ДОВСЕ не для всех

Отказ Запада ратифицировать адаптированный вариант ДОВСЕ был лишь предлогом, из-за которого Россия приостановила свое участие в Договоре. На самом деле, ДОВСЕ стал обузой, не совместимой с целями, которые преследуют, и Россия, и НАТО.


Указ о временном выходе России из ДОВСЕ президент России Владимир Путин подписал 12 июня. После чего российские политики, военные и политические эксперты стали наперебой объяснять гражданам, почему Владимир Путин пошел на такой шаг. Если суммировать все их высказывания, можно выделить четыре основные причины недовольства российской стороны. Во-первых, страны Запада не выполняют обязательств по ускоренной ратификации соглашения об адаптации ДОВСЕ. Во-вторых, в результате расширения НАТО на Восток члены альянса значительно превысили установленные договором ограничения по количеству вооружений. "Сейчас количество обычных вооружений у НАТО в 3-4 раза превышает количество вооружений в России. Я учился в военной академии, и знаю, что во всех учебниках говорится, что именно такое превосходство над противником необходимо нападающей стороне для начала войны", -- предостерегает военный эксперт Виктор Литовкин. В-третьих, США намерены разместить "существенные боевые силы" на базах в Болгарии и Румынии, что запрещено договором. И, в-четвертых, - в договоре до сих пор не участвуют Латвия, Литва и Эстония, хотя это было одним из условий, выдвинутых Россией НАТО накануне вступления стран Балтии в альянс.


Со своей стороны, члены НАТО объясняют свое нежелание ратифицировать адаптированный вариант ДОВСЕ из-за того, что Россия не выполняет Стамбульские договоренности и не выводит свои войска из Приднестровья и Грузии. "Вывод российских войска из Грузии и Приднестровья не имеют юридического отношения к Стамбульским соглашением, -- заявил директор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев в ходе круглого стола о будущем ДОВСЕ в агентстве РИА-Новости, -- Это двусторонние договоренности с Молдавией и Россией.


Начальник отдела по контролю над обычными вооружениями Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ Антон Мазур и вовсе считает, что требование вывести российские войска из Приднестровья и Грузии - это лишь очередной предлог для того, чтобы не ратифицировать адаптированный вариант ДОВСЕ. "Для этого есть, прежде всего, политические причины. США используют ДОВСЕ как своеобразный рычаг для достижения своих геополитических интересов". По мнению господина Мазура, эти интересы сводятся, прежде всего, к вытеснению России с постсоветского пространства. "Есть и военный аспект нежелания США ратифицировать адаптированный ДОВСЕ. Адаптированный ДОВСЕ предполагает усиление мер обмена информацией. Когда американцы столкнулись с необходимостью перебросить свои европейские базы перед операцией в Ираке, они пришли к выводу, что адаптированный ДОВСЕ был бы для них значительной головной болью. Отсюда их стремление заморозить ратификацию адаптированного ДОВСЕ", -- говорит господин Мазур.


Вряд ли демарш России убедит членов альянса срочно ратифицировать адаптированный ДОВСЕ. А США не раздумают размещать свою систему ПРО в Польше и Чехии. И дело вовсе не в том, что Запад готовит военное наступление на Россию. В это, кстати, не верят даже российские эксперты. "Никто извне нам всерьез не угрожает в военном плане, и даже отдаленно не пытается диктовать нам свои интересы с помощью силы. России, прежде всего, угрожает неконсолидированная демократия - недоразвитость демократических институтов, а внешняя угроза сведена до минимума, если не говорить об угрозе терроризма и угрозе распространения ядерного оружия, которые на сегодняшний день являются общемировыми", - считает Сергей Ознобищев.


Военные усилия НАТО сосредоточены сейчас как раз на решении этих общемировых угроз. Недавно генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер перечислил главные угрозы для стран НАТО: "Во-первых, - это угроза глобального терроризма, жертвами которого были Россия, США, Бали, Испания, Турция. Во-вторых, это распространение оружия массового поражения и ракетная технология. И третья угроза - это нестабильные государства. В первую очередь, Ирак и Афганистан". Одним словом, все угрозы для членов альянса лежат за пределами Европы, а следовательно Европа, включая Россию, должна делать все, чтобы защитить себя от внешних угроз. Поэтому, когда Путин предложил Бушу использовать Габалинскую РЛС вместо радара в Чехии, американский президент ответил, что хорошо бы использовать оба радара. "То, что вы предлагаете использовать Габалинскую РЛС, мне кажется, говорит о том, что вы тоже считаете эту (иранскую) угрозу угрозой", -- заявил господин де Хооп Схеффер. По словам генсека НАТО, десять ракет-перехватчиков в Польше не могут представлять угрозу России с ее ракетными технологиями. К тому же ни для кого не секрет, что и без радара в Чехии, в Европе уже существуют РЛС, которые могут просматривать территорию до Урала (Например, РЛС в латвийском поселке Аудрини).


Если следовать этой логике, то становится понятно, почему российский мораторий на участие в ДОВСЕ вызвал недоумение на Западе. Ведь Россия признает существование опасности, и международного терроризма, и иранской ядерной угрозы.


Причину, по которой Россия никак не хочет видеть в Иране потенциального врага, объяснил Сергей Ознобищев: "Особые отношения с Ираном основаны на субъективном ощущении наших политиков. Просто в России с советских времен привыкли думать, что Иран - наш друг. Поэтому мы традиционно выступаем против любого силового решения иранской ядерной проблемы. Но реально Иран представляет угрозу для России, причем гораздо большую, чем для США. Хотя бы в силу близости наших границ. Иран стоит рассматривать в контексте ядерного терроризма или угрозы распространения ракетных технологий. Большое количество арабских наемников в Чечне должно было бы нас научить, где кроются истинные угрозы для России". Еще одну причину сотрудничества России со странами, включенными США в список "изгоев", назвал директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин: "Здесь важную роль играют интересы крупных финансово-промышленных групп России. Понимаете, некоторые группы имеют интерес по продаже крупных партий оружия в эти страны. Поэтому Россия продолжает поддерживать отношения в частности с Ираном и некоторыми арабскими странами. Знаете, как на Западе говорят: интересы страны - это интересы крупных финансово-промышленных групп. Правда, не всегда эти интересы совпадают, когда речь идет о геополитике". Получается странная ситуация: Россия признает опасность иранской ядерной программы и угрозу международного терроризма, но не спешит от них защищаться, чтобы не вспугнуть потенциальных партнеров в странах, от которых эти угрозы исходят.


Вместе с тем, мораторий, а возможно и последующий выход, России из ДОВСЕ, позволит Москве увеличить количество обычных вооружений, и разместить свои войска на юге и севере-западе страны. Это, с одной стороны, поможет противостоять международному терроризму, а с другой - станет дополнительным рычагом давления на бывшие советские республики, переметнувшиеся на сторону Запада. Например, согласно опросу, проведенному компанией Fonitel 12-13 июля, 52,3% литовцев стали ожидать агрессии со стороны России после объявления моратория на участие в ДОВСЕ.

Наргиз Асадова, обозреватель РИА Новости.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Права на данный материал принадлежат RNS
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна