Положение обязывает

Политико-географические условия диктуют необходимость иметь стратегические подводные ракетоносцы на двух флотах – Северном и Тихоокеанском

Для решения задач сдерживания в предстоящее 30-летие и на перспективу необходимы подводные ракетоносцы с высокой скрытностью, живучестью, автономностью, способные поддерживать защищенную связь с центрами управления и действовать подо льдами Арктики.


Руководство России, Министерство обороны РФ, главное командование Военно-морского флота уделяют первостепенное внимание поддержанию на высоком уровне боевого потенциала морских стратегических ядерных сил. Развитие МСЯС тех государств, которым уровень экономики, промышленности и технологий позволяет подобные силы иметь, происходит циклично, и там можно наблюдать схожие тенденции. Сейчас ВМФ России, как и ВМС США, Великобритании и Франции, пришли к периоду создания новых проектов атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), поскольку сроки службы кораблей этого типа, стоящих сегодня на вооружении, заканчиваются.


Планы НАТО


В США необходимость работ по подводной лодке с баллистическими ракетами нового поколения была впервые сформулирована в 2001 году в «Обзоре ядерной стратегии» (Nuclear Posture Review – NPR-2001). В нем было заявлено о необходимости сохранения морских стратегических ядерных сил. В качестве ориентировочного срока ввода в состав флота ПЛАРБ нового поколения был обозначен 2029 год, когда из состава ВМС должна быть выведена первая из имеющихся в строю подводная лодка типа Ohio – Henry M. Jackson (SSBN-730). Новые ПЛАРБ получили обозначение SSBN(X), замененное впоследствии на ORP (Ohio Replacement Program, программа замены подводных лодок типа Ohio). Проектные работы по новой лодке были начаты в 2008 году. В 2014 году, после проработки и оценки большого количества вариантов, был утвержден технический облик этого корабля. Начало постройки головной ПЛАРБ ORP запланировано на 2021 год, а в 2031-м эта лодка должна выйти на первую боевую службу. К 2042 году ПЛАРБ ORP должны полностью заменить ПЛАРБ типа Ohio. При этом число ракет и боевых блоков в составе морских ядерных сил США планируется уменьшить – 14 ПЛАРБ типа Ohio с 24 баллистическими ракетами каждая (336 ракет) будут заменены на 12 ПЛАРБ ORP с 16 ракетами каждая (192 ракеты, на 48 единиц меньше, чем предусмотрено договором СНВ-3).

[cloud]“Определение необходимой численности ПЛАРБ и количества ракет на борту является задачей, при решении которой уже невозможно опираться только на опыт холодной войны”[/cloud]


Работы по новым ПЛАРБ ВМС Великобритании тесно связаны с Ohio Replacement Program. В 2007 году английский парламент одобрил предложенную правительством программу замены четырех ПЛАРБ типа Vanguard, срок службы первой из которых истекает в 2028-м. К 2011 году закончилась фаза концептуального проектирования новых лодок, получивших название Successor, в ходе которой было достигнуто соглашение с США о разработке единого ракетного отсека для ПЛАРБ типа ORP и Successor. Строительство головной ПЛАРБ Successor планируется начать в 2016 году, в 2028-м она должна вступить в строй. На данный момент предполагается постройка четырех новых лодок, которые заменят ПЛАРБ типа Vanguard. Как и ПЛАРБ типа ORP, новые британские лодки будут нести меньше оружия, чем их предшественницы. Чтобы снизить стоимость новых кораблей, количество баллистических ракет на лодке было уменьшено до восьми единиц по сравнению с 16 ракетами на ПЛАРБ типа Vanguard. Соответственно ракетные отсеки ПЛАРБ Successor и ПЛАРБ типа ORP будут представлять собой набор из разного числа унифицированных «четырехшахтных» модулей.


Вступление в 2010 году ПЛАРБ Le Terrible в состав ВМС Франции ознаменовало завершение программы создания четырех «ПЛАРБ нового поколения» (SNLE-NG) типа Le Triomphant. Незадолго до этого, в 2009 году Минобороны Франции заключило контракт с компанией DCNS на выполнение предварительных проектных разработок по «будущим средствам океанского сдерживания» (FMOD – Futur Moyen Oceanique de Dissuasion). В 2011 году проект FMOD получил наименование, более четко отражающее его сущность, – «ПЛАРБ третьего поколения» (SNLE-3G). К 2015 году предполагается закончить определение облика этих подводных лодок, постройка кораблей начнется в период 2020–2025 годов. К 2030 году головная ПЛАРБ SNLE-3G должна войти в состав ВМС и заменить выводимую ПЛАРБ Le Triomphant.


Сама необходимость замены выводимых из состава флотов ПЛАРБ новыми стратегическими лодками не вызывает сомнений. Развернутую аргументацию по этому вопросу приводит британская «Комиссия Трайдент» (Trident Commission) – независимый межпартийный орган, созданный для исследования политики Великобритании в области ядерного оружия. В ее отчете 2014 года говорится: «Если есть хоть небольшая вероятность того, что наличие ядерного оружия может сыграть существенную роль в обороне Великобритании и ее союзников, в предотвращении ядерного шантажа или во влиянии на общий контекст безопасности, то это оружие необходимо сохранить». Французская «Белая книга по обороне» (Livre blanc sur la defense), выпущенная в 2013 году, также однозначно говорит о необходимости сохранения ядерного оружия как средства сдерживания. Контр-адмирал ВМС США Джозеф Тофало, руководитель программы создания подводных сил, сформулировал эту мысль так: «Речь не идет о том, собираемся мы строить силы стратегического сдерживания или нет. Мы собираемся. Мы должны это делать. Время пришло, это надо делать каждые 50 лет».


Для руководства этих стран очевидна и роль ПЛАРБ в ядерном сдерживании. Британские ядерные силы состоят только из одного элемента – морского, в силу этого Великобритания может сохранить статус ядерной державы, лишь имея в строю боеспособные ПЛАРБ. Французские ядерные силы включают всего две компоненты – морскую и воздушную, ликвидация наземной компоненты была завершена в 1999 году. Хотя основные доктринальные документы говорят о сохранении этой структуры как минимум до 2019-го, некоторые военные и политики уже высказались за сохранение в перспективе только одной компоненты – ПЛАРБ. В США после выполнения условий договора СНВ-3 доля морской составляющей в общем ядерном потенциале возрастет до 70 процентов. Главной причиной предпочтения морской компоненты всеми сторонами является ее высокая боевая устойчивость. В отчете Министерства обороны США по ядерной доктрине, выпущенном в 2010 году, прямо отмечено, что «стратегические атомные подводные лодки и находящиеся на них баллистические ракеты представляют собой наиболее жизнеспособную составляющую ядерной триады США».


ПЛАРБ Pennsylvania принята в состав ВМС США в сентябре 1989 года


Конечно, утвердительные высказывания высокопоставленных политиков по вопросу ядерного сдерживания, как и необходимость его обоснования в фундаментальных документах по обороне, появились неспроста. В сегодняшнем мире наличие ядерного оружия экономически гораздо более затратно, чем в 70-е и 80-е годы. Так, стоимость создания 12 ПЛАРБ программы ORP оценивается в 90–100 миллиардов долларов, поэтому в американской прессе появляются обсуждения о необходимом количестве ПЛАРБ. Однако сегодня ведущие морские державы не собираются отказываться от наличия ПЛАРБ в составе своих ВМС. Министр обороны США Чак Хейгел подчеркнул единодушие американского политического руководства по этому вопросу: «Я уверен, президент уверен, все высшее руководство уверено – нам нужно новое поколение ПЛАРБ. Это наш приоритет». Речь идет лишь об обосновании разумного уровня их стоимости, напрямую вытекающего из требуемого количества этих подводных лодок и требований к ним. Эта мысль содержится в лозунге программы создания ПЛАРБ ORP: «Обеспечение убедительного сдерживания при наименьшей возможной стоимости».


Срок службы первой из построенных ПЛАРБ типа Vanguard Королевских ВМС истекает в 2028 году


Определение необходимой численности ПЛАРБ и количества ракет на их борту является задачей, при решении которой уже невозможно опираться только на опыт холодной войны. Сокращение ядерных арсеналов РФ и США делает важным учет ядерных потенциалов Великобритании и Франции – их относительная величина возрастает по мере сокращения числа российских и американских зарядов. При этом США, Великобритания и Франция входят в альянс НАТО, составляющий потенциальную угрозу для безопасности России.


Инвестиции в статус


Появление новых ядерных держав и развитие средств ПРО вносят дополнительные граничные условия в и без того сложное уравнение. Однако неизменным остается одно: необходимость обеспечения боевой устойчивости ПЛАРБ, достигаемой как за счет высокой скрытности каждой отдельной лодки, так и благодаря достаточному их количеству. Ведь ПЛАРБ обладает скрытностью и боевой устойчивостью только в море, в подводном положении.


Le Terrible ВМС Франции ознаменовала завершение программы создания «ПЛАРБ нового поколения»


Точно так же понимают роль ядерного оружия Индия, Китай и другие «новые» ядерные державы, стремящиеся создать средства сдерживания, в том числе морские, как гарантию своей безопасности.


Военно-политическое руководство России понимает и подчеркивает важность сохранения средств ядерного сдерживания. Министр обороны Сергей Шойгу отметил, что значение ядерного оружия как инструмента сдерживания для поддержания стратегического равновесия сил сохраняется. Так же однозначен в своих оценках и президент РФ Владимир Путин: «Прежде всего речь идет о создании рациональной номенклатуры ударных средств, обеспечивающих гарантированное решение задачи ядерного сдерживания».



В состав ВМС НОАК с 2007 года вступают ПЛАРБ типа 094 «Цзинь»


Из этих заявлений вполне логично вытекает необходимость обновления морской компоненты сил ядерного сдерживания. Предыдущие поколения отечественных стратегических ракетоносцев – лодки проектов 667БДР, 667БДРМ подходят к истечению полного назначенного срока службы. Даже с учетом его возможного продления по техническому состоянию кораблей возраст самых «молодых» из них приближается к 30 годам. Скрытность этих лодок уже не всегда соответствует современным требованиям и тем более имеющимся взглядам на перспективу, в силу чего дальнейшее продление срока их службы не представляется целесообразным.


Численность группировки стратегических подводных лодок типа «Борей» также может рассматриваться как адекватная новому контексту мировой безопасности и имеющимся экономическим реалиям. Ракетоносцы проектов 667БДР и 667БДРМ, а также подлодки проекта 941, находившиеся в составе ВМФ в последние годы, будут заменены ракетоносцами проектов 955 и 955А. Как и в случае американской и британской программ, налицо сокращение количества кораблей. Можно ли и дальше уменьшать число стратегических подводных лодок, не снижая эффективности сдерживания? Маловероятно. Политико-географическое положение нашей страны диктует необходимость наличия стратегических подводных ракетоносцев на двух флотах – Северном и Тихоокеанском. Снижение общего числа стратегических кораблей может привести к неприятному результату – вероятности того, что в море не окажется ни одной лодки, то есть общая боевая эффективность группировки резко снизится, соответственно – и эффективность сдерживания.


Для решения задач сдерживания необходимы подводные ракетоносцы с высокой скрытностью, живучестью, автономностью, способные поддерживать защищенную связь с центрами управления и действовать подо льдами Арктики. Только такие корабли смогут на протяжении тридцати и более лет эффективно решать задачи ядерного сдерживания. Инвестиции в морскую компоненту стратегических ядерных сил – это крупные инвестиции с длительным сроком возврата. Но наличие МСЯС у России – важнейшая часть статуса великой морской державы.


Игорь Вильнит, генеральный директор ЦКБ «Рубин» – генеральный конструктор РПКСН (ракетных подводных крейсеров стратегического назначения)


Опубликовано в выпуске № 48 (566) за 24 декабря 2014 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2017, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна