень "Кабан". Поднимается такая мишень на высоту 50-55 километров и оттуда со скоростью 2 тысячи метров в секунду падает стремительно, как камень. И наши расчеты ее сбивают. Курсанты Ярославского зенитно-ракетного училища четыре "Кабана" в апреле сбили...


- А какие еще бывают мишени?


- Наша военная промышленность разрабатывает, изготавливает и эксплуатирует для нас достаточно большой типоряд мишеней. Одни мишени имитируют пилотируемую авиацию, другие - оперативно-тактические ракеты, третьи - крылатые. Каждый год весь этот типоряд на полигонах используется. Есть специальные пусковые столы, с которых запускаются эти мишени. Розыгрышем руководят, как правило, те люди, которые на полигоне представляют командование учебных центров, по сценарию, который составляется в качестве замысла учения его руководителем, командирами бригад воздушно-космической обороны либо командующими командования ВВС и ПВО. В определенном промежутке времени ракеты-мишени или просто мишени запускаются, имитируя тот или иной фрагмент действий вероятного противника, например массированный ракетно-авиационный удар. По югославскому сценарию или по иракскому сценарию мы разыгрываем эти действия. Накануне боевой стрельбы это делает реальная авиация, как правило, центра боевой подготовки, который дислоцируется в Астрахани. А на следующий день после так называемой учебной стрельбы мы работаем уже с боевыми пусками ракет. Тогда и происходит запуск мишеней.


В этом году по указанию главнокомандующего и начальника Главного штаба ВВС мы особой директивой обязали все полки стрелять не менее чем по четырем мишеням, одновременно входящим в зону, за время не более 1 минуты. Нынешний весенний период стрельб прошел нормально, все части отстрелялись прилично. Эффективность средняя 82%. Сбивались мишени "Армавир МВУ", "Стрижи" различных модификаций, "Кабаны", "Рейс" - ракета-мишень. Также была произведена стрельба по наземным целям.


- А какова степень реальности сценария? Ведь никто же на войне не будет предупреждать: "Мы будем обстреливать вас тогда-то и тогда-то".


- Мы бы хотели добиваться полной неожиданности для подчиненных. Но оба наших полигона, учебные центры, и 42-й в Ашулуке, и 513-й в Чите - Телемба, граничат с областями, где живут люди. Ашулук вообще граничит с Казахстаном. То есть стрельба там - достаточно опасное мероприятие, нужно соблюдать меры безопасности. Однако в этом году ракетчиков бригады воздушно-космической обороны, которой командует полковник Демин, - это север нашей страны - проверили реально, запустив им мишень типа "Стриж", а также мишень "Пищаль-Б" - это ракета 125-го комплекса, переделанная в мишень, которая имитирует оперативно-тактическую ракету. Обеспечил такой сценарий начальник Главного штаба ВВС генерал-лейтенант Волковицкий, лично находившийся на этом мероприятии. Неожиданность была достигнута, а задача выполнена.


- Мы говорили о том, что Москва защищена надежно. А что можно в целом о стране сказать?


- Всю страну в целом мы защищаем, так скажем, в той части, в которой нам поставлена задача. Зенитные ракетные войска защищают особо важные государственные, военные объекты, инфраструктуру страны. Участки, где зенитные ракетные войска не могут справиться с задачей, где их просто нет, прикрываются истребительной авиацией.


- А где вы берете кадры? Ведь чтобы управлять такими комплексами, нужны хорошо подготовленные люди...


- Система подготовки офицерских кадров выглядит следующим образом. В СССР было 8 зенитно-ракетных училищ, в России - одно. Ярославское высшее зенитно-ракетное училище готовит нам специалистов на системы, которые стоят на вооружении. Это училище располагает достаточно серьезной учебно-материальной базой. Лейтенанты приходят хорошо подготовленными, нормально служат, увольняющихся досрочно все меньше и меньше.


Кроме того, в войсках иногда возникает необходимость переучить офицера с одной системы на другую либо с одного комплекса на другой. Для этого существует центр зенитных ракетных войск, который находится под Санкт-Петербургом, в Гатчине. Этот центр также готовит боевые расчеты - это тоже один из видов подготовки. Наше оружие коллективное, и задачу на зенитно-ракетных комплексах, на командных пунктах зенитно-ракетных полков, на командных пунктах дивизионных групп выполняют несколько человек. Боевой расчет - 5-7 человек. От того, насколько эти люди слаженно работают, зависит выполнение боевых задач. Их учат правильно выполнять свои функции или операцию в составе сложного процесса, поймать цель, захватить ее на сопровождение, обстрелять, оценить результаты стрельбы, потом принять решение, повторно надо обстреливать или нет... Это очень сложный процесс. У нас в зенитных ракетных войсках штаты выстроены особым образом: тот, кто сидит на рабочем месте и воюет, одновременно является инженером одной из систем, отвечает за технику, за ее исправность, настройку, состояние боевых параметров. Поэтому нам, конечно, нужны очень подготовленные люди.


- А у вас служат по призыву?


- Да. В последнее время количество военнослужащих по призыву увеличилось.


- А чем занимаются солдаты, служащие по призыву?


- Часть солдат к нам приходит из учебных подразделений. Нам ведь необходимы электромеханики, дизелисты, операторы заряжающих машин, операторы вышек, на которых поднимаются локаторы, другие специалисты, то есть это должны быть обученные солдаты. Они приблизительно 3,5 месяца обучаются и приходят достаточно подготовленными. В Белгороде учатся, там хороший центр.


- Это ваши собственные центры, которые именно для вас готовят?


- Да. Очень внимательно за ними следит наш главнокомандующий, оценив качество подготовки. Это очень важно. Потому что сроки службы солдат сокращаются, а качество надо поддерживать.


...А остальные занимаются, сразу приходя в войска, боевым слаживанием по специальным программам так, чтобы, полгода прослужив, быть полностью готовым выполнить задачу. Конечно, на нашем вооружении солдатам служить сложновато. Для того чтобы они правильно и качественно занимались боевой подготовкой, их надо меньше отвлекать на хозяйственные работы.


- Сейчас к этому дело и идет.


- Этого требует от нас министр. Мы сейчас переходим из одного состояния в другое. Я вам скажу, что сейчас в принципе обстановка позволяет нам поднять уровень солдат выше, чем раньше.


- А из вузов большой процент призывников идет?


- Сейчас - большой. В зенитные ракетные войска у нас серьезно отбирают, основательно.


- То есть вы отбираете людей, которые потенциально могут быть лучше готовы?


- Да, конечно. Наши вузы сейчас достаточно хорошо готовят. И к тому же пункты управления, командные пункты дивизионов, оснащение рабочих мест, сама операционная система очень похожи на привычные всем гражданские системы, которые имеются в обычных персональных машинах.


- Пришел интересный вопрос от Игоря: "Если мишень не уничтожена, что с ней происходит?"


- Если мишень не уничтожена, то она самоликвидируется.


- То есть "Кабан" до города "не добежит"?


- На мишени перед стартом выставляются исходные установки - на какую высоту она будет подниматься, с какой скоростью лететь, в каком месте начнет пикирование, допустим, и на каком рубеже, если она не уничтожена, ее уничтожают. В последнее время процессом самоликвидации очень хорошо занимается у нас принимаемая на вооружение система "Панцирь-С".


Вот Тульское конструкторское бюро "Приборостроение", которым руководит Игорь Степаничев. Представители этого предприятия приезжают на учения и становятся на подбор во 2-й эшелон. Все мишени, которые пропускает "трехсотка" или "четырехсотка", отрабатывает "Панцирь". И, так сказать...


- Подбирает.


- Да. Потому что все равно уже мишень запущена... И мы тренируемся по максимуму.


- Скажите, а на таких предприятиях сохраняется ли преемственность кадров? Как там происходит смена поколений? Нет ли такого, что все держится на ветеранах? Достаточно ли там молодых специалистов?


- Это нормальные предприятия, где достаточно и людей зрелых, и людей среднего возраста, и молодых... В Туле - так там вообще очень много молодежи, как в старые добрые времена. Гудит гудок, организованно подходят автобусы. Так что все нормально.


Андрей Гавриленко

Права на данный материал принадлежат Красная звезда
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна