Следующая армия Америки (The National Interest, США)

Американская армия находится на перепутье. Несмотря на то, что роль американских войск в Ираке и Афганистане по большей части сменилась на вспомогательную, на горизонте маячат новые проблемы. Россия демонстрирует все более решительный настрой и модернизирует свои наземные силы. Солдаты США обучают, консультируют и оказывают помощь своим партнерам во всех уголках мира. Армия должна быть в состоянии противостоять целому ряду вызовов, наряду с проведением модернизации для удовлетворения своих будущих потребностей. И тем не менее, это не та армия, которую США создавали все это время. В ходе текущего экономического спада армия несет львиную долю сокращения расходов на оборону. В результате, хотя Соединенные Штаты и обладают самой эффективной с точки зрения участия в боевых операциях профессиональной армией за всю свою историю, ее боеготовность оставляет желать лучшего, численность вооруженных сил снижена до минимума, а столь необходимые инициативы модернизации не финансируются. Для обеспечения готовности армии к нынешним и будущим вызовам необходимы крупные инвестиции.

В прошлом месяце я вместе с коллегами Джерри Хендриксом (Jerry Hendrix) и Элбриджем Колби (Elbridge Colby) принимал участие в исследовании по разработке стратегических решений, организованном Центром стратегических и бюджетных оценок, в ходе которого мы составили альтернативный 10-летний бюджет для Министерства обороны. Прежде всего мы предположили, что новая Администрация смогла добиться соглашения по бюджету с Конгрессом, что повлекло за собой стабильное финансирование - условие необходимое для того, чтобы Министерство обороны снова стало на ноги, но при этом допустили лишь незначительный рост бюджета. Конечно, не помешало бы больше денег, но финансовые реалии, вероятнее всего, поставят военных руководителей перед сложным выбором, и мы хотели отразить это в ходе нашего исследования. Мы предположили (еще до выборов), что верхняя планка базового бюджета Министерства обороны составит на два процента больше заявленного Президентом бюджета на 2017 год. Существует вероятность того, что планка эта может подняться в условиях контроля республиканцами Конгресса и Белого дома, и Президенту Трампу придется договариваться с "бюджетными ястребами" республиканской партии в Конгрессе. Годы расточительности, последовавшие за событиями 11го сентября, по всей вероятности, остались позади. Несмотря на ограниченный бюджет, мы смогли значительно улучшить готовность, возможности и потенциал объединенных сил в нашем исследовании. Достичь этого нам удалось путем урезания наименее приспособленных для противостояния будущим вызовам сил, требующих модернизации, и реформирования процессов, происходящих внутри министерства обороны. Что касается армии, нам удалось не выходя за рамки бюджета повысить готовность, модернизировать силы и поддерживать конечную численность контингента, проходящего действительную службу.

Наши основные стратегические усилия для армии заключались в построении боеготовых, современных и дислоцированных на передовой наземных войск, ориентированных прежде всего на сдерживания российской агрессии в Европе. У армии США есть ряд миссий по всему миру, но Россия является нарастающей угрозой даже для самых искушенных противников, с которыми американская армия может столкнуться в ходе наземных операций. Несмотря на мягкую риторику, Президенту Трампу будет нужна сильная армия, если он собирается иметь рычаги давления за столом переговоров с Владимиром Путиным.

Для противостояния этой угрозе, при смене структуры сил от легкой пехоты к бронетехнике, прицельному огню, противоракетной обороне и средствам радиоэлектронной борьбы, мы сохранили конечную численность контингента, проходящего действительную службу, на уровне примерно 450 тысяч человек. Мы увеличили количество бронетанковых бригадных боевых групп с девяти до двенадцати, восстановив два из них из числа резервных элементов с целью экономии. Мы также увеличили структуру сил действительной службы в области огнестрельного оружия и противоракетной обороны, включая батальоны высокомобильных реактивных систем залпового огня HIMARS, а также батареи пусковых установок ПВО "Пэтриот" и подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности THAAD. Команда продолжила вкладывать средства в новые подразделения крылатых ракет малой дальности. Эти подразделения были бы укомплектованы новыми крылатыми ракетами наземного базирования, которые расширяют возможности армии в ведении прицельного огня с суши до пятисоткилометрового лимита, допустимого в рамках Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Помимо этого, мы вложили 3 миллиарда долларов в наземные мобильные средства РЭБ для их функционирования в условиях будущей спорной электромагнитной среды. Мы привлеки в эти новые подразделения персонал из четырех расформированных нами бригадных боевых групп пехоты действительной службы. Чтобы удостовериться в том, что эти и другие подразделения армии готовы принимать участие в военных действиях, мы усилили базовое техническое обслуживание для боевых машин и количество летных часов для армейской авиации.

При переориентации армии для противостояния современным вызовам мы также модернизировали доступные ей вооружения с точки зрения будущих угроз. Мы запустили процесс замены устаревающих боевых машин семейства "Брэдли" на новые БМП, выбрав модель, производную от существующей немецкой боевой бронированной машины "Пума", хотя на мировом рынке доступны и альтернативные варианты. Мы руководствовались прежде всего тем, что создание новой боевой машины с нуля не является ни необходимым, ни экономически эффективным, в то время как "Брэдли" приближается к пределу возможностей своей дальнейшей модернизации. Мы также инвестировали в системы активной защиты танков и боевых машин, ввиду необходимости защищаться от все более смертоносного бронебойного оружия.

Для подготовки армии к нанесению поражения противнику высокого уровня мы вложили значительные средства в усовершенствованные боеприпасы. Была произведена закупка дополнительных высокоточных управляемых артиллерийских снарядов "Экскалибур" и на 25% увеличены запасы ракетных комплексов залпового огня. Мы также ускорили программы ведения прицельного огня на дальние дистанции для замены оперативно-тактических ракетных комплексов, вследствие чего размещение ракет нового поколения будет запущено уже к 2020 году.

Точность прицельного огня зависит исключительно от параметров наведения, и мы в дополнение к этим финансовые вложениям приобрели еще и усовершенствованные датчики, в том числе разведывательно-сигнальную аппаратуру для обнаружения вражеских сил. Чтобы перенести все эти данные в электромагнитную среду, мы инвестировали в тысячи передовых терминалов линии связи, в том числе недорогие защищенные комплексы мобильной космической связи. Мы также вложила средства в кибер возможности для защиты сетей Министерства обороны и ведения наступательных действий, в том числе тактические кибергруппы и группы киберзащиты.

Соединенные Штаты не имеют монополии на ведения прицельного огня на дальние дистанции, поэтому мы использовали новые технологии для улучшения защиты Соединенных Штатов от управляемых ракет, артиллерии, минометов, ракет и беспилотников. На сегодняшний день, соотношение стоимости средства поражения и стоимости поражаемого объекта благоволит нападающей стороне, поэтому мы инвестировали в технологии, которые бы в корне изменили это уравнение. Мы приобрели установленные на грузовиках лазеры высокой мощности для уничтожения ракет, артиллерии, минометов и беспилотников. Для более явных ракетных угроз, мы вложили деньги в наземные рельсовые электромагнитные пушки. Мы также приобрели 25 тысяч прецизионных высокоскоростных снарядов класса "земля-воздух", которые могли бы быть выпущены из рельсовых пушек или 155-миллиметровых гаубиц для уничтожения баллистических ракет. Эти инвестиции помогут снова склонить чашу весов в пользу вооруженных сил США в ходе оборонительных действий, что позволит им эффективно функционировать в условиях будущих кровопролитных боев и задействовать другие роды войск в рамках совместных операций.

Одним из основных боевых преимуществ Америки является обладание наиболее подготовленной армией в мире. Для поддержания боевого превосходства Америки в человеческом измерении, мы инвестировали в технологии оптимизации использования человеческих ресурсов. Люди являются центральным элементом каждой выполняемой военными функции, и нет такой задачи, которую нельзя было бы усовершенствовать путем повышения работоспособности человека. Последние достижения в области фармацевтики и новых методов военной подготовки, таких как транскраниальная стимуляция постоянным током, показали колоссальный потенциал в сфере увеличения когнитивной и физической производительности человека. Мы инвестировали 1 миллиард долларов в научные исследования повышения работоспособности человека для лучшего понимания этих технологий, многие из которых уже используются в невоенных целях, и выявления наиболее подходящих областей их применения с точки зрения эксплуатационных преимуществ.

Эти готовые модернизированные наземные силы должны поступить на вооружение и использоваться по назначению, но не существует легкого пути переброса сухопутных войск через океаны. Для сдерживания становящейся все более напористой России армия США должна быть не только боеготовой и современной, но и развернутой в передовых районах Европы. Мы передислоцировали две бронетанковые бригадные боевые группы, одну бригадную тактическую группу "Страйкер" и одну бригаду армейской авиации обратно в Европу, чтобы сделать их основой американского присутствия в этой части мира.

Вместе с тем, как мы переориентировали армию на сдерживание России, обучение, консультации и оказание помощи партнерам остаются главными задачами армии США. Это действительно одна из тех вещей, которые все еще можно улучшить, даже после пятнадцати лет применения в Афганистане и Ираке. Нынешний подход армии к обеспечению обучения и консультирования миссий заключается в смещении сержантского и офицерского состава среднего звена из боевых частей. Это неэффективно и наносит ущерб боеготовности, оставляя недоукомплектованные части и соединения, развертывание которых не представляется возможным без ключевых руководителей.

Вместо этого мы перешли на новую концепцию, намеченную Начальником штаба Армии Соединённых Штатов генералом Марком Милли: консультационные и вспомогательные команды, которые состояли бы из ключевых руководителей боевой бригады, без участия занимающих подчиненное положение военных. Эти команды стали бы основным источником снабжения тренировочных и консультационных миссий, позволяющих боевым тактическим группам сохранять целостность и боеготовность. Консультационные и вспомогательные команды также служат важной второстепенной цели обеспечения резерва сержантского и офицерского состава среднего звена, выступающих в качестве источника для новых бригадных боевых групп в случае, если армии потребуется заново сформировать какие-либо части и увеличить численность вооруженных сил для противодействия возможным внештатным ситуациям. Опытное руководство является наиболее серьезным сдерживающим фактором для стремительно растущих новых войсковых частей и обеспечивает защиту от будущих угроз. Мы определили в общей сложности 3 тысячи солдат в консультационные и вспомогательные команды. Для удовлетворения этой и других потребностей военнослужащих, в первом перспективном плане оборонных мероприятий мы немного ослабили возможности конечной численности контингента, проходящего действительную службу, увеличив их количество с 450 тысяч в рамках текущего бюджета до 453 тысяч в рамках нашего плана.

Силы специального назначения также являются ключевым компонентом сухопутных войск, а армия - крупнейшим источником пополнения их личного состава. Мы поспособствовали поддержанию конечной численности этих сил и увеличили инвестиции в ключевые области, такие как обучение языку и региональные центры базирования в местах с минимальным количеством сооружений и оборудования и обеспечения доступа к ним.

Мы также искали возможности использования новых технологий для повышения эффективности и экономии расходов. Робототехника и автоматизация имеют огромный потенциал в различных областях, в частности, логистике, которая уже созрела для революционных новаторских решений. Мы дополнили 25 тысяч тактических колесных машин дешевыми автономными дополнительными наборами инструментов для содействия конвойным операциям с участием обслуживающего персонала и без него. Это позволило нам сократить 7,5 тысяч сотрудников, поделив их поровну между регулярными и резервными войсками. Аналогичным образом мы приобрели 200 новых автономных беспилотных грузовых вертолетов. Это позволило снизить закупки вертолета UH-60 и сократить 2,4 тысячи военнослужащих, находящихся на действительной службе, и все это на фоне увеличения общего количества грузовых вертолетов на вооружении. Большинство этих военнослужащих были перенаправлены на более приоритетные задания, но некоторые сокращения обернулись безоговорочной экономией с возможностью реинвестировать в дополнительные возможности. Во втором перспективном плане оборонных мероприятий конечная численность контингента, проходящего действительную службу, упала чуть ниже 450 тысяч - до 449 тысяч, но вооруженные силы показали более высокую эффективность в целом.

Как же мы финансировали все это? Мы готовы были принимать трудные решения и браться за политически спорные вопросы. Мы серьезно подошли к оценке баланса между регулярными и резервными формированиями и передислоцировали войска в случае необходимости. В результате удалось добиться снижения конечной численности резервного контингента армии на 11 процентов. На сегодняшний день резервные войска в значительной степени наделены иммунитетом от сокращений в условиях текущего финансового кризиса, что продиктовано в большей степени политическими соображениями, нежели чем объективным анализом.

Мы приняли решение сохранить боевые возможности службы в регулярных войсках, чтобы иметь под рукой наиболее подготовленные силы. Мы также провели политически чувствительные, но тем не менее разумные реформы, такие как повышение платы за государственную программу медицинского страхования военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей, отмена продовольственных субсидий, а также инициативы в области перепрофилирования и закрытия баз. Эти реформы принесли 27 миллиардов долларов чистых накоплений, которые были реинвестированы обратно в объединенные войска. Мы также активно осуществляли реформы по сокращению гражданских и подрядных подразделений Министерства обороны за счет консолидации центрального аппарата, автоматизации и снижения уровней подчиненности. В рамках всего Министерства обороны в целом, мы взяли пятипроцентное сокращение гражданского персонала и сократили 8 тысяч человек, работающих по временным трудовым соглашениям, в результате чего удалось сберечь колоссальную сумму в 55 миллиардов долларов. Несмотря на все эти сбережения, мы все еще не смоги осуществить все задуманное. Многие из финансировавшихся нами инициатив по модернизации были только первым взносом в будущие вооруженные силы. Мы не всегда могли получить желаемый объем закупок. Но мы все же начали процесс восстановления боеготовности и переориентации армии на угрозы будущего. Были и другие инициативы, с которыми, как нам бы хотелось, могла выступить армия и которых не было среди вариантов в рамках используемого нами инструмента стратегического выбора. Армия должна проводить тестирования новых образцов бронешлемов с целью обеспечения столь необходимой защиты от черепно-мозговых травм вследствие взрывов и проводить дополнительные исследования причин травматических повреждений головного мозга. Экспериментальные экзоскелеты и мягкие экзокостюмы продемонстрировали потенциал для снижения усталости солдат и повышения их мобильности. Эти технологии могут быть реализованы в рамках какой-либо передовой программы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Существует множество нелогистических способов использования воздушных и наземных роботов, от воздушной разведки или активных мер защиты роботов-мулов до сопровождения отрядов патрулирования. Армия должна развивать потенциал этих перспективных технологий для того, чтобы существенно улучшить защиту и мобильность пеших солдат и снизить уровень их смертности.

Мы вложили в общей сложности 50 миллиардов долларов за десять лет на создание боеготовых, современных и дислоцированных на передовой войск. Сделано все это было в условиях ограниченного бюджета и без привлечения небоевых подразделений. Армия воюет в составе объединенных сил, и мы также инвестировали в воздушные и морские силы. Мы оплатили эти счета путем перераспределения ресурсов из устаревших сил, которые были бы менее полезны в будущих условиях безопасности, таких как сокращение бригадных боевых групп пехоты и конечной численности резервного контингента. Мы провели ряд политически чувствительных реформ внутри министерства обороны в целом. И пока эти инициативы будут ждать одобрения от аппарата министра обороны и руководства Конгресса, армейское руководство может оказать содействие, прояснив свои приоритеты. Приход в январе новой администрации и кардинальный пересмотр стратегии обороны в следующем году являются хорошими возможностями более тщательного изучения состояния американской армии. При поддержке аппарата министра обороны и Конгресса, армия может сделать необходимые инвестиции для восстановления своей боеготовности и подготовки к будущим вызовам.

Пол Шарр (Paul Scharre) является старшим научным сотрудником и директором проекта "Будущее военного искусства" Центра новой американской безопасности (CNAS). Бывший рейнджер армии США, принимавший участие в многочисленных военных операциях в Ираке и Афганистане.

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна