Санкциями по своим

«Калашников» соболезнует американским охотникам и полицейским

Европейский союз объявил о введении эмбарго на поставку продукции военного и двойного назначения для российского ОПК. По мнению некоторых экспертов, данные запреты являются более серьезными по сравнению с мерами, принятыми против отдельных лиц и организаций. Однако в связи с тем, что Россия осуществляет производство почти всей продукции военного назначения (ПНВ) внутри страны, эффект западных санкций против оборонно-промышленного комплекса РФ представляется сомнительным. Такую точку зрения высказали, в частности, аналитики лондонского IHS Jane's Чарльз Форрестер и Мэтью Смит.


В 2013 году Европа выручила от продажи оборонной продукции России около 581 миллиона долларов, в основном за счет соглашения на поставку двух универсальных десантных кораблей (УДК) типа «Мистраль» (Mistral) для нашего ВМФ. Предполагается, что на протяжении следующего десятилетия общий объем продаж европейской ПВН в Россию составит всего около 2,7 миллиарда долларов, из них более чем две трети придется на Францию.


Риски и штрафы


Военно-технические связи Европы и РФ начали ослабевать еще до введения санкций. К примеру, в 2013 году Министерством обороны РФ было принято решение не приобретать многоцелевые внедорожники LMV (Light Multirole Vehicle) производства итальянской компании «Ивеко» (Iveco). Санкции приведут к дальнейшим трениям и скорее всего судебным разбирательствам.


В настоящее время ожидается приостановка большинства совместных проектов. Французская компания «Рено тракс дифанс» (Renault Trucks Defense – RTD) в результате давления, которое на материнскую компанию «Вольво» (Volvo) оказали шведские СМИ, была вынуждена уже в мае объявить о приостановке сотрудничества с Уралвагонзаводом по совместному производству боевой машины пехоты «Атом» (Atom). 25 июля Россия подтвердила информацию о прекращении программы по строительству легкобронированной плавающей машины ASTAIS-VBL, для которой «Рено тракс дифанс» должна была поставить двигатель, трансмиссию и другие элементы ходовой части. В начале августа текущего года немецкий концерн «Рейнметалл» остановил выполнение соглашения по строительству центра военной подготовки в Мулине (Нижегородская область).


Еще одной крупной совместной программой была разработка Россией и Италией неатомной подводной лодки (НАПЛ) S-1000. В проекте принимали участие центральное конструкторское бюро морской техники (ЦКБ МТ) «Рубин» и военно-морское подразделение компании «Финкантьери» (Fincantieri). Спонсорское финансирование осуществляло Министерство обороны Италии. Работы находились на начальном этапе, когда 25 июля глава ЦКБ МТ «Рубин» объявил о том, что проект приостановлен по запросу официального Рима.


Наиболее крупным контрактом с европейским ОПК является соглашение с французской компанией DCNS по приобретению двух УДК типа «Мистраль». Как ожидается, первый корабль «Владивосток» передадут заказчику уже в конце текущего года. Россия также располагает опционом на поставку еще двух таких кораблей, причем работы в случае принятия решения о покупке новых УДК распределятся между предприятиями РФ и DCNS в пропорции 80:20 процентов соответственно. По мнению экспертов, «Мистрали» будут оснащаться инфракрасной системой обнаружения и слежения «Вампир-NG» (Vampir NG) производства французской компании «Сажем» (Sagem).


Сделка по УДК «Мистраль» заставила ряд политиков оказать давление на Францию с целью аннулирования соглашения. Некоторые американские конгрессмены выступили за продажу или передачу в лизинг НАТО строящихся для России кораблей. 29 июля министр обороны Японии Ицунори Онодера выразил серьезную обеспокоенность французскими намерениями продать УДК заказчику и попросил отменить сделку.


Россия четко обозначила риски и штрафы, которым подвергнется Франция в случае аннулирования контракта, и настаивает на выполнении соглашения. Согласно сведениям, предоставленным IHS Jane's, компания DCNS намерена продолжать выполнение сделки до тех пор, пока она не будет запрещена национальным руководством.


На протяжении нескольких лет французские предприятия взаимодействуют с российскими и в области авиации. В частности, с ОПК РФ тесно связана компания «Талес» (Thales), которая еще в 1994 году приняла участие в проекте оснащения опытного образца истребителя Су-27 авионикой «Секстант» (Sextant). «Талес» также участвует в программе по созданию боевых вертолетов Ка-52, истребителей Су-30, основных боевых танков Т-90, пассажирских лайнеров «Сухой Суперджет 100» (SSJ 100). Оборудование этой компании установлено на некоторых образцах российских вооружений, поставляемых на экспорт. В частности, для оснащения истребителей Су-30МКМ, приобретенных Малайзией, был выбран подвесной контейнер целеуказания «Дамоклес» (Damocles).


«Талес Алениа спейс» (Thales Alenia Space) и российские «Информационные спутниковые системы имени академика Решетнева» основали совместное предприятие для разработки космических технологий. Оно зарегистрировано 5 августа 2013 года. На данный момент официальные представители «Талеса» не предоставили информацию о влиянии санкций на это предприятие.


Французская группа компаний «Сафран» также заключила с нашим ОПК ряд соглашений. В 2012 году она договорилась с холдингом «Вертолеты России» о проведении обслуживания и ремонта вертолетов Ка-62 и Ка-226Т. В 2009-м было подписано соглашение на разработку двигателей для российских военных и правительственных вертолетов (в основном Ка-60 и Ка-62) на базе силовой установки «Ардиден-3G» (Ardiden 3G) производства компании «Турбомека» (Turbomeca).


В 2010 году дочернее подразделение «Сафрана» – «Сажем» согласилось на участие в совместном предприятии по производству инерциальных навигационных систем «Сигма-30» (Sigma 30) для оснащения экспортных версий самолетов производства компании «Сухой» и российской самолетостроительной корпорации (РСК) «МиГ». Глава «Сафрана» Жан-Поль Этерман сообщил, что он ожидает определенные последствия санкций на поставки электроники для вооружений и военной техники, но в целом определил их возможное влияние на группу компаний как незначительное.


Судьба некоторых российско-европейских проектов пока не определена.


Австрийская компания «Даймонд эйркрафт» (Diamond Aircraft) объявила на авиасалоне в Париже в 2013 году о намерении создать у нас в стране завод по сборке самолетов DA42, которые могут быть модернизированы для установки разведывательной аппаратуры или применения в качестве беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Также компания объявила о передаче России технологий в области двигателей для БЛА в качестве компонента сделки.


В вертолетостроении крупнейшим российским партнером является англо-итальянская компания «Агуста Уэстлэнд» (AgustaWestland), входящая в состав концерна «Финмекканика» (Finmeccanica). Основные усилия компании сосредоточены на совместном производстве гражданской модели AW139 с предприятием «ХелиВерт». В 2013 году холдинг «Вертолеты России» и «Агуста Уэстлэнд» подписали соглашение о совместной разработке нового однодвигательного вертолета массой 2,5 тонны.


В апреле 2014 года холдинг «Станкопром» (входит в состав Ростеха) и немецкая компания «Сименс» (Siemens) возобновили сотрудничество в области машиностроения. «Сименс» также подписал с «Вертолетами России» соглашение в области машиностроения на авиасалоне «МАКС-2013». Предполагается, что эта сделка позволит повысить навыки немецкой компании в области разработки вертолетов и улучшить производственную базу российского холдинга.


Санкции против России могут оказать негативное влияние и на вооруженные силы государств – членов Евросоюза. У некоторых из них стоят на вооружении истребители МиГ-21 и МиГ-29. На данный момент приобретение запасных частей в связи с высокой популярностью этих самолетов не вызывает затруднений, но в долгосрочной перспективе с комплектующими возникнут проблемы. Украинская оборонная промышленность вряд ли сможет обеспечить поставку всех необходимых для ремонта МиГов изделий.


Долгосрочные эффекты


Россия была готова к введению санкций. Весь прошлый год страна стремилась снизить зависимость обслуживания и ремонта кораблей от зарубежных верфей. В августе 2013-го российским руководством было принято решение о запрещении применения иностранных станков в случае, если есть доступные отечественные аналоги. Формирующемуся системному интегратору «Станкопрому» была поставлена задача довести количество собственного конкурентоспособного оборудования до одной трети.


Санкции заставляют активизировать эту работу. Выступая на совещании по вопросам импортозамещения, президент Владимир Путин заявил, что перед нами стоит задача «обезопасить от рисков невыполнения контрактов иностранными партнерами, в том числе речь идет о рисках политического характера».


Вместе с тем, несмотря на широкие промышленные возможности России, зависимость от ряда западных фирм, особенно в области специализированного оборудования, сохраняется. На одном из заседаний Комиссии по военно-техническому сотрудничеству в начале июля глава государства констатировал, что по ряду направлений (импортозамещения) в российском ОПК еще сохраняются пробелы, и поставил задачу устранить их в кратчайшие сроки.


Координацию по вопросам импортозамещения осуществляет Министерство промышленности и торговли. Его глава Денис Мантуров 25 июля проинформировал общественность, что ведомством разработана и представлена руководству страны программа по импортозамещению в оборонно-промышленном комплексе. Предполагается, что средства на нее выделят уже в текущем году и в 2015–2016-м. На первом этапе планируется замена украинских комплектующих, на втором – компонентов других иностранных поставщиков. Мантуров также упомянул о текущей программе по увеличению уровня участия двух государств – членов Таможенного союза – Белоруссии и Казахстана в поставках для российского ОПК.


По мнению аналитиков IHS Jane's, санкции могут иметь долгосрочный эффект в связи с тем, что часть компаний, входящих в состав Ростеха, выходит на первичное публичное размещение акций (Initial Public Offering – IPO). «Вертолеты России» уже пытались попасть на Лондонскую фондовую биржу, однако без успеха. В 2012 году холдинг снова объявил о намерении провести IPO на американском или азиатском рынке, однако никаких мер до окончания срока размещения не было принято.


Российский производитель авионики и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) – концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ, входит в Ростех) планирует пик инвестиций для развития холдинга на 2015–2016 годы. Одним из вариантов привлечения финансовых ресурсов может стать IPO или выпуск еврооблигаций. Как считает первый замгендиректора КРЭТ Игорь Насенков, эту задачу (привлечение инвестиций) можно решать по-разному: выйти на IPO, найти стратегического инвестора и развивать предприятие вместе с ним либо привлекать заемные средства, в том числе через выпуск облигаций. Каким способом выгоднее привлекать финансовые ресурсы в 2015–2016 годах, компания будет определять исходя из конъюнктуры рынка, «длины» денег и других условий.


«Однако готовиться нужно уже сейчас, – говорит Игорь Насенков. – Так, мы первыми из вновь созданных холдингов Ростеха отчитались по МСФО за 2012 год. Думаю, что в этом году мы начнем работу с одним из мировых рейтинговых агентств. По этому поводу ведутся переговоры. Выход на IPO не является самоцелью. Сегодня нас вполне устраивает такой инструмент, как кредиты в российских банках. Но уже в этом году мы, вероятно, начнем использовать и другие возможности». Общий объем инвестиций в развитие предприятий КРЭТ до 2020 года, по оценкам холдинга, с учетом средств федерального бюджета, собственных и кредитных ресурсов может достичь 170 миллиардов рублей. Средства будут направлены на техперевооружение и приобретение новых активов. По мнению западных экспертов, КРЭТ может разместить свои акции как на российской, так и на иностранной фондовой бирже. Предполагается, что зарубежным рынком может стать Гонконг или Лондон.


На третьем этапе


И все-таки есть возможности и для внутренних инвестиций. Яркий пример – приобретение в 2013 году Алексеем Криворучко и Андреем Бокаревым 49 процентов недавно учрежденного концерна «Калашников».


Поскольку из-за эмбарго объем доступного зарубежного инвестиционного рынка будет уменьшаться, внутренние инвестиции в ОПК неизбежно повысятся. Это, конечно, рискованные вложения, ведь, например, тот же «Калашников» рассматривает американский и европейский рынки как источник прибылей и сокращения задолженности.


Третий этап санкций потребовал пересмотра стратегии концерна. Как сообщил официальный представитель Ростеха, глава информационно-аналитического департамента госкорпорации Василий Бровко, «90 процентов продаж гражданского оружия шло в США, однако уже есть понимание, куда можно перенаправить экспорт. Это компенсируемые объемы».


Запрет на продажу оружия производства ижевского предприятия в Соединенных Штатах вызвал ажиотаж на внутреннем рынке: население начало активно скупать продукцию «Калашникова». После чего Минфин США выступил с разъяснениями о том, что американцы, имеющие на руках продукцию подпавшего под санкции российского оружейного концерна, могут владеть ею и даже перепродавать, если товар был полностью оплачен. Запрет касается только новых контрактов.


В «Калашникове» выразили сочувствие американским потребителям. «Данная ситуация еще раз показывает, что наше оружие очень популярно у американцев и введенные санкции идут вразрез с их же интересами. Концерн «Калашников» сожалеет, что потребители столкнулись с такой проблемой», – заявила пресс-секретарь концерна Екатерина Бони.


«Калашников» поставлял в США гражданское охотничье и спортивное оружие, в том числе популярную «Сайгу». Помимо ее моделей под различные боеприпасы за океаном пользовались спросом карабины «Лось», «Барс», «Соболь», «Рекорд», охотничьи ружья. «Калашников» изготавливал также самозарядную «Сайгу-12» для полицейских подразделений США.


16 июля Министерство финансов США ввело дополнительный санкционный список, куда включены несколько граждан РФ, а также компаний и организаций. В их число вошли четыре холдинга Ростеха.


Западные эксперты в этой связи отмечают, что портфель оборонных заказов России включает в себя контракты на поставку вооружений и военной техники в Индию, КНР, Венесуэлу и Индонезию общей стоимостью в несколько десятков миллиардов долларов.


Николай Новичков

Дмитрий Федюшко


Опубликовано в выпуске № 30 (548) за 20 августа 2014 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

02.12.2016 » Свой вместо чужих (22)
21.07.2014 » Эффект бумеранга (21)
27.09.2016 » 5 самых смертоносных ВМС, сухопутных сил и ВВС на планете (The National Interest, США) (20)
14.04.2010 » Поможет ли нам оружием заграница? (20)
14.04.2015 » "Если мы работаем в интересах КНР, то работаем и в своих интересах" (18)
13.10.2011 » Может ли Москва вернуть себе статус сверхдержавы? ("Global Post", США) (18)
20.06.2016 » Неизменная структура мира индийских торговцев оружием (OPEN, Индия) (17)
07.10.2015 » Интервью Ричарда Битцингера (17)
25.03.2015 » Догнать и перегнать СССР (17)
25.12.2014 » Дмитрий Рогозин: "Вооружаем армию, чтобы не воевать" (17)
17.11.2014 » Чтобы не рухнула оборона в час "икс" (17)
08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (17)
30.01.2013 » Коррупция в оборонном секторе стоит миру $20 млрд (17)
30.10.2012 » Как Вашингтон не утрачивал позиций на рынке вооружений (17)
06.07.2009 » Дайджест журнала «Военный парад» № 3 (93), Май - Июнь 2009 года (17)
2006-2017, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна