Парадоксы перевооружения БРИК

Азия вооружается, Европа разоружается. Таков краткий вывод из прозвучавших заявлений и опубликованных отчетов о военных расходах в мире. В период с 2012 по 2020 год Владимира Путин намеревается потратить на оборону 590 миллиардов евро, причем в ближайшие три года российский оборонный бюджет будет увеличен вдвое. Агентство Jane's обнародовало отчет с информацией о том, что Китай планирует удвоить свои военные траты к 2015 году. Индия также наращивает усилия в оборонной сфере: ее военный бюджет увеличивается в среднем на 10% в год. Что касается европейских оборонных расходов, они переживают все новые сокращения: 180 миллиардов евро в 2010 году при 200 миллиардах в 2008 году.


Означает ли это, что Россия, Китай и Индия ведут гонку вооружений и угрожают Европе, которая наоборот разоружается и тем самым идет против течения? На самом деле ситуация гораздо сложнее. Прежде всего, мы слишком часто забываем, что, как уже продемонстрировало исследование МВФ в 1990-х годах, главной движущей силой увеличения военного бюджета служит экономический рост, а не ситуация в мире. 4%, 7% и 9% - таковы соответственно темпы роста России, Индии и Китая. В 2011 году дефицит ВВП России составил -1%, а государственный долг всего 20% - европейцам остается лишь кусать локти от зависти.


Помимо объяснений общего рода, нельзя не отметить и специфические особенности каждой страны. Перед Индией стоит двойная угроза со стороны Пакистана и Китая. Каргильская война и теракты в Бомбее вынудили руководство страны увеличить военный бюджет: за пять лет тот вырос вдвое. Кроме того, Индия хочет утвердиться в статусе региональной державы и добивается места постоянного члена Совета безопасности ООН, тогда как развитие военно-промышленного комплекса рассматривается в Нью-Дели как залог мощи всей промышленности в целом.


Китай в свою очередь пытается наверстать технологическое отставание в оборонной сфере. Экономический рост страны очень высок и держится на таком уровне уже не первый год. Таким образом, Пекин испытывает желание утвердить вою мощь в региональном окружении, которое отличается гораздо большей напряженностью, чем в Европе. В то же время в военном плане Китай все еще сильно отстает от единственной страны, с которой действительно хотел бы посоперничать, то есть США. В 1990-х годах китайцам приходилось проводить массовые закупки устаревающей российской техники, так как им не удавалось создать собственное эффективное оружие.


Хотя недавно китайцы раскрыли информацию о существовании прототипа боевого самолета пятого поколения, не стоит ждать, что он будет принят на вооружение раньше, чем через несколько лет. Другими словами, рост военной мощи Пекина - действительно реальный факт, однако он идет далеко не так быстро, как можно подумать.


Россия представляет собой еще более атипичный случай. Сейчас Владимир Путин ведет предвыборную кампанию, одним из главных направлений которой является возвращение российской национальной гордости. Система противоракетной обороны НАТО, дальнейшее расширение которой может создать угрозу для российского потенциала ядерного сдерживания, служит премьеру хорошим предлогом для воинственных заявлений по обороне страны. Но сдержит ли он все эти обещания? Маловероятно, особенно в том, что касается увеличения военных расходов в краткосрочной перспективе. Нынешнее состояние российского ВПК не позволяет осуществить разработку новой эффективной техники за столь непродолжительный период. Как бы то ни было, стремление России увеличить свою военную мощь - неоспоримый факт.


Наконец, в нынешней ситуации прослеживается парадокс, так как она одновременно может показаться угрозой… и, возможно, удачей для нашей оборонной промышленности. Вертолетоносцы «Мистраль», самолеты Rafale - последние новости об оружейных контрактах нашей страны касаются России и Индии. Кроме того, одним из потенциальных клиентов мог бы стать и Китай, если бы в 1989 году Европа не приняла решение об эмбарго на экспорт оружия в Поднебесную.


Проще говоря, у этих государств есть деньги на покупку оружия, тогда как у нас есть техника и технологии, которые они бы хотели приобрести. В результате Индия и Россия могут стать рынками сбыта, которые позволят нашим оборонным предприятиям без особенных трудностей пережить нынешний тяжелый период бюджетного дефицита. Разумеется, в такой стратегии существуют риски, в связи с чем нам необходимо развивать диалог (прежде всего, с Россией) по главным проблемам международной политики и безопасности, которые способный стать причиной разногласий или уже привели к расколу: речь идет о Сирии, Иране и противоракетной обороне.




Жан-Пьер Молни

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

20.06.2016 » Стратегический партнер России (12)
05.08.2013 » Семь раз отмерить (12)
22.04.2013 » Политика и национальная оборона (12)
27.09.2016 » 5 самых смертоносных ВМС, сухопутных сил и ВВС на планете (The National Interest, США) (11)
29.07.2015 » Ядерный психоз: кому он нужен? (11)
02.07.2015 » Обзор стратегий национальной безопасности России, Китая и Индии и выводы для Ирана ("Mashregh", Иран) (11)
14.04.2015 » "Если мы работаем в интересах КНР, то работаем и в своих интересах" (11)
25.03.2015 » Догнать и перегнать СССР (11)
02.12.2013 » Стратегический диалог: смена приоритетов (11)
15.03.2013 » Доклад Национальной разведки США: у Путина будут большие проблемы (11)
20.02.2013 » Через призму угроз России (11)
08.01.2013 » Военно-техническое сотрудничество России с Индией (11)
07.08.2012 » Российская внешняя политика с точки зрения интересов ОПК (11)
24.07.2012 » Запрет Пентагону работать с Рособоронэкспортом - психологическая атака? (11)
23.04.2012 » Угрозы реальные и мнимые (11)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна