«Россия должна определиться с внешними угрозами и выработать четкие требования к ВПК»

В преддверии нового года ИА «Оружие России» провело блиц-опрос среди российских военных экспертов. Редакция предложила два вопроса: 1.Какие события уходящего года Вы считаете наиболее важными для укрепления военной и политической мощи России? 2.Каким, по-вашему, должен быть вектор развития военно-промышленного комплекса России? Сегодня на эти вопросы отвечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.


1.Какие события уходящего года Вы считаете наиболее важными для укрепления военной и политической мощи России?


Каких-то принципиально важных в этом плане событий в 2012 г. не произошло. Хорошо, что продолжаются закупки новой техники для ВС. Нельзя, однако, не отметить определенную бессистемность данного процесса и слишком скромные объемы закупок.


Отставка Сердюкова, вряд ли, окажет какое-то серьезное влияние на развитие ВС в какую-либо сторону.


Положительными моментами можно считать выход Узбекистана из ОДКБ и прекращение эксплуатации Габалинской РЛС: чем меньше у нас «союзников», по сути, являющихся противниками, чем меньше мы от них зависим, тем лучше для России.


С другой стороны, совершенно непонятно, почему Россия ввела фактическое эмбарго на поставки оружия в Сирию. Ведь абсолютно очевидно, что внешнюю агрессию против этой страны сдерживают не российско-китайское вето в Совбезе ООН, а мощь сирийских ВС. Но если ее не поддерживать, она иссякнет. И это никак не укрепит российские позиции.


Сергей Шойгу и Анатолий Сердюков. Фото РИА Новости


2.Каким, по-вашему, должен быть вектор развития военно-промышленного комплекса России?


ВПК должен обеспечить ВС теми видами ВВТ, которые необходимы ВС для ведения ими любых возможных войн. При этом геополитическое положение России таково, что для нее возможны в будущем войны любого типа: высокотехнологичная сетецентрическая (потенциальный противник - США); крупномасштабная классическая (Китай, Япония, Турция); локальная классическая (Грузия); противопартизанская (т.н. «международный терроризм»). Соответственно, ВС должны быть готовы ко всем войнам одновременно, что достаточно сложно.


При этом военно-политическое руководство страны обязано, во-первых, четко определиться с внешними угрозами для страны, во-вторых, исходя из этого, выработать четкие требования к ВПК. Пока, к сожалению, ни того, ни другого не сделано за все два десятилетия существования РФ как независимого государства.


Сам ВПК не имеет права навязывать ВС свою продукцию, хотя, разумеется, может предлагать. При этом, вряд ли, нужно объяснять, что продукция ВПК должна быть конкурентоспособна по отношению к любой продукции ВПК США и Китая в качественном плане и, по крайней мере, потенциально – в количественном (это должно быть обеспечено производственными возможностями).


Для обеспечения конкурентоспособности весьма полезна реальная конкуренция, как внешняя, так и внутренняя, поскольку если конкурентоспособность начинает проверяться лишь во время войны, то может быть уже поздно.


Проблема, однако, в том, что применительно к торговле ВВТ честная конкуренция бывает крайне редко, здесь очень сильны политический и коррупционный факторы. Кроме того, совершенно очевидно, что наиболее современное оружие для высокотехнологической и для крупномасштабной классической войны нам никто не продаст, поэтому внутренняя конкуренция здесь невозможна.


Необходимо также отметить, что сдерживание потенциального противника совершенно не обязательно подразумевает качественную и количественную симметрию по отношению к нему. Наоборот, средства сдерживания могут быть совершенно асимметричными, выработать их должны совместно руководство страны, ВС и ВПК.


Достаточно сложной проблемой является противоречие между интересами страны и коммерческими интересами конкретного предприятия или корпорации ВПК.


«Зацикленность» многих предприятий на экспорте может приводить к целому ряду негативных последствий. В частности, это готовность продавать ВВТ, причем новейшие, опаснейшим потенциальным противникам (Китай, Турция, Саудовская Аравия, Пакистан), загруженность производственных мощностей экспортными заказами в ущерб внутренним, ориентация на производство хорошо освоенных, но морально устаревших ВВТ и, более того, их навязывание собственным ВС.


С другой стороны, отказ от экспорта ВВТ невозможен ни по политическим, ни по экономическим соображениям. Здесь необходимы как меры правового регулирования, так и выработка некоего морального кодекса, причем последнее гораздо сложнее.


3. Поздравление читателям


У меня всегда одно пожелание – пусть новый год для страны в целом и для каждого ее гражданина будет не хуже уходящего.


ИА "Оружие России" также поздравляет всех россиян, нынешних и будущих читателей, постоянных авторов с Новым годом. Желаем всем мира, любви, благополучия и счастья!



Александр Храмчихин

Права на данный материал принадлежат Arms-expo
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

05.08.2013 » Семь раз отмерить (11)
20.02.2013 » Через призму угроз России (11)
08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (10)
13.08.2014 » Наш ответ Вашингтону (10)
30.01.2013 » Коррупция в оборонном секторе стоит миру $20 млрд (10)
19.01.2012 » Военно-политическая среда противоракетного сотрудничества (10)
14.04.2011 » Войны наступившего года - в мире тлеют очаги больших конфликтов, готовые воспламениться в любой момент (10)
09.06.2010 » Первый удар и гарантии безопасности (10)
28.09.2016 » Хроника пикирующих бомбардировщиков (9)
30.08.2016 » В воздухе витает Третья мировая… (9)
20.06.2016 » Стратегический партнер России (9)
16.02.2015 » Стратегия национальной безопасности ("The White House", США) (9)
27.08.2014 » В зоне особого влияния (9)
30.07.2014 » Страхи Америки (9)
04.06.2014 » Большой восточный разворот России (9)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна