Интеллект против фанатизма

Израильский ОПК создает новейшие средства для борьбы с терроризмом

Уже многие десятилетия Израиль ведет борьбу с противником, использующим и постоянно совершенствующим стратегию и тактику малой партизанской диверсионно-террористической войны в сочетании с политико-пропагандистским давлением на международное общественное мнение. В октябре прошлого года мне довелось побывать в еврейском государстве и ознакомиться с новинками его ОПК, предназначенными для недопущения и пресечения акций экстремистов.


Но начну с рассказа о деятельности Института изучения национальной безопасности (ИИНБ), находящегося в городе Герцлия. Это частная организация, которая создана по типу американской аналитической корпорации «Рэнд корпорейшн», выполняющей в том числе и заказы правительства США по просчету возможного развития военно-политических ситуаций в мире как глобального, так и местного характера.


ИИНБ занимается решением примерно таких же задач, но по заданиям негосударственных, в основном израильских компаний, которые собираются вкладывать свои капиталы в проекты на территории проблемных регионов в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Так, совсем недавно ИИНБ проводил длительный семинар для сотрудников одной международной охранной фирмы, которая получила контракт на защиту объектов транснациональной горнодобывающей корпорации в Кении. Дело в том, что эти объекты располагаются в тех районах страны, где действуют местные племенные бандформирования. Институт изучил возможности эффективного противодействия им.


Сейчас в мире вообще велик спрос на услуги частных военных компаний (ЧВК), имеющих собственные вооруженные формирования, укомплектованные бывшими спецназовцами и военнослужащими элитных родов войск, обладающими боевым опытом. В Ираке такие ЧВК оберегают от нападений даже объекты американской армии, а в Африке и отдаленных районах Латинской Америки - места добычи углеводородного сырья для всех международных нефтегазовых корпораций.


Аналитики ИИНБ, получившие богатый опыт на работе в спецслужбах Израиля, применяют его сегодня для подготовки охранных структур из разных стран с учетом специфики мест, где им придется действовать. Но не только... ИИНБ также внимательно следит за обстановкой во всех прилегающих к Израилю арабских государствах с целью выявления назревающих угроз военного и террористического характера.


НАНОТЕХНОЛОГИИ ИДУТ В РАЗВЕДКУ


А теперь о визите в Израильскую аэрокосмическую компанию - IAI, которая стопроцентно принадлежит государству, хотя денег из бюджета не получает, а действует и управляется как полноценный субъект рыночных отношений. Она была образована в середине прошлого века в целях профилактического обслуживания и ремонта самолетов, состоящих на вооружении военной авиации Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ), а также создания новых машин для ВВС страны. Постепенно, по мере накопления опыта и капиталов IAI развивала свои научно-технические разработки и производственную базу, ее деятельность приобретала все более разнообразный характер. Теперь компания занимается поддержанием в рабочем состоянии, обеспечением запчастями собственного производства не только боевых самолетов, но и гражданских воздушных судов, причем и в Израиле, и во многих авиакомпаниях Европы и США. Строит легкие быстроходные военные корабли (кстати, верфь располагается не на берегу, а в пустыне, в городе Беэр-Шева, откуда готовые изделия везут к морю на спецтранспорте).


IAI изготавливает и продает по всему миру авионику (некоторые ее виды установили на свои истребители российского производства индийцы с разрешения РФ). Израильские спутники - тоже от этой корпорации, она же выпускает гражданские самолеты «Гольфстрим», которые считаются американскими и соответственно замаркированы. Но на самом деле это целиком израильская разработка, США ее полностью купили, оставив все производство самолетов в Израиле, а сами занимаются только их сбытом на мировом рынке, гарантируя свое качество. Нельзя не упомянуть и об американо-израильской противоракетной системе «Эроу» («Стрела»), которую тоже в основном создавал коллектив IAI. Сейчас годовые затраты компании на исследовательские научно-технические разработки составляют около 1 млрд долл., причем сама компания тратит 150 млн долл., остальное дают заказчики. Контрактов заключается на 4-5 млрд долл. в год, причем израильские заказы составляют только 30% от этого оборота.


Все основные подразделения компании сильно засекречены: чтобы туда попасть постороннему, требуется специальное разрешение Министерства обороны. Меня допустили для беседы только в офис одного из заводов и вот что мне удалось узнать.


Уже в начале 90-х годов израильская армия начала применять для разведки в реальных боевых действиях беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Первые результаты оказались успешными, и это направление начали усиленно развивать. IAI, как и другие компании, стала получать заказы на разработку беспилотников, экспериментальные образцы тут же опробовались в боевых действиях, благо, они никогда не прекращаются, быстро накапливался уникальный опыт, которым заинтересовались Пентагон и ВПК США, подключив свои финансовые и технические возможности.


Параллельно с этим шло развитие наземной боевой робототехники, сначала для разминирования, а потом и в качестве будущих солдат поля боя, способных вести разведку, а также встречать противника огнем легкого оружия, выезжая из замаскированных укрытий и засад. Причем именно работа над БПЛА дала сильный толчок этому направлению, так как очень развила системы связи и управления любыми видами роботов, а также позволила создать новые типы исполнительных механизмов, сделавших наземные роботы более скоростными, подвижными и дееспособными в плане владения своим вооружением и выполнения других действий.


В офисе IAI мне продемонстрировали фильмы, в которых солдаты буквально с руки запускают маленькие беспилотники, ведущие видеоразведку территории противника и способные очень точно корректировать артогонь с закрытых позиций, даже если надо стрелять из легких переносных минометов. Показали мне также киноленту, где видно, как на пульт погранпункта поступает сигнал о попытке пересечь границу. Тут же возле места нарушения из засады по сигналу с пульта быстро выезжает робот-тележка и подскакивает к нарушителю. Оператор осматривает нарушителя на своем видеоэкране и посылает сигнал либо отпугнуть его шумовой гранатой, либо уничтожить выстрелами из бортового оружия: пулемета или гранатомета. На месте оператора сидела девушка-солдат. А ознакомили меня с образцами, уже состоящими на вооружении.


Сейчас действующие робототехнические комплексы находятся в основном в инженерных подразделениях израильской армии, засекреченных не менее спецназа. А операторов для них готовят из призывников, которые сумели себя проявить как успешные геймеры в компьютерных играх, так увлекающих нынешнюю молодежь.


В качестве самой многообещающей возможности дальнейшего развития боевых роботов IAI рассматривает нанотехнологии. Мне весело рисовали в разговоре такую фантастическую картинку: птички, похожие на воробьев и даже колибри, будут летать в расположении противника и их практически невозможно уничтожить, но зато задачи видеоразведки, огневой корректировки и наведения они выполнят на порядок лучше нынешних беспилотников. К тому же стоимость таких изделий резко понизится. Однако разработки по применению нанотехнологий в робототехнике сейчас засекречены едва ли не больше, чем в области атомных вооружений.


Я спросил своих собеседников, как они относятся к тому, что их роботы могут попасть в руки неприятеля, ведь эта продукция уже продается ими же во многие страны. На это мне ответили, что экспорт ведется с очень большими предосторожностями и оговорками, но вероятность промахов нельзя исключать, и такой огрех может дорого стоить израильской армии. Однако возможность обезвредить своих же роботов в руках врага уже отрабатывается технически, но пока только в лабораториях.


МАСТЕРСКИЕ НА СЛУЖБЕ МИНОБОРОНЫ


Основные усилия в опытном военном роботостроении сейчас начинают сосредотачиваться на создании чего-то вроде комплексных команд из роботов различного вида и назначения, это уже получило название «рой». Предполагается, что он будет способен практически полностью выполнять поставленную боевую задачу без участия человека, то есть он должен вести разведку, минирование и разминирование территории, делать проходы в заграждениях, вступать в бой, преследовать противника, занимать, зачищать и оборонять занятую территорию до подхода основных сил. В этом ему будут активно помогать авиация, артиллерия, танки и дальнобойные ракеты.


Помимо создания самих роботов отрабатываются точность и надежность систем связи и управления ими, а также элементы искусственного интеллекта, благодаря которым рой свои основные действия сможет выполнять, как говорится, на автопилоте, без участия оператора, потому что даже группа операторов неспособна полноценно управлять всеми действиями роя в боевой обстановке. Операторы должны в основном следить за работой роботов, задействуя ручное управление только в крайних случаях. Например, это может понадобиться при зачистке населенных пунктов, чтобы роботы не путали вражеских солдат с гражданскими людьми.


А еще представители Израильской аэрокосмической компании с гордостью поведали, что она помимо своих сотрудников дает работу множеству других граждан еврейского государства. Сотни микроскопических предприятий с персоналом от 5 до 20 человек трудятся над выполнением заказов IAI. Чаще всего это выглядит так: в небольшом помещении типа сарая, ангара, гаража, а то и бывшей квартиры на первом этаже жилого дома устанавливается универсальный высокоточный обрабатывающий центр с электронным управлением. Это металло- обрабатывающий станок, способный перестраиваться на выделку практически любых деталей. К данному агрегату прилагается что-то типа стола с углублениями, в которые вкладываются только что сделанные изделия, и электронный контролер проверяет их соответствие требованиям точности прикосновением своих замеряющих головок в определенные места. Результаты тестов тут же высвечиваются на экране ноутбука, которым управляет контролер. Контролеров поставляет английская фирма «Реншоу», она же их периодически проверяет и регулирует, держит на постоянной гарантии. Обрабатывающим центром управляет один токарь-оператор, электронным контролером занимается обычно женщина. Работа идет почти круглосуточно, по сменам.


Один мой израильский знакомый работал в мастерской, которая делала разнообразные декоративные модели кораблей, самолетов и т. д. в качестве сувениров. Основные заказы поступали от фирм США. В кризис заказы прекратились, мастерская разорилась. Тут же ее здание приобрела маленькая фирма, получившая заказ от IAI на изготовление креплений для антенн и видеокамер, которые устанавливаются на беспилотники. Заняты всего шесть работников. Они закладывают в специальные формы синтетические смолы с необходимыми композитными деталями и ставят эти формы в маленькие электропечи. Через какое-то время изделия готовы. Периодически к ним приходят люди из Министерства обороны, проверяют соблюдение технологических режимов и делают выборочную проверку качества продукции. Оплачиваются эти заказы очень неплохо, да еще есть и льготы по налогам.


Сейчас в мире разработкой военных роботов занимается примерно 40 стран - от США, России, Европы и Китая до Бразилии и Египта. Что ясно показывает, какую стратегическую перспективу и значение имеет это направление военно-технической мысли.


РОЙ РОБОТОВ


Во всем мире вырисовывается следующее положение. В разных странах, в основном третьего мира, все более активизируются террористические формирования различной направленности. Сейчас самые крупные, активные и опасные - это организации исламских экстремистов, но существуют еще вооруженные банды националистов, неонацистов, леваков и просто криминальные шайки, сколоченные на племенной или клановой основе, занимающиеся наркотиками или грабежами. Все эти бандгруппы используют тактику партизанской войны в сельской местности и совершают диверсии из подполья в городах.


Какими бы подготовленными специалистами ни располагали террористы, к каким бы уловкам ни прибегали, все равно их системы вооружения будут либо легкими, либо самодельно-кустарными. Тут невольно вспоминаешь высказывание из повести «Капитанская дочка» Пушкина о том, что никогда бунтовщики неспособны выстоять «противу правильного оружия». Вот и нужно это «правильное оружие» развивать. А будущие рои роботов - это как раз то, что будет самым эффективным и правильным средством против террористов. Если сейчас военные говорят, что лучшим оружием против танка является другой танк, то, видимо, лучшим оружием против робота станет другой робот. А террористы просто не смогут изготавливать свои робототехнические комплексы, ведь для этого нужны такие деньги и такая производственная инфраструктура, что их в подполье и на партизанских стоянках не создашь. Допустим, что, например, «Аль-Каида» получила бы возможность приобрести для своих партизан комплексы боевых роботов, но ведь ими надо управлять, в том числе и через космическую связь, а это легко пресекается стационарными армейскими средствами противодействия, которых партизаны в свою очередь иметь не смогут. Да и вообще любой рой роботов, если он попал не в те руки, возможно легко обезвредить одним сигналом, ведь все машины будут с элементами искусственного интеллекта, поэтому в их базовое программное обеспечение можно заложить опцию почти по кодексу Айзека Азимова: «Робот не может причинить вред своему создателю». Базовое программное обеспечение закладывается аппаратно, то есть его нельзя ни убрать, ни перепрограммировать, поэтому один специальный сигнал превратит весь рой роботов в бесполезные железяки.


Таким образом, террористы будут обречены воевать с машинами своей живой силой, что их сильно деморализует и подорвет доверие к ним среди местного населения.


Если боевыми роботами оснастить армейские и полицейские части в странах, где по тем или иным причинам международные террористы имеют сильные позиции среди народа, но правящая элита этих государств им не сочувствует, то это поднимет боевой дух правительственных войск и сильно скует деятельность бандитских вожаков.


Исторический военный опыт показывает, что труднее всего справиться с партизанами, действующими в горно-лесистой местности и являющимися выходцами из местного населения, которое служит им благоприятной средой. Именно в таких условиях и стараются базироваться вожди международного терроризма, чтобы в относительной безопасности готовить акции своих боевиков по всему миру.


Именно поэтому в создании будущих роботокомплексов следует ориентироваться на действия в самой трудной, горно-лесистой местности. Рои должны идти впереди отрядов спецназа, в тесном взаимодействии с ними. Такая тактика уже зародилась и сберегла немало солдат американцам в Ираке и Афганистане. В будущем, когда разовьются нанотехнологии, можно будет с помощью авиации «засеивать» леса и горы с засевшими в них бандитами незаметными маячками, которые станут обнаруживать партизан, отслеживать их передвижения, наводить и корректировать по ним огонь высокоточного оружия да и просто «метить» бандитов, не давая им возможности раствориться среди мирного населения. А если удастся нейтрализовать «партизанские края» в лесистых горах, то и возможности городского террористического подполья резко упадут. Тем более что современные международные террористы уже практически не могут рассчитывать на тайную поддержку и помощь со стороны каких-то государств, как это было во времена холодной войны. Везде уже поняли, что бандитов, как ни прикармливай, а все равно не знаешь, когда и на кого они накинутся.


СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ КАК ПОЛИГОН ДЛЯ НОУ-ХАУ


В России ведется разработка военных роботов, но, на мой взгляд, есть очень хорошие возможности резко расширить и активизировать эту работу. Тут самый основной вопрос - финансирование. Тысячу раз прав был Наполеон, когда заявил, что для успеха в войне нужны только три вещи: деньги, деньги и деньги! Поэтому предлагаю в этом плане использовать опыт Израиля. Еврейское государство беспрерывно отбивается от партизанских и диверсионных атак. Начав широко применять для этого робототехнику, оно привлекло к этой практике внимание транснациональных финансово-промышленных корпораций, заинтересованных в освоении и развитии растущего рынка роботов. А в Израиле почти идеальный полигон для испытания и доработки любых образцов военных роботов. Поэтому туда уже идут деньги и технологии, которые начали себя окупать. Тем более что роботостроение - идеальная схема двойного назначения. На базе военных образцов идет интенсивное изготовление гражданских роботов - спасательных, пожарных, санитарных. А в будущем возможно создание робототехнических комплексов, способных заменить человека на грязных, непрестижных и малооплачиваемых физических работах, составив конкуренцию гастарбайтерам из развивающихся стран.


Полагаю, что в России тоже есть возможности для применения вышеописанных роботов не хуже, а может, и лучше израильских. В горных лесах Северного Кавказа бродят бандитские группы, часть местного населения им сочувствует, в тамошних городах имеется экстремистское подполье. К тому же на Кавказе огромная безработица и низкий уровень жизни.


Робототехнические комплексы против террористов - оружие полицейское, не предназначенное для больших межгосударственных войн. Поэтому к его разработке вполне можно привлечь деньги, технологии и специалистов из-за рубежа. Северный Кавказ отлично подойдет как испытательный полигон для военных роботов, одновременно там можно создать много малых предприятий, которые бы изготавливали комплектующие для сборочных заводов. Хороших специалистов-разработчиков робототехники в России найдется достаточно, и она способна занять на этом рынке очень достойное место. А рынок исключительно привлекательный. Военных роботов ждут все армии и спецслужбы мира, а также охранные формирования международных транснациональных корпораций, действующих в проблемных регионах. И ведь наступит этап, когда роботы массово войдут во все слои гражданской жизни, особенно в производственные сферы.


В заключение хочу сказать, что не являюсь специалистом по терроризму и вооружениям. И знаю, что мой взгляд, изложенный в данном материале, вполне можно счесть поверхностным. Но тем не менее убежден: то, что в этих сферах заметно уже взгляду поверхностному, вполне заслуживает пристального внимания военных профессионалов и государственных деятелей.



Михаил ГОЛЬДРЕЕР

г. Волжский, Волгоградская область

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

25.05.2015 » Оружие для "холодной войны" (12)
22.08.2016 » Неоэкономика придаст импульс российскому оружейному экспорту (11)
11.02.2015 » «Конец цивилизации начнется с боевых роботов» (11)
05.12.2013 » Пятое измерение войны (11)
24.10.2011 » НАТО открыла ливийский ящик Пандоры (11)
07.07.2011 » Глобальная гонка за возможностям американских беспилотников ("The Washington Post", США) (11)
31.01.2017 » Вы самое слабое звено. Как роботов учат воевать без участия человека (10)
25.02.2016 » Вызов принят (10)
24.11.2015 » Импортозамещение в головах (10)
24.03.2015 » Технологии будущего и вооружения России (10)
16.02.2015 » Стратегия национальной безопасности ("The White House", США) (10)
24.11.2014 » Поведенческие конфликты – оружие завтрашнего дня (10)
08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (10)
20.02.2014 » Пять видов оружия будущего, которое может изменить характер войн ("The National Interest", США) (10)
04.07.2013 » Skynet уже здесь (10)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна