Беззащитные рубежи космоса

Сможет ли Россия восстановить деградировавшую орбитальную систему предупреждения о ядерной атаке

Военное ведомство РФ озадачилось развитием средств ядерного нападения в мире. 30 октября замминистра обороны Юрий Борисов, заявил, что это вынуждает Россию активно заниматься развитием системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), и, в частности, его космического и наземного сегментов.


- Появились маневрирующие боевые части баллистических ракет, появились новые средства преодоления ПРО. Все это вынуждает совершенствовать СПРН и, в частности, ее космический сегмент, - отметил он.


Борисов напомнил, что мощными орбитальными группировками располагали Соединенные Штаты и Советский Союз.


- Но позднее «наш космический сегмент несколько деградировал», - признал замминистра, добавив, что сегодня Минобороны динамично восстанавливает космический сегмент СПРН.


- В самое ближайшее время будут запущены космические аппараты Единой космической информационной системы, - заметил Борисов.


Напомним, в июле 2014 года, когда осложнилась геополитическая обстановка, когда Запад голословно обвинял нашу страну в военной агрессии по отношению к «демократической» Украине и вводил санкции, вдруг выяснилось, что у России могут быть проблемы с реакцией на ядерное ракетное нападение вероятного противника. В частности, появилась информация (которую никто из представителей Минобороны так и не опроверг) о том, что последний геостационарный спутник СПРН «Око-1» вышел из строя. То есть у России на геостационарной орбите не осталось ни одного спутника, способного засечь старты ракет с территории вероятного противника.


Кроме того, на высокоэллиптической орбите хоть и продолжают выполнять задачи два аппарата (считается, что для полноценной работы необходимы минимум шесть), однако они запущены еще в 2007-2008 годах и работают с серьезными ограничениями – только три часа в сутки.


Правда, в июле появилась другая информация: до конца 2014 года войска воздушно-космической обороны должны запустить на высокоэллиптическую орбиту недавно созданный космический аппарат «Тундра» СПРН, который заменит систему «Око-1» с ее геостационарными спутниками 71Х6 и высокоэллиптическими 73Д6. И именно с этого момента начнется развертывание долгожданной Единой космической системы (ЕКС), одной из функций которой станет раннее предупреждение о ракетном нападении. Но! О запуске спутников СПРН следующего поколения говорят аж с января 2009-го, поэтому запустят ли «Тундру» с космодрома Плесецк в этом году - большой вопрос.


Чтобы было понятно, стоит сказать о важности орбитальной системы предупреждения. В случае массированной атаки нашей страны стратегическим ядерным вооружением, основные носители которого - межконтинентальные баллистические ракеты, российские войска должны гарантированно нанести атакующей стороне неприемлемый урон ответными пусками. И чтобы обеспечивать надежное ядерное сдерживание, нужна система, которая позволит как можно обнаружить старты, чтобы политическое руководство оперативно приняло решение о контратаках.


Без космического сегмента не может быть нормальной системы предупреждения о ракетном нападении, потому что радиолокационные станции наземного эшелона видят ракеты, когда они уже вышли в космос, а нужно - сразу после старта, говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.


- Конечно, надежда на то, что космический сегмент СПРН будет восстановлен, есть, однако когда это произойдет – неизвестно, потому что это зависит от огромного количества факторов. К тому же остаются нерешенными три главных проблемы: первая – это дезаорганизованность, вторая – устаревание оборудования и нехватка производственных мощностей, третья – старение кадров высокой квалификации.


Главный редактор журнала «Арсенал», полковник запаса Виктор Мураховский замечает: у многих в России неверное представление о Единой космической системе.


- ЕКС подразумевает создание некой универсальной платформы, на которой будут базироваться большинство космических аппаратов военного и двойного назначения. То есть в ЕКС войдут спутники предупреждения о ракетном нападении, оптико-электронной, радиолокационной и радиотехнической разведки, спутники военной системы связи и другие. Все это будет объединено единым управлением и единой системой обработки данных. Добавлю, что единая унифицированная платформа обеспечит «сборку» спутников различного назначения, что значительно удешевит стоимость аппаратов из-за унификации модулей.


Развертывание ЕКС заложено в госпрограмму вооружений до 2020 года, но количество и типы спутников в ней – это закрытые данные, но что касается СПРН, то предусмотрена ее модернизация сразу по нескольким направлениям.


Первое – к 2018 году по периметру наших границ будет создано сплошное радиолокационное поле метрового и дециметрового диапазона.


«СП»: - Вы имеете в виду РЛС «Воронеж»?


- Да, радиолокационные станции системы предупреждения о ракетном нападении высокой заводской готовности… Так вот, такого сплошного поля не было даже в советское время.


Что касается центров управления и системы обработки данных. Это категория модернизируется, в частности, все это будет включено в Национальный центр управления обороной страны, который с 1 декабря ставится на опытно-боевое дежурство, а с марта 2015 года – вводится в строй, что называется, на «постоянку». Там командующие видами и родами войск, начальник Генштаба, Минобороны и политическое руководство страны в режиме «онлайн» будут получать обработанные данные, в том числе и от спутникового сегмента СПРН, который позволяет обнаруживать и отслеживать пуски старты не только МБР, но и оперативно-тактических и тактических ракет. Хотя, в принципе, и наземные РЛС без спутниковых систем достаточно глубоко и далеко «смотрят». Я напомню, что в 2013 году РЛС в Армавире зафиксировала пуск двух баллистических ракет в Средиземном море...


Но если спутниковый сегмент будет восстановлен, то, конечно, это позволит контролировать всю поверхность земного шара и акваторию Мирового океана.


«СП»: - Пока в планах у Минобороны запустить на высокоэллиптическую орбиту только один аппарат «Тундра». Вряд ли этого будет достаточно, чтобы «закрыть» такую территорию…


- Конечно, недостаточно. Он, скорее всего, будет выполнять роль опытно-испытательного аппарата для отработки взаимодействия с наземным сегментом системы управления, а также для отработки элементов новой платформы. По идее, нам нужно иметь шесть, а лучше восемь спутников в космическом сегменте СПРН.


«СП»: - «Тундру» пока не запустили, на геостационарной орбите у нас спутников нет, а на высокоэллиптической – три с ограниченным временем действия. Такую ситуацию можно назвать критической?


- Нет, как я уже сказал, наземный сегмент СПРН полностью обеспечивает своевременное обнаружение стартов ракет. Станции метрового диапазона «глядят» дальше, но с меньшей точностью, а дециметровые – ближе, но с высокой точностью определяют параметры объекта и его траекторию.


«СП»: - Замминистра обороны напомнил, что космическими сегментами СПРН располагали Соединенные Штаты и Советский Союз. Как у наших партнеров обстоят дела с космическим сегментом?


- К сожалению, хорошо. У них есть отдельное агентство, которое занимается космосом, - Национальное управление военно-космической разведки США (УНР) с ежегодным бюджетом – более 10 млрд. долларов. Оно и запускает космические военные аппараты, управляет ими, а затем - в интересах различных военных ведомств анализирует информацию. Причем, если, допустим, разведывательные спутники для слежения за надводными кораблями противника принадлежат ВМС, но запуск и управление ими - осуществляет УНР.


У Штатов развернута достаточно мощная орбитальная группировка, причем они только экспериментальные спутники военного назначения запускают по три-четыре раза в год. И, конечно, на аппаратах стоит мощная «электроника». Что и говорить, знаменитая компания Fairchild Semiconductor ставит такие матрицы на спутники СПРН, разрешающая способность которых даже не сообщается - засекречена, но по оценкам специалистов, аппараты с такой «начинкой» могут обнаруживать пуски зенитных ракет ЗРК «Тор», «Бук» или даже ЗРК «Оса».


«СП»: - Удастся Минобороны РФ оперативно восстановить космический сегмент СПРН?


- Перед военным руководством поставлена прямая задача, под нее предусмотрено финансирование в госпрограмме вооружений. Более того, эти сегменты находятся в так называемом президентском списке видов вооружений и военной техники, за исполнением пунктов которого Верховный Главнокомандующий следит лично.


«СП»: - Однако запуск спутников СПРН следующего поколения, по словам наших военачальников, должен был начаться еще в 2009 году...


- Ну, когда 20 лет на печи лежишь и ничего не делаешь, потом очень трудно встать и по-богатырски раскидывать врагов по углам…


Антон Мардасов

Права на данный материал принадлежат Свободная пресса
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

12.12.2014 » Глава российского Генштаба генерал армии Валерий Герасимов встретился с иностранными военными атташе (9)
28.03.2017 » Насколько важна преемственность ВПК России и СССР? (8)
26.12.2016 » Основы несокрушимости (8)
30.08.2016 » Украинскую ракету "Воевода" заменит российский "Сармат" (8)
15.09.2014 » Начальник российского Генштаба - об основных задачах развития армии (8)
09.07.2014 » Контроперация на семь баллов (8)
16.10.2013 » Для совершенствования ВКО ничего не делается (8)
29.01.2013 » Армии XXI века: звон мечей и стон булата (8)
30.07.2012 » Бреши и окна в противоракетном зонтике страны (8)
04.07.2012 » Серьезной угрозе адекватный ответ (8)
16.07.2010 » Гонка щитов (8)
06.07.2009 » Дайджест журнала «Военный парад» № 3 (93), Май - Июнь 2009 года (8)
18.03.2009 » Государственный оборонный заказ: итоги и планы (8)
15.02.2017 » ПВО в четвертом поколении (7)
06.01.2017 » Глаза для ядерной войны (7)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна