До сих пор непобедимая Красная Армия ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Россияне со свойственной им иронией говорят, что после окончания войны, можно перестать пускать поезда под откос, хотя сами, порой, не хотят следовать этому мудрому правилу

У наших соседей есть вице-премьер Дмитрий Рогозин — по образованию журналист, а по роду занятий — чиновник, отвечающий за военно-промышленный комплекс и космическую отрасль. Это опытный, хотя зачастую излишне эмоциональный, дипломат. В январе он, как ребенок, радовался удачным испытаниям новой атомной подлодки «Юрий Долгорукий». Флотилия таких кораблей класса «Борей», оснащенных баллистическими ракетами «Булава», должна стать основным и самым грозным элементом российского ядерного арсенала.


Окрыленный успехом вице-премьер не смог удержаться от крика души, написав в своем микроблоге: «Дрожите, буржуи! Кирдык вам». Здесь главе оборонки следовало уточнить, кому же следует дрожать. Может, близкому к Кремлю алюминиевому магнату Олегу Дерипаске, а может, другому супербуржую и олигарху — Роману Абрамовичу, который, как мерзкий Мистер Твистер из советского пропагандистского стихотворения владеет «заводами, газетами и пароходами», а заодно и лондонским футбольным клубом «Челси».


Впрочем, над чьими головами оборонно-космический вице-премьер потрясает булавой, можно догадаться и без объяснений. Он продолжает вести завершившуюся холодную войну и мечтает о пускании под откос «поездов» противника второй половины прошлого века. В его сердце жива не только война с буржуями, но и Вторая мировая. В рамках патриотической рекламы изделий находящейся в его подчинении промышленности, Рогозин несколько дней назад пересел из традиционного чиновничьего «Мерседеса» в отечественный бронированный «Тигр» (в полицейской версии). «С трофейного — на наш!» — заявил вице-премьер (хотя предыдущий автомобиль тоже был куплен за деньги).


«Поезда» прежнего противника символично пускают под откос и молодые россияне. Каждый раз, когда приближается 9 мая, годовщина победы над гитлеровской Германией, в стране поднимается волна патриотического энтузиазма. На машинах развеваются георгиевские черно-оранжевые ленточки и виднеются надписи «Спасибо деду за победу». А молодые владельцы очень популярных здесь немецких автомобилей сами воображают себя победителями, пользующимися плодами великой виктории и пишут большими буквами на задних стеклах своих «Опелей», «Ауди», «БМВ», «Фольксвагенов» и «Мерседесов»: «трофей из Берлина», «отнял у Ганса». В центре Москвы я видел однажды Porsche cayenne, владелец которого не ограничился короткой надписью и провозгласил: «Завоеван летчиками-истребителями. Слава сталинским соколам, победившим стервятников Гитлера!»


Через такие задние стекла «трофеев» молодые россияне смотрят на свою армию, с которой они чувствуют связь, но в которой совсем не хотят служить. Для них она до сих пор великая, красная, непобедимая и марширующая под красным «серпасто-молоткастым» знаменем победы.


Следует признать, что миф о такой непобедимой, а одновременно агрессивной и опасной армии, жив и на Западе, который воспринимает любые учения российских вооруженных сил практически как предвестник вторжения.


Этот миф пытался победить несчастный министр обороны Анатолий Сердюков — первый настоящий гражданский на этом посту. Путин поставил его в заведомо невыгодную позицию, дав приказ превратить уменьшенного советского динозавра (в масштабе 1:4) в значительно более скромную современную армию, соответствующую возможностям и потребностям страны.


Следуя приказу, Сердюков поднял руку на святыню, начав переделывать «непобедимую» по западному образцу, чтобы она была готова идти не в лобовую танковую атаку через европейские равнины к Ла-Маншу, а решать локальные конфликты в Средней Азии и на Кавказе. Он хотел, чтобы вместо дивизий, действующих под руководством командующих огромными фронтами, появились самостоятельные бригады. И чтобы было, как в НАТО: современная техника и одетые с умом — удобно и тепло — военные.


Сердюков осмелился утверждать, что изделия отечественной оборонки годятся максимум для парадов, но не для боя, и заявил, что если российская промышленность не может дать армии то, что ей нужно, придется покупать вооружения за границей. Он попытался снять с офицеров манящие вражеских снайперов погоны, перенеся звездочки с плеч на грудь. Как на Западе. А еще он запретил «суворовцам» (воспитанникам военных школ) участвовать в парадах 9 мая, полагая, что молодежи следует учиться, а не отрабатывать много месяцев подряд по восемь часов в день парадный шаг.


«Смешные зеленые человечки», как гражданский министр обороны свысока называл офицеров и генералов, верящих в миф «непобедимой», ненавидели своего начальника. Когда осенью 2012 года он слетел со своей должности, в «Арбатском военном округе» (Министерстве обороны, расположенном неподалеку от московского Нового Арбата) пили и гуляли до утра.


По официальной версии, Сердюков оказался за бортом из-за махинаций, связанных с продажей недвижимости министерства обороны, стоивших государству миллиардов долларов. Многие соратники экс-министра оказались под следствием. Однако ему самому, хотя от прогремевшей на весь мир отставки прошел почти год, никаких обвинений до сих пор не предъявлено. Ведь он пострадал, скорее, не за мошенничество при приватизации военного имущества, а стал ритуальной жертвой для успокоения всех тех, кто до сих пор верит в совершенство «непобедимой».


Сергей Шойгу и Анатолий Сердюков. Фото РИА Новости


Преемник Сердюкова Сергей Шойгу поступает разумно: он не ругает вслух оборонку, не заявляет, что он купит все за границей, однако не разрывает при этом контрактов. Он позволяет называть бригады дивизиями, но не возвращает прежних организационных форм. Вернулись лишь символы: погоны на полевой форме вновь переместятся с груди на плечи, а суворовцы будут, как прежде, маршировать 9 мая на Красной площади.


Между тем в Кремле уже понимают, что страна не может содержать многомиллионные вооруженные силы не только с финансовой, но, в первую очередь, с демографической точки зрения. В них уже даже нет необходимости. В российских казармах, по подсчетам влиятельного эксперта Руслана Пухова, находится сейчас не мифический «миллион», о котором трубит пропаганда, а около 800 тысяч человек. И стране, которую защищает ядерный щит, этого вполне хватит там, где армия может реально пригодиться, то есть на Кавказе и в Средней Азии.



Вацлав Радзивинович (Wacław Radziwinowicz)

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна