Военно-техническое сотрудничество России и Ирана в перспективе снятия санкций СБ ООН: что дальше?

ЦАМТО, 9 апреля. На минувшей неделе страны «шестерки» (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия) и Иран договорились по принципиальным параметрам будущего соглашения по иранской ядерной программе.

Крайний срок подписания окончательного соглашения по ядерной программе Ирана – 30 июня.

Поскольку ядерная программа Ирана являлась основной причиной введения СБ ООН эмбарго на поставки вооружений Тегерану, в случае подписания окончательного соглашения по иранской ядерной программе, следующим шагом станет отмена эмбарго СБ ООН на поставку ВиВТ Тегерану.

Автоматически это снимет с России обязательства перед СБ ООН по замораживанию военных контрактов с Тегераном, в том числе по системам ПВО С-300. Это, безусловно, даст импульс для возобновления переговоров России с Ираном по тематике ВТС. В случае достижении договоренности по возобновлению поставок систем ПВО, можно ожидать отзыва иска Тегерана в третейский суд Женевы.

Снятие санкцией СБ ООН вновь откроет для России очень емкий рынок вооружений Ирана, хотя Москве еще предстоит побороться за этот рынок, прежде всего с Китаем. В случае «полноценного» возвращения на этот рынок, объем ВТС России и Ирана на среднесрочную перспективу может составить до 10 млрд дол (в случае возобновления ряда замороженных программ, а также реализации новых проектов).

На момент введения эмбарго на поставку ВиВТ Тегерану ЦАМТО оценивал «упущенную выгоду» РФ на иранском рынке ВиВТ в 11-13 млрд дол. На текущий момент стоимостной объем двустороннего сотрудничества на среднесрочную перспективу несколько меньше, поскольку за период с сентября 2010 года (на момент присоединения РФ к санкциям СБ ООН) по настоящее время Иран добился самодостаточности по ряду типов ВиВТ, которые ранее планировалось закупить в России.


Эмбарго на поставку вооружений Ирану


Президент России Дмитрий Медведев 22 сентября 2010 года подписал указ о мерах по выполнению резолюции СБ ООН N1929 от 9 июня 2010 года.

Указом предусматривался запрет использования территории России для транзитного перемещения (в том числе воздушным транспортом) вооружений в Иран, вывоз вооружений непосредственно с территории РФ, а также передача вооружений вне пределов страны с использованием морских и воздушных судов под государственным флагом России.

Запрет касался практически видов обычных вооружений по классификации Регистра ООН – боевых танков, боевых бронированных машин, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет и ракетных систем, а также запчастей и средств материального обеспечения к этой технике. Запрет распространялся, в том числе на ЗРС С-300ПМУ-1.

Указ президента РФ полностью соответствовал п.8 резолюция №1929, принятой 9 июня 2010 года Совбезом ООН, которая вводила запрет на продажу Исламской Республике Иран всех семи категорий вооружений по классификации Регистра ООН.

Следует отметить, что кроме поставки финальных образцов вооружений, указ президента РФ предусматривал также запрет на поставку запчастей и средств материального обеспечения к военной технике, которая входит в перечень семи категорий вооружений Регистра ООН, что также соответствует п.8 резолюции №1929 СБ ООН.

В то же время, как отметил тогда заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков, «Россия не прекращает полностью военно-техническое сотрудничество с Ираном, возможности для этого остаются, несмотря на введение жестких ограничений».

В этом же ключе высказался заместитель министра иностранных дел России Алексей Бородавкин, который заявил, что «в строгом соответствии с резолюцией СБ ООН и соответствующим указом президента РФ, Россия ограничивает объем военно-технического сотрудничества с Ираном, но не приостанавливает и тем более не прекращает его».

Заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Константин Бирюлин, в свою очередь, заявил, что «Россия продолжит ВТС с Ираном по тем вопросам и в тех направлениях, которые не подпадают под ограничения резолюции Совбеза ООН №1929».

Согласно перечню Регистра ООН, под запрет не подпадало легкое стрелковое, полевая артиллерия и минометы калибром менее 100 мм, транспортные вертолеты, зенитные артиллерийские установки, РЛС, военная автомобильная техника и еще ряд систем, которые можно охарактеризовать как «пограничные». К примеру, категория «боевые самолеты» напрямую включает многоцелевые истребители, штурмовики, бомбардировщики, самолеты базовой патрульной авиации. Как «пограничные» в этой категории можно рассматривать военно-транспортные самолеты, самолеты ДРЛОиУ, разведывательные самолеты и учебно-тренировочные самолеты.

Полностью подпадала под запрет военно-морская техника по категории «военные корабли» (боевые надводные корабли основного класса, подводные лодки, катера и малые десантные корабли), бронетанковая техника (основные боевые танки, боевые бронированные машины, бронеавтомобили), вертолетная техника (ударные вертолеты, противолодочные и морские патрульные вертолеты, многоцелевые вертолеты), ракетно-артиллерийское вооружение (оперативно-тактические ракетные комплексы, противотанковые ракетные комплексы, реактивные системы залпового огня, самоходные артиллерийские установки, орудия и минометы калибром более 100 мм), средства ПВО (зенитные ракетные системы малой, средней и большой дальности), ракеты всех типов (наземного, морского и авиационного базирования).

То есть ниша возможного сотрудничества с Ираном в сфере ВТС осталась крайне узкой.


]Примечание:


С подписанием президентом России Дмитрием Медведевым 22 сентября 2010 года указа о мерах по выполнению резолюции СБ ООН N 1929 от 9 июня 2010 года, Россия уже второй раз для себя «потеряла» рынок вооружений Ирана.

Активное военно-техническое сотрудничество Москвы и Тегерана началось в 1990 году.

Ежегодный среднегодовой объем торговли ВиВТ России с Ираном оценивался в первой половине 1990-х гг. в сумму около 500 млн дол.

Однако 30 июня 1995 года под давлением США был подписан меморандум Гор-Черномырдин, в соответствии с которым Москва обязалась не заключать новых контрактов на поставки обычных вооружений в Иран, а исполнение уже заключенных контрактов завершить к концу 1999 года.

Россия не успела реализовать в полном объеме уже подписанные контракты с Ираном до указанной в меморандуме даты - 31 декабря 1999 года, в результате чего недополучила около 2 млрд дол. Кроме того, Россия была вынуждена отказаться от поставок Ирану запчастей к ВиВТ.

В ноябре 2000 года Москва официально уведомила американскую администрацию об отказе с 1 декабря 2000 года от данных в 1995 году обязательств не поставлять в Иран обычные вооружения.


Основные поставки Россией ВиВТ Ирану в период 2000-2010 гг.


Улан-Удэнский авиазавод (УУАЗ) с 2000 по 2003 гг. поставил в Иран 27 вертолетов Ми-171 в гражданском варианте (5 Ми-171 в 2000 г., 21 ед. в 2001-2002 гг. и 1 ед. в 2003 г.). В 2001 году Иран подписал с компанией «Рособоронэкспорт» новый контракт на приобретение в 2002-2004 гг. 36 вертолетов Ми-171Ш.

В ходе официального визита в Москву министра обороны Ирана в октябре 2001 года Россия и Иран подписали межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, которое юридически определило рамки дальнейшего взаимодействия в этой сфере.

«Курганмашзавод» в феврале 2003 года получил заказ на поставку партии боевых машин пехоты, который был выполнен в 2004 г. По имеющимся данным, речь шла о поставках примерно 300 БМП-2 в Иран на сумму около 60 млн дол.

Данный заказ на БМП-2 не исчерпывал потребности Ирана в этом виде бронетехники. Ранее шла речь о возможной закупке до 1000 БМП-2, поэтому со стороны Ирана мог последовать дополнительный заказ на эти машины, тем более, что в процессе эксплуатации иранского БМП «Борак» возникли серьезные технические проблемы.

УУАЗ в 2003 году поставил в Иран три новых штурмовика Су-25УБК. Первоначально речь шла о поставке 12 машин, но контракт был подписан только на три самолета. В продолжение этой тематики в 2005 году был заключен еще один контракт на поставку трех самолетов Су-25УБТ.

В 2004 году УУАЗ завершил поставку в Иран 36 вертолетов Ми-171Ш по контракту, подписанному в 2001 году.

В начале 2005 года КВЗ поставил в Иран три вертолета Ми-17 для санитарной службы.

КБП выполнило небольшой по объему контракт с Ираном на поставку управляемых артиллерийских снарядов (УАС) «Краснополь-М».

В декабре 2005 года Россия и Иран подписали пакетный контракт на поставку российских ВиВТ на общую сумму более 1,4 млрд дол. Речь шла, в том числе, о закупке 29 ЗРК «Тор-М1» на сумму 700 млн дол. Кроме того, была достигнута договоренность о модернизации авиационной техники, находящейся на вооружении иранских ВВС. По неофициальным данным, авиационная часть контракта предусматривала ремонт и модернизацию 24 Су-24 (стоимость – около 300 млн дол) . Россия также планировала поставить для ВМС Ирана патрульные катера.

Россия полностью завершила в конце декабря 2006 года поставку 29 зенитных ракетных комплексов «Тор-М1» в Иран. ЗРК «Тор-М1» развернуты для прикрытия от средств воздушного нападения важнейших государственных и военных объектов, в первую очередь ядерных в Исфахане, Бушере, Тегеране и на востоке страны.

Тегерану были поставлены 12 новых буксируемых комплексов «Тор-М1Т» на автомобильном шасси (они были специально разработаны концерном ПВО «Алмаз-Антей» для Ирана) и 17 «Тор-М1» на гусеничном шасси ГМ-5955, предназначавшиеся ранее для греческого опциона, который не был реализован. В феврале 2007 года была завершена поставка в Иран 1,2 тыс. ракет 9М331 и ЗИП для этих комплексов.

Российские ЗРК «Тор-М1» показали в Иране высокую вероятность поражения воздушных целей. Во время огневых испытаний комплексов иранские расчеты, подготовленные в России, сбили все воздушные мишени, имитировавшие средства воздушного нападения.

По официально неподтвержденным данным, «Рособоронэкспорт» выступил посредником при продаже Ирану 200 танковых двигателей В-84МС (производятся ОАО «Челябинский тракторный завод-Уралтрак») на сумму 200 млн дол для установки на иранские основные боевые танки «Зульфикар» (созданы на базе лицензионных российских Т-72С).

В 2007 году был подписан контракт на поставку Ирану пяти дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 млн дол. В ходе переговоров с Ираном обсуждалась также возможность поставки радиолокационных станций «Небо», «Каста», «Гамма» и «Поляна». Иран высказал заинтересованность в приобретении танков Т-90С.

В середине декабря 2005 года в российских СМИ появились сообщения со ссылкой на источник в ФСВТС о том, что Россия достигла также договоренности о поставках в Иран ЗРС «Печора-2А».

В ходе выставки «Айдекс-2005» Иран подал заявку на приобретение буксируемого артиллерийского орудия «Нона-К» калибра 120 мм.


Потери России в результате сворачивания военно-технического сотрудничества с Ираном


На момент ведения эмбарго (22 сентября 2010 года) потери России в результате сворачивания военно-технического сотрудничества с Ираном ЦАМТО оценивал в сумму от 11 до 13 млрд дол. Этот объем включал как поставки по уже подписанным контрактам (до введения эмбарго на поставку вооружений Тегерану), так и упущенную выгоду от сворачивания программ по перспективным проектам.

Следует отметить, что в 2001 году Иран приступил к реализации 25-летней программы перевооружения ВС страны, которая предусматривала в основном ориентацию на закупку ВиВТ российского производства. Общий объем финансирования этой программы оценивался в 25 млрд дол. Российские производители в период 2000-2025 гг. могли рассчитывать как минимум на половину этой суммы, то есть на 12-13 млрд дол.

Одним из наиболее перспективных сегментов военно-технического сотрудничества России и Ирана является тематика ПВО. В конце 2007 года был заключен контракт на поставку пяти дивизионов ЗРС С-300ПМУ-1 на сумму около 800 млн дол. В результате аннулирования этого соглашения, Иран выдвинул штрафные санкции за нарушение контрактных обязательств в объеме около 10% от стоимости контракта.


Справочно:


В целом, как показывает мировая практика, штрафные санкции за одностороннее аннулирование контрактов составляют от 5 до 10 % от их стоимости, что прописывается в каждом соглашении.

Согласно официальным данным, Россия выплатила Ирану только авансовый платеж за аннулирование контракта на поставку ЗРС С-300ПМУ-1 в сумме 166,8 млн дол.

Эту сумму Иран выплатил России в качестве авансового платежа в рамках реализации работ по выполнению контракта.

Как заявил в октябре 2010 года генеральный директор ГК «Ростех» Сергей Чемезов, «в соответствии с пунктом контракта о форс-мажорных обстоятельствах, мы обязаны вернуть только авансовый платеж».

По его словам, в данном случае форс-мажорным обстоятельством является резолюции СБ ООН №1929, на основе которой был издан соответствующий указ президента РФ Дмитрия Медведева.

Несмотря на выплату Россией Тегерану осуществленного ранее авансового платежа в сумме 166,8 млн дол, Иран 13 апреля 2011 года подал иск в третейский суд Женевы против «Рособоронэкспорта» на сумму 4 млрд дол за отказ от поставок систем ПВО С-300ПМУ-1.

Сумма иска включает в себя стоимость контракта на поставку С-300ПМУ-1, подготовку иранцами систем для постановки комплексов на боевое дежурство и моральный ущерб.

Кроме того, Тегеран также включил в эту сумму неустойки по контрактам с РФ с 1995 года, когда вследствие сделки Гор-Черномырдин ВТС между РФ и Ираном было заморожено.

Москва начала длительные переговоры с Тегераном об отзыве иска. Россия обосновывала свою позицию тем, что выполняла условия резолюции СБ ООН о введении санкций против Ирана, что освобождает «Рособоронэкспорт» от исполнения контракта. Иран апеллировал к тому, что запрет ООН не касался систем ПВО.

Переговоры России с Ираном по отзыву иска шли крайне непросто. На определенном этапе переговоров Россия предложила поставить Ирану вместо ЗРС С-300ПМУ-1 другие системы ПВО, но Тегеран от них отказался.

На текущий момент ситуация с переговорным процессом с Ираном по вопросу отзыва иска не известна. Скорее всего, этот вопрос начнет детально обсуждаться после отмены санкций СБ ООН на поставку ВиВТ Тегерану.

Кроме того, в перспективе Иран рассматривался как возможный заказчик ЗРК среднего радиуса действия «Бук-М2Э» для создания эшелонированной системы ПВО страны. Перспективный объем закупок можно оценить в пределах от 18 до 36 ЗРК. По данному сегменту упущенная выгода оценивается в 250-500 млн дол.

Ранее Тегеран высказывал на намерение закупить до 1000 ПЗРК «Игла» (сумма возможного контракта могла составить до 500 млн дол).

Иран проявил также интерес к закупке радиолокационные станции «Гамма-ДЕ», «Каста-2Е2» (100-200 млн дол).

Общие потери России по тематике ПВО можно оценить в пределах от 1,8 млрд дол до 2,2 млрд дол.

По военно-морской тематике Иран рассматривался как вероятный покупатель ракетных и патрульных катеров, корветов, а также ДКВП «Мурена» и «Зубр». Общие перспективные контракты по данному направлению можно оценить в сумме около 1 млрд дол.

После завершения ремонта первой ДЭПЛ проекта 877ЭКМ, велись переговоры по модернизации еще двух ДЭПЛ этого проекта, находящихся на вооружении ВМС Ирана. Причем речь шла о модернизации двух ДЭПЛ на российских верфях, что косвенно указывает на то, что на них планировалось установить ракетный комплекс «Клаб-С» с ПКР 3М-54Э. Не исключено, что в дальнейшем и на первую лодку мог быть установлен этот комплекс. Стоимость этой программы можно оценить в сумму 200 млн дол.

Иран рассматривался также как перспективный заказчик на поставку новых ДЭПЛ проекта 636 «Кило». Прогнозируемая потребность ВМС Ирана оценивается в 3-6- ед. (сумма возможного заказа – от 1 до 2 млрд дол).

В целом упущенная выгода России по военно-морской тематике оценивается в пределах 2,2-3,2 млрд дол.

Наиболее острую потребность Иран испытывает в ударной сверхзвуковой тактической авиации. В этой связи Иран рассматривался российской стороной как кандидат на закупку новых истребителей Су-30МК (до 24 ед., 1 млрд дол) и МиГ-29СМТ (до 50 ед., 1,5 млрд дол). Общая стоимость этих перспективных контрактов могла составить до 2,5 млрд дол.

В качестве перспективных направлений ВТС между двумя странами рассматривались также модернизация имеющегося у Ирана парка российской авиатехники (МиГ-29 и Су-24) и строительство технического центра в Иране по обслуживанию этих самолетов. По разным оценкам, на вооружении ВВС Ирана состоят от 30 до 48 истребителей МиГ-29. Их возможная модернизация до уровня МиГ-29СМТ оценивается в сумму от 300 до 500 млн дол. По имеющимся данным, контракт на модернизацию 24 Су-24 (300 млн дол) входил в пакетное соглашение стоимостью 1,4 млрд дол, подписанное в декабре 2005 года. Основной объем работ по этой программе планировалось выполнить в период 2009-2010 гг. Предположительно, на момент введения эмбарго эта программа была реализована на 50 проц. Если это соответствует действительности, с учетом сворачивания работ по этой программе потери России могут составить 160-180 млн дол (с учетом штрафных санкций).

Иран проявил также заинтересованность в дальнейших закупках штурмовика Су-25УБК. Возможный объем закупки оценивается в 12 ед. (100-120 млн дол).

С Ираном велись переговоры по поставке до 50 двигателей РД-33 на сумму около 150 млн дол для установки на серийные истребители «Азарахш». Кроме того, велись переговоры по поставке небольшой партии двигателей РД-5000 для установки на опытный иранский самолет «Шафак». В случае реализации этих контрактов, в дальнейшем могло последовать их продолжение. Общий прогнозируемый объем в данном сегменте мог составить 300-400 млн дол.

В целом по авиационной тематике объем упущенной выгоды России по перспективным контрактам и контрактам, находившимся в стадии реализации, оценивается в сумму 3,4-3,7 млрд дол.

Первоочередной задачей Сухопутных войск Ирана является модернизация парка ОБТ Т-72 до уровня Т-72М1. Количество пригодных к модернизации машин оценивается в 400-500 ед. Общий объем программы модернизации мог составить 200-250 млн дол.

Иран высказал также заинтересованность в приобретении ОБТ Т-90С. Возможная потребность Ирана в ОБТ Т-90С оценивается в 350 ед. (875-945 млн дол).

Дополнительные потребности СВ Ирана в БМП-2 оцениваются в 700-1000 машин (140-200 млн дол). В перспективе в Иран мог закупить БМП-3 и БМП-3Ф (около 200 млн дол).

Перспективным направлением также рассматривалась поставка Ирану ряда артиллерийских систем, в частности буксируемых артиллерийских орудий «Нона-К» калибра 120 мм. Общий прогнозируемый объем поставок по сегменту артиллерийских систем оценивается в 50-80 млн дол.

Иран высказал также заинтересованность в закупках противотанковых ракетных комплексов и ОТРК «Искандер-Э». Этот сегмент по стоимостному объему просчитать сложно. Предположительно, он мог составить до 300 млн дол

Перспективным направлением по сухопутной тематике являлось также лицензионное производство в Иране ряда систем вооружений. Ранее по российской лицензии Иран произвел 100 ед. 122-мм орудий Д-30, 1400 ПТУР «Конкурс», 2250 ПТУР «Малютка» и 15 тыс. ПТУР «Фагот». Объем новых лицензионных программ по сухопутной тематике можно оценить в пределах 300-500 млн дол.

В целом по сухопутным вооружениям объем упущенной выгоды России по перспективным контрактам и контрактам, находившимся в стадии реализации, можно оценить в сумму 2,1-2,5 млрд дол.

Крупные проекты планировалось реализовать в области поставки военных вертолетов.

Иран уже имеет на вооружении более 50 вертолетов Ми-171Ш. Перспективные потребности в машинах этого типа оцениваются приблизительно в 50 ед. (750 млн дол). Кроме того, Иран заинтересован в приобретении ударных вертолетов. Прогнозируемый объем закупок в данном сегменте оценивается в 12 машин (Ми-35М или Ми-28Н) на сумму около 200 млн дол. Потребность в закупке машин тяжелого класса (типа Ми-26) оценивается в 3 ед. (90 млн дол). С учетом поставленной задачи обеспечения надежного контроля в зоне Ормузского пролива, не исключался также вариант закупки нескольких противолодочных вертолетов Ка-27/Ка-28 на сумму 30-50 млн дол.

В целом по вертолетной тематике объем потенциальных контрактов мог составить около 1,1 млрд дол.

Сворачивание сотрудничества в сегменте разработки космических систем связи и наблюдения за земной поверхностью оценивается в 200 млн дол.

Ежегодный объем поставок запчастей, сервисного обслуживания и текущего ремонта по поставленной ранее военной технике с Ираном оценивается в сумму 20-25 млн дол. В случае реализации новых контрактов, ежегодный объем работ по данному сегменту мог составить 35-40 млн дол. Если считать на перспективу 5-6- лет, потери России в данном сегменте составили 200-250 млн дол.

В целом потери России по всем вышеперечисленным видам военной техники составляют от 11 до 13 млрд дол. Вполне вероятно, что в случае подписания контрактов хотя бы по некоторым из вышеперечисленных проектов, Тегеран мог войти в лидирующую тройку крупнейших импортеров российского оружия.


Что поставила Россия Ирану после введения санкций


Единственной официально подтвержденной поставкой является передача Ирану в октябре 2011 года станции радиотехнической разведки 1Л222 «Автобаза».

Как заявил тогда заместитель директора ФСВТС Константин Бирюлин, с иранской стороной «ведутся переговоры по дальнейшей поставке подобной техники».

Как подчеркнул К.Бирюлин, «мы постоянно ведем переговоры с Ираном о закупке военной техники, которая не подпадает под санкции СБ ООН. Это оборонительные системы, в частности в данном случае речь идет о средствах радиоэлектронной борьбы».

Разработчиком станции «Автобаза» является ОАО «Оборонительные системы».

Станция «Автобаза» осуществляет круговой обзор пространства и выдачу информации на средства постановки помех.

Станция используется в составе мобильного комплекса радиоэлектронного подавления.

В состав комплекса входят аппаратная машина на шасси автомобиля УРАЛ-43203 и электростанция на шасси автомобиля КамАЗ-4310. Комплекс работает в автоматическом режиме, осуществляя пассивный поиск излучающих целей.

Права на данный материал принадлежат ЦАМТО
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна