Над чем следует потрудиться Организации оборонных исследований и разработок

Вместо попыток «жонглировать» доктриной о ненанесении первого удара, которая хорошо служит ее интересам, Индия должна сконцентрироваться на укреплении надежного минимального потенциала сдерживания, а также переосмыслить стратегию в отношении баллистических и крылатых ракет.


Партия Бхаратийя джаната парти (БДП), которая в своем предвыборном манифесте упомянула о пересмотре ядерной доктрины Индии, благоразумно исключила внесение корректив в декларированную политику ненанесения первого удара, что оставляет для пересмотра две другие проблемы — надежного минимального потенциала сдерживания и триады.


Разработанная в августе 1999 года, ядерная доктрина была несколько модифицирована в январе 2003 года, и в ней заявлялось, что «в случае, если сдерживание не сработает, то Индия ответит массированным возмездием», при этом акцент делался на слове «массированное». Этот тезис предполагает, что Индия будет обладать как возможностью выдержать предполагаемый первый ядерный удар со стороны Пакистана и Китая, так и дать грозный отпор, подразумевающий наличие большого арсенала боеголовок высокой мощности и различных систем или средств их доставки. На слух это никак не звучит ни «надежным», ни «минимальным» потенциалом.


Хуже того — это не сдерживает ни одного из противников, что очевидно из роли пакистанской армии в теракте 26 ноября 2008 года в Мумбаи и непрекращающейся поддержки ею терроризма в штате Джамму и Кашмир, а также успешных проникновений военнослужащих Китая в Ладакх в апреле-мае 2013 года. Более того, Пакистан использует заявления Индии о «массированном возмездии», наряду с планируемым созданием системы ПРО, возникающим потенциалом сдерживания на море и индийско-американской ядерной сделкой, в качестве поводов для быстрого наращивания запасов расщепляющихся материалов и приобретения у Китая еще двух ядерных реакторов. Очевидно, что ядерная доктрина Индии становится беззубой и нуждается в срочной переоценке.


Начнем с понятий «надежного» и «минимального» потенциала. Учитывая, что у Индии уникальные, но схожие доктрины по отношению к Пакистану и Китаю и наоборот, по которым после угрозы или фактического применения ядерного оружия последуют боевые действия с применением обычных видов вооружений, не лучше ли предусмотреть сдерживание уже на первом этапе боевых действий с использованием обычных вооружений? Это также хорошо согласовывалось бы с заявленной позицией Индии, что ядерное оружие не предназначено для ведения войны. Иными словами, это означает, что военная машина Индии, основанная на обычных вооружениях, должна в случае провокации принудить противника серьезно подумать о массированном ответном ударе с применением обычных вооружений. Таким образом, для создания мощного потенциала обычных вооружений необходима приверженность этому политического руководства, что, в свою очередь, потребует взаимопонимания между политическим и военным руководством на основе регулярного взаимодействия. Такого рода взаимопонимание также укрепит политическую волю к возмездию. Поэтому в нашем случае реальное сдерживание обоих противников основывается скорее на потенциале обычных, а не ядерных вооружений.


Далее. «Надежность» должна также обеспечивать плавный переход от обычных вооружений к ядерным. Например, должны быть разработаны совместные планы по интеграции обычных и ядерных сил (как это делается Пакистаном и Китаем), и о них должно быть известно всем вовлеченным сторонам. В настоящее время ответственные за обычные и ядерные силы действуют на основе ограниченного формата допустимого информирования; вместо этого они должны быть в курсе возможностей, потенциалов и доктрин друг друга. Это потребует изменений в аппарате советника по национальной безопасности.


Как только противники осознают эту «надежность», оценив потенциал обычных вооружений Индии, наличие политической воли, а также интегрированные планы использования обычных и ядерных сил, то в ядерной доктрине вполне можно будет ограничить этот «минимум». В условиях географической «вытянутости» Пакистана, где слишком много важных стратегических целей находится близко к границе, где городские поселения слишком скученные, практически без гражданской обороны, с плохо оборудованными госпиталями и другими спасательными службами, зачем Индии нужны ядерные боезаряды более 20 килотонн в ограниченном количестве (малое двухзначное число) даже при ее декларированной стратегии ненанесения первого удара?


В случае с Китаем, если в качестве худшего сценария имеются в виду действия не больше, чем просто пограничная война в Тибете и Синьцзяне, если вообще такое случится, то зачем добиваться уровня избыточного сдерживания, угрожая внутренним территориям Китая мегатонными или еще более мощными ядерными зарядами с высокой энергией распада? Напротив, как я утверждал ранее, Индии против Китая следует рассматривать возможность применения тактических ядерных боезарядов массой до килотонны, обеспеченных системой стратегического управления и контроля.


Теперь перейдем к понятию «триады», внутри которой, похоже, нет координации. Вместо нее предлагаю «диаду» с исключением ВВС Индии как предпочтительного средства доставки. С учетом двух активных границ, теряющей значение боевой техники, а также необходимости обладать превосходящей огневыми средствами дальнего радиуса действия в условиях ведения войны против обоих противников обычными вооружениями ВВС практически будет не в состоянии использовать свои возможности для выполнения ядерной миссии. Более того — одностороннее объявление о снятии с ВВС роли доставщика ядерного оружия поможет Пакистану не ошибаться в определении их полезной нагрузки всякий раз, когда они вторгаются в его воздушное пространство. Проявляя добродетель по необходимости, Индия могла бы даже предложить Пакистану идею неприменения воздушных средств доставки боезарядов в качестве меры укрепления доверия. Это — предложение, которое пакистанской армии будет трудно отвергнуть, потому что для нее предпочтительными средствами доставки являются баллистические и крылатые ракеты, которые, в отличие от воздушных сил, полностью подконтрольны командующему пакистанской армии.


Что касается средств сдерживания морского базирования, то не секрет, что Индия строит три атомные подводные лодки одинаковой мощности (ядерный реактор 80 мВт), обозначаемые как суда S2, S3 и S4. Когда Организация оборонных исследований и разработок (DRDO) начинала секретную программу по созданию высокотехнологичного судна, то ограничивала свои устремления против Пакистана, без учета Китая. Почему бы ей не остановить работы на S2 и S3, сооружение которых вышло на продвинутые стадии, и не создать более крупные лодки с ядерными реакторами мощностью 180 мВт, которые смогли бы противостоять Китаю? Индия сэкономит огромные денежные средства, время и начнет работу, на выполнение которой даже при поддержке извне потребуется десятилетие. Какой толк от трех одинаковых атомных подводных лодок, сама безопасность которых не гарантирована в случае их ядерного противодействия Китаю?


Требует пересмотра и политика Индии в части баллистических и крылатых ракет. DRDO успешно провела испытательный запуск баллистической ракеты «Агни-5» с дальностью 5000 км, и после еще двух-трех испытаний ее планируют поставить на вооружение. Этого должно быть достаточно для противостояния Китаю. В амбициозной попытке превзойти этот результат DRDO обозначила свои планы по разработке «Агни-6» с дальностью поражения 6000 км, а также работы над разделяющейся головной частью с боеголовками индивидуального наведения. Это излишне и не усилит потенциал сдерживания Китая.


Вместо этого DRDO следует сосредоточиться на двух крупных проектах: создание собственной силовой установки для крылатых ракет дальнего радиуса действия и обеспечение точности баллистических ракет. Индии нужны возможности для нейтрализации пакистанского «козыря» — крылатой ракеты дальнего действия «Бабур». Индийская сверхзвуковая ракета БраМос — это не решение, поскольку она — результат совместного проекта с Россией, и Москва (в режиме международных ограничений) не позволит использовать ее с ядерным вооружением. Более того, DRDO должна разработать более совершенные системы наведения и повышения точности, чтобы баллистические ракеты могли использоваться с обычными боеголовками. Это необходимо, поскольку китайцы переоборудовали свои баллистические ракеты малой и средней дальности из ядерных в обычные. Это согласуется с объявленной ими доктриной ведения боевых действий с применением обычных видов вооружения, согласно которой баллистические ракеты должны использоваться в качестве более плотной поддержки ВВС. Является аксиомой, что китайские системы наведения, возможно, уже переданы ВВС Пакистана.


Необходимо переосмыслить разрабатываемую DRDO систему противоракетной обороны. С учетом известного стремления DRDO сильно переоценивать свои достижения, эта программа принесла больше вреда, чем пользы. Она дала Пакистану прекрасный повод для наращивания запасов расщепляющихся материалов и расширения спектра средств доставки. Достижения на поверку ограничились несколькими заявленными попутными технологическими новинками. Правда состоит в том, что DRDO, к сожалению, совершенно несостоятельна в разработке всех подсистем ПРО. Ей не хватает космических радаров сопровождения, обнаружения и захвата целей, а ее наземные радиолокаторы приобретаются в Израиле. Еще важнее — DRDO не располагает ракетным топливом высокой мощности (скорость сгорания 10 мм/с при необходимой 70 мм/с) для перехвата ракет противника на высоте выше 80 км. Многие годы предпринимаются попытки приобрести его у России или Израиля. Даже если DRDO добьется этого, то следующему правительству следует знать, что сделка может потребовать компромисса, который вряд ли стоит искать.


Правин Соухни

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
Темы новости
DRDOPJ-10ИзраильИндияКитайПакистанРоссияСШАЯдерный щитЯО
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна