Безопасность Европы: итоги 2010 года

В 2010 году, к сожалению, не произошло резкого укрепления основ европейской безопасности: она по-прежнему выстраивалась на принципах, разработанных и принятых государствами Европы несколько десятилетий назад, реализация которых в наше время уже представляется недостаточной. Тем более что вызовы стабильности на континенте не только сохраняются, но и растут.


Ядерный фактор


Крайне драматическим фактором, оказывающим негативное воздействие на военно-политический климат на континенте, остаётся американское тактическое ядерное оружие, складированное в нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия на территории пяти европейских государств. Оно сохраняется, несмотря на то что все тактические ядерные средства бывшего СССР уже более 15 лет назад были вывезены на территорию Российской Федерации и до сих пор не покидают её пределов. Причём вместо вывоза американского тактического ядерного оружия на континентальную часть США Пентагон приступил к его модернизации. В частности, ведётся активная работа по улучшению характеристик и продлению срока службы ядерных боезарядов «В-61» для авиабомб свободного падения, а также совершенствованию средства их доставки в виде авиации двойного назначения.


Новая ядерная доктрина США, введённая в действие в апреле 2010 года, и обновлённая Стратегическая концепция НАТО, одобренная странами - участницами альянса на его саммите в португальской столице в ноябре этого же года, а также резолюция американского сената по ратификации Договора СНВ-3 предусматривают сохранение этого ядерного оружия «поля боя» в наиболее густонаселённой части Западной Европы по меньшей мере на ближайшие десять лет. Так, ядерная доктрина США содержит два положения, позволяющие Вашингтону размещать ТЯО в Европе сколь угодно долго: об укреплении стратегии «ядерного сдерживания на передовых рубежах» и «регионального ядерного сдерживания». Примечательно также, что Вашингтон оказал сильное давление на отдельные страны НАТО (ФРГ, Нидерланды и другие), которые открыто ратовали за вывоз американских тактических ядерных средств на территорию США.


В новой концепции НАТО подтверждена приверженность блока стратегии сдерживания, которая базируется «на сочетании ядерных и обычных потенциалов». Безопасность всех стран - членов альянса гарантируется стратегическими наступательными ядерными вооружениями США, а также Великобритании и Франции, а в целом «ядерный зонтик» Пентагон обещает держать открытым над 36 государствами мира.


Дисциплину и солидарность в этом деле подтянули обязательством ядерных держав - участниц НАТО расширить степень участия неядерных стран, входящих в блок, в решении самых разнообразных задач, связанных с использованием ядерного оружия. С этой целью в новой стратегической установке записано обязательство Североатлантического союза по обеспечению наиболее широкого участия союзников в коллективном планировании ядерных задач, размещении ядерных сил в мирное время, а также в командно-управленческих и консультационных механизмах, связанных с дислокацией и возможным применением ядерного оружия.


Эта линия обставлена неприемлемыми принципами ведения будущих переговоров о сокращении и ограничении ТЯО с Россией, которые выдвигают США и НАТО в целом. Подобный курс одновременно подкрепился разного рода инициативами со стороны ряда стран Западной и Восточной Европы, которые требуют от Москвы передислокации российского ТЯО в одностороннем порядке «от границ соприкосновения с Европейским союзом», а также её согласия на проведение подсчётов его запасов с помощью США и неких международных структур. Цель таких ухищрений очевидна: размыть позицию Россию по ТЯО и навязать ей свои условия ведения намечаемых переговоров.


Нельзя сбрасывать со счетов, что три ведущие ядерные державы - США, Великобритания и Франция - до сих пор не отказались от стратегии применения ядерного оружия в первом ударе.


«Новая архитектура ПРО»


США и их ближайшие союзники по Североатлантическому союзу высказались в пользу создания «новой противоракетной архитектуры в Европе», которая, якобы, должна будет защитить североамериканский и европейский континенты от «угрозы запуска баллистических ракет со стороны Ирана». На самом же деле, по признанию генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена, создаваемая натовская система ПРО «призвана дополнить доктрину ядерного сдерживания, а не заменить её». Действительно, в одобренных на лиссабонском саммите альянса ключевых документах была чётко зафиксирована органическая связь ядерных наступательных и обычных вооружений с оборонительными противоракетными средствами, а также подтверждена готовность развивать концепцию стратегического ядерного сдерживания с системами противоракетной обороны.


Одобренное в принципиальном порядке в апреле 2007 года и закреплённое на лиссабонской встрече этого года решение о «сцепке» системы ПРО ТВД НАТО с системой ПРО США в Восточной Европе представляет собой действие, ведущее не к повышению, а к понижению уровня военно-политической безопасности на континенте. Особенно если учесть, что оно может вызвать негативную ответную реакцию 30 стран, против которых эти схемы должны будут направлены. В связи с этим России немаловажно знать, какие страны включены в этот «список Расмуссена» и как НАТО предполагает использовать против них свои противоракетные системы. Тем более что уже сейчас, не дожидаясь завершения переговоров о характере возможного взаимодействия в сфере ПРО, натовское руководство заявляет о том, что в будущей схеме ожидают от России только представление «ограниченного объёма данных с российских РЛС».


В отличие от бушевского плана по развёртыванию системы ПРО на европейском континенте, принятого в 2007 году, новая четырёхэтапная схема создания третьего позиционного района в ряде государств Восточной и Южной Европы, предложенная администрацией Барака Обамы, будет на порядок мощнее своего прежнего несостоявшегося прототипа. Выступая на пресс-конференции в Лиссабоне по окончании саммита Россия - НАТО, Президент России Дмитрий Медведев справедливо отметил, что «...появление средств противоракетной обороны способно изменить существующий баланс, а это явно не на пользу Европе и миру в целом».


Силы обычного назначения


Ведущие страны НАТО (США, Великобритания и Франция) продолжают удерживать предкризисную планку военных расходов относительно своих ВВП. Натовская Европа, по-прежнему перегруженная обычными вооружениями, продолжала широкое производство основных боевых танков и бронированных машин, замену парка истребителей-бомбардировщиков и ввод в строй новых боевых кораблей. Реализовывалась программа обеспечения координации действий ВМС всех стран - членов трансатлантического союза и их технической оценки.


США и все их партнёры по НАТО, являющиеся участниками Договора по обычным вооружённым силам в Европе, до сих пор не ратифицировали этот важный международный документ по контролю над обычными вооружениями. Они допустили значительное превышение общих и фланговых лимитов этого договорного акта по пяти видам военной техники (основные боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы крупного калибра, боевые самолёты и вертолёты) в среднем на 24 процента, уклоняются от определения термина «существенные вооружённые силы». В этом договоре до сих пор не участвуют такие новобранцы НАТО, как Латвия, Литва и Эстония, хотя активно сотрудничают с вооружёнными силами блока. В заявлениях же руководства НАТО о возможных будущих договорённостях по ограничению сил общего назначения в Европе звучат только принципы предсказуемости и транспарентности, но никак не принципы равенства и одинаковой безопасности всех сторон.


Стали известны натовские планы по «защите» Польши и государств Балтии от России, для реализации которых выделяются соответствующие силы и средства. С 2003 года на постоянной основе на территории Литвы, а позднее и в Эстонии под предлогом контролирования воздушного пространства стали размещаться истребители F-16 ряда стран НАТО, а в конце текущего года Вашингтон и Варшава подтвердили сообщения о размещении аналогичных самолётов и самолётов военно-транспортной авиации С-130 «Геркулес» на территории Польши.


Одновременно наблюдалось усиление военно-разведывательной активности натовских стран у рубежей России с использованием ВВС и ВМС ряда натовских стран. Расширились также география и масштабы военных учений стран НАТО в Арктике.


Осуществлялось тесное взаимодействие вооружённых сил НАТО и Европейского союза. Альянс признал важность обеспечения более сильной и боеспособной европейской обороны и приветствовал усилия, направленные на укрепление боевых сил и средств этого союза, европейских государств решать общие проблемы безопасности. Руководство НАТО не скрывает, что хотело бы, чтобы взаимоотношения с Евросоюзом были «реально функционирующим стратегическим партнёрством», в соответствии с которым их силовые потенциалы дополняли бы друг друга. В лиссабонских документах саммита НАТО перед «союзом 27» была поставлена задача: обеспечить тесное взаимодействие при проведении операций кризисного урегулирования. Лиссабонский саммит призвал государства - члены НАТО, не являющиеся членами Евросоюза (Исландию, Норвегию и Турцию), принять участие в неких «операциях по укреплению безопасности».


Курс на расширение НАТО


На европейской безопасности продолжало негативно сказываться дальнейшее расширение Североатлантического блока, который вновь на своём саммите в Лиссабоне твёрдо подтвердил такую возможность. Двери в альянс остаются не просто «открытыми», как было заявлено на предыдущих саммитах. Теперь они в соответствии с одобренной формулировкой являются «широко открытыми». Среди потенциальных кандидатов вновь были названы Грузия и Украина (несмотря на провозглашение украинской Верховной радой внеблокового статуса страны), а также Босния и Герцеговина, Македония, Сербия и Черногория и ещё не названные «западнобалканские страны». Одновременно ведущие страны НАТО продолжали оказывать сильную моральную и военно-техническую помощь Грузии, отказываясь вместе с ней признавать независимость Абхазии и Южной Осетии и в открытую призывая нашу страну отозвать своё признание этих государств.


Усилились голоса сторонников присоединения к НАТО в Финляндии - к ним даже подключился бывший президент Марти Ахтисаари. Финляндия уже давно перешла на военные и военно-технические стандарты НАТО и, видимо, не случайно на протяжении нескольких последних лет рассматривается в штаб-квартире альянса в качестве «привилегированного партнёра». Летом 2010 года финское государство дало согласие на проведение крупнейших военно-морских учений стран НАТО с участием в них свыше 60 боевых кораблей, а недавно вступило в систему оперативной связи с ВВС трансатлантического союза.


В уходящем году ради обеспечения беспрепятственного вхождения в альянс новых членов его нынешние лидеры вбросили во внутриполитическую дискуссию нашей страны идею о возможности принятия России в НАТО. К сожалению, некоторые российские политики и учёные с большим энтузиазмом подхватили это пока неофициальное предложение вступить в Североатлантический союз, в котором нас никогда не ждали и не ждут до сих пор.


Старому Свету — новую безопасность


В этих условиях особую актуальность приобретает идея, предложенная Россией: подписать Договор о европейской безопасности, который внедрил бы более новаторские принципы её консолидации в интересах всех европейских государств на фундаменте их равноправного участия как в создании основ безопасности на этом континенте, так и в использовании её достижений.


Необходимость создания новой системы коллективной безопасности по-прежнему продиктована неспособностью НАТО, Европейского союза и ОБСЕ эффективно решать существующие сегодня проблемы в области безопасности в Европе. Преимущества Договора о европейской безопасности состоят в том, что он предполагает юридические ограничения на беспрепятственное расширение военных блоков в Европе и в зоне Атлантики, возводит запрет на развёртывание крупных боевых формирований на территории зарубежных стран, содействует укреплению режима сбалансированного контроля над вооружениями. Самое главное, что проект этого международного юридически обязывающего документа предполагает создание новой системы европейской безопасности с непосредственным участием всех европейских государств на обновлённых критериях и принципах.


Таким образом, уходящий год стал годом упущенных возможностей по укреплению безопасности на европейском континенте. Государственные и политические деятели стран Европы должны сделать всё возможное, чтобы 2011-й стал годом радикального изменения военно-политической ситуации и качественного укрепления безопасности в столь густонаселённой части земного шара и для всех её зон без исключения.


Владимир Козин, государственный советник Российской Федерации 2-го класса, кандидат исторических наук

Права на данный материал принадлежат Красная звезда
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

09.03.2016 » Пентагон угрожает бюджетом (21)
19.10.2015 » Вашингтон играет с огнем (21)
08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (21)
25.02.2016 » Главная битва Пентагона (20)
11.09.2015 » 66 инцидентов за 18 месяцев: напряженность между Россией и НАТО растет ("Atlantico", Франция) (20)
09.06.2012 » Саммит НАТО в Чикаго: векторы трансформации альянса (20)
29.05.2012 » Глобальные амбиции НАТО (20)
13.02.2017 » 10 лет "мюнхенской речи": в чем оказался прав Владимир Путин (19)
30.11.2015 » Опосредованные войны (19)
21.05.2015 » Инструмент гибридной войны (19)
16.06.2016 » Варшавский саммит НАТО – театр одного актера (18)
23.05.2016 » Запад пугает ядерной войной (18)
20.11.2015 » 25 лет ДОВСЕ: как всеобщая безопасность оказалась не нужна (18)
01.06.2015 » Белый дом стряпает ядерную кашу (18)
26.01.2015 » Жесткий стиль "исключительно оборонительной" доктрины (18)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна