Сергей Иванов: На сегодня у Ирана нет ни ядерного оружия, ни оружейного плутония или урана

Вице-премьер - министр обороны Сергей Иванов дал интервью авторитетному арабскому телеканалу "Аль-Джазира". Спектр вопросов - от ситуации в Ираке до поставок вооружений в Сирию и Иран. Была также затронута тема наличия у Ирана ядерного оружия. Разумеется, корреспонденты не обошли "дежурный вопрос" о президентских перспективах Сергея Иванова. "Известия" публикуют наиболее интересные выдержки из этого интервью, полный текст которого размещен на сайте Министерства обороны.

О ситуации в Ираке. Нынешнюю ситуацию в этой стране я оцениваю, прямо скажем, пессимистично. Уже достаточно открыто и активно политологами, журналистами, экспертами обсуждается вопрос о возможной дезинтеграции Ирака на три или четыре составные части. Это, конечно, кошмарный сценарий, и предвидеть последствия этого никто по-настоящему просто не может.

...Ситуация близка к хаотичной или просто хаотична... При этом надо понимать, что никакие вооруженные силы никакого государства обеспечить политическое, социально-экономическое и социально-этническое урегулирование в Ираке не в состоянии.

...Для того чтобы попытаться достичь хотя бы какого-то пусть и хрупкого, но политического согласия между всеми народами, населяющими Ирак, нужно участие ООН, государств региона: Иордании, Сирии, Саудовской Аравии и Ирана.

О ситуации в Афганистане. Россия была единственным государством мира, которое, на мой взгляд, реально оценивало происходящее в Афганистане, понимая опасность, исходившую уже тогда с территории страны, большая часть которой контролировалась талибами. И единственной страной мира, которая не на словах, а на деле оказывала материальную, финансовую и военную, могу это признать открыто впервые, помощь Северному альянсу, который в 2001 году вошел в Кабул...

...По моим личным наблюдениям, по мнению экспертов, ситуация в области безопасности в Афганистане не будет урегулирована до тех пор, пока под надежный контроль не будет взята афгано-пакистанская граница.

О поставках вооружений в Иран и Сирию. Россия вообще при торговле оружием, и здесь Иран ни при чем, смотрит на баланс сил в том или ином регионе. И мы не поставляем дестабилизирующие виды вооружений, такое оружие, которое может быть использовано в наступательных целях. И вообще скажу, что Иран не находится в первом десятке стран – покупателей российского оружия. Если мы опять-таки поглядим на большой Ближний Восток или Ближний и Средний Восток, то Россия далеко не является лидером по продаже оружия в этом регионе. Здесь безусловным лидером являются Соединенные Штаты Америки...

Наши военные специалисты выезжали в Сирию, проверили наличие поставленного ранее в эту страну российского вооружения и убедились в том, что каких-либо санкционированных поставок сирийским правительством или Вооруженными силами Сирии оружия, которое мы продавали ранее в Сирию, не было...

...На вооружении "Хезболлах", как выяснилось, находились оружие, военное имущество, техника, которые были произведены многими государствами - членами НАТО. Это не значит, что члены НАТО сознательно поставляли это оружие "Хезболлах"...

О ядерном оружии Ирана. На сегодняшний день, по всем имеющимся данным, у Ирана не только нет ядерного оружия, но у Ирана нет даже оружейного плутония или оружейного урана.

Об уходе Дональда Рамсфелда. Я могу подчеркнуть, что Дональд Рамсфелд, по крайней мере с Российской Федерацией и со мной в частности, никогда не держал камень за пазухой. Человек достаточно прямой, откровенный, и, могу признаться, мне это импонирует. Надеюсь, что в будущем, как бы ни сложилась наша профессиональная судьба, мы просто останемся хорошими друзьями, которые могут общаться, а за последние шесть лет мы общались десятки раз, провели около 50 встреч, и я бы охотно встретился с господином Рамсфелдом еще не раз. У нас сложились неплохие личные отношения, а политика и личные отношения - это разные вещи.

О том, что чувствует Сергей Иванов, когда ему задают вопрос о преемниках Владимира Путина. Отношусь я к этим вопросам спокойно... Сейчас мне достаточно тяжело работать в силу того, что приходится выполнять одновременно сразу несколько обязанностей. Я министр обороны, а это не шутки. Я вице-премьер, отвечающий за военно-промышленный комплекс, за инновационные сектора экономики, потому что военно-промышленный комплекс и инновационные сектора во многом совпадают. Мне сейчас еще предстоит заниматься и самолетостроением, объединенной авиастроительной корпорацией, где у нас очень много проблем.

Ну и, к слову сказать, у нас есть такая хорошая поговорка – тяжело сидеть на двух стульях, а я сейчас пытаюсь уже на трех балансировать. Как вы думаете, в этой неловкой позиции мне еще не хватало думать о чем-то, о каком-то другом стуле или кресле.

Права на данный материал принадлежат Известия.ru
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна