НАТО демонстрирует солидарность

Интервью с генералом Романом Полько — бывшим командующим подразделения спецназа GROM, заместителем главы Бюро национальной безопасности Польши в 2006–2008 годах

Nasz Dziennik: В Эстонию уже прибыли первые военнослужащие из 5-го пехотного батальона Rifles. Вряд ли это сильно обрадовало Владимира Путина.

Роман Полько (Roman Polko): Размещение войск НАТО, которые на этот раз прибыли в Эстонию, показывает, что решения саммита Альянса в Варшаве претворяются в жизнь. Это в том числе наш успех. Несмотря на то, что многие предвещали провал этих инициатив, сильные американские подразделения появились в Польше, войска прибыли в страны Балтии, а восточный фланг занял в НАТО причитающееся ему место. То, что Путину это не придется по душе, было ожидаемо. Он понимает только язык силы и действий. Он не обращает внимания на ноты протеста, проявления недовольства и прочие дипломатические шаги. Поэтому пришло время перейти к конкретике: к появлению союзнических сил на восточном фланге.

- Имеют ли тактические подразделения, которые переводятся непосредственно к российской границе, военное значение?

- В плане боевой силы тактические подразделения имеют, скорее, символическое значение. К счастью, оно уже не настолько мало, как это было раньше, когда где-то появлялись отдельные взводы. Это оперативные объединения, которые способны проводить гораздо более масштабные операции. В первую очередь речь идет о том, чтобы продемонстрировать солидарность Альянса, и то, что решения варшавского саммита претворяются в жизнь. Присутствие этих тактических подразделений показывает, что НАТО, как этого требует Третья статья Вашингтонского договора, укрепляет свой потенциал, свою боеспособность. Если оно способно быстро и успешно перебросить из США танковую бригаду и подготовить ее к действиям здесь на месте, если военные ознакомятся с потенциальным театром военных действий, то в случае возникновения опасности Альянс сможет передислоцировать гораздо более масштабные силы. Но лучше, чтобы такой необходимости не возникло.

- Появляются мнения, что Россия отслеживает, где рядом с ее границей находятся натовские батальоны, и сможет уничтожить их одним ударом тактических ракет…

- Рассказывать можно всякое. Во-первых, батальоны войск НАТО - это маневренные, а отнюдь не стационарные, то есть рискующие попасть под удар подразделения. Во-вторых, они оснащены необходимой системой защиты. Еще до того, как эти войска прибыли в Польшу, я обращал внимание, что это будет не просто бригада: американцы привозят с собой технику для наблюдения, разведки и защиты от воздушных нападений. В свою очередь, Россия развертывает свои системы предупреждения.

Что касается мнений, которые вы упомянули, я считаю их, скорее, элементом пропагандистской информационной войны, которую ведут российские тролли, чтобы преуменьшить значение происходящего. Такая операция призвана ослабить или даже разрушить пронатовский подход, мышление категориями собственной безопасности. Короче говоря, они хотят создать впечатление, что любые наши действия не помогут нам в столкновении с российской мощью, а, значит, от них можно отказаться. Такая логика ошибочна.

- В Эстонии разместят военных из Великобритании, в Польше - американцев, в Литве - немцев, в Латвии - канадцев.

- Одновременно с размещением сил "рамочных" государств НАТО происходит распределение ответственности и назначение партнеров для сотрудничества с ними. Это показывает, что российский потенциал, как бы велик он ни был, не настолько страшен на фоне солидарности Альянса. Если учесть еще хотя бы тот факт, что России придется защищать куда большую территорию, чем один восточный фланг, действия НАТО можно признать эффективными. Играть мускулами, пугая Альянс, Путину в сегодняшней ситуации не выгодно, в любом случае он не сможет добиться того, чего бы ему хотелось.

- Какие войска будут использованы в случае потенциального конфликта: сухопутные или, может быть, ракетные?

- Сценарии возможного конфликта могут быть очень разными. Я бы сделал ставку на то, что в первую очередь будут использованы специальные подразделения. Я думаю, самый вероятный сценарий - это действия диверсионного плана, сопровождающиеся информационной войной и нацеленные на то, чтобы вызвать недовольство местного населения и создать на территории противника хаос. Напомню, что такой сценарий успешно использовался в Крыму и в Донбассе. В случае возникновения угрозы и начала военных действий мы будем, я полагаю, наблюдать не гениальную стратегию Путина, а действия такого рода. Конечно, на следующих этапах эта операция может стать, как в Донбассе, более масштабной. Тогда, как я надеюсь, НАТО предпримет действия, которые позволят дополнительно укрепить восточный фланг.

- Вы согласны с таким мнением, что Россия не собирается нападать на Европу, а, скорее, старается выдавить Соединенные Штаты из Старого Света, который Москва считает своей сферой влияния?

- Политика России нацелена на разрушение не только трансатлантических связей, но и в первую очередь связей внутри Европы. Если европейские страны не будут действовать солидарно и выступать как единое целое, они могут стать объектом манипуляций Москвы, которая только этого и ждет. К сожалению, после саммита НАТО произошел путч в Турции, а от таких инцидентов Россия только выигрывает. В свете таких событий, как история в Анкаре или Брексит, все конфликты и противоречия внутри Европейского союза опасны и губительны. На тему безопасности нам следует выступать единодушно.

- Значит, спать спокойно мы не можем?

- Древний латинский афоризм гласит: хочешь мира, готовься к войне. Поэтому мы обратились к шагам, направленным на укрепление еще одной опоры польской обороноспособности, занявшись не только флотом, военно-воздушными и сухопутными силами, но и территориальной обороной. Это верное направление действий в XXI веке. Войска территориальной обороны станут тем элементом, который укрепит моральный дух польского общества, а одновременно позволит реагировать на диверсионные операции, с которыми мы можем столкнуться в так называемой серой зоне перед тем, как начнется открытый военный конфликт.

- Командование вооруженными силами - это очень сложная сфера. Как на нашу безопасность влияют перестановки в высшем командирском составе?

— Смена высшего командования, тем более что она проходит настолько стремительно, влияет на уровень нашей безопасности негативно. Я говорю об этом открыто, потому что из армии уходит много командующих. Мы потеряли много высокопоставленных военных в 2008 году в катастрофе самолета CASA, еще больше — в 2010 году в Смоленске. Глава Генерального штаба генерал Франчишек Гонгор (Franciszek Gągor), командующий войсками специального назначения генерал Влодзимеж Потасиньский (Włodzimierz Potasiński), глава оперативного командования вооруженных сил генерал Бронислав Квятковский (Bronisław Kwiatkowski) — это люди, которые сформировались в новой действительности и могли с успехом занять ключевые должности в НАТО.

Сейчас мы, к сожалению, наблюдаем волну отставок. Если перестановки на определенных постах понять можно, то факт, что эти люди проваливаются в «черную дыру», а не становятся, например, кандидатами на места в штаб-квартире НАТО, вызывает тревогу. Я бы назвал это разбазариванием человеческого капитала. Генералы Мечислав Гоцул (Mieczysław Gocuł) или Марек Томашицкий (Marek Tomaszycki) обладали большой сетью контактов, в Североатлантическом альянсе они могли принести Польше много пользы.

Кроме того их совершенно зря обвиняют в том, что они начинали свою службу в Польской народной армии. Что с того? Я тоже там начинал, мы были тогда лейтенантами и 24 часа в сутки, семь дней в неделю видели окопы, бункеры и маневры. Это было лишь обучение военному искусству, а не идеологическая обработка. Сейчас эти люди, которые провели по 10 лет в польских и иностранных учебных заведениях, получили опыт уже в «настоящей» армии, в Ираке и Афганистане, внезапно подают в отставку. На их место приходят военные, у которых тоже есть опыт, и которые смогут принести армии пользу, но в свое время. Вооруженные силы обескровлены, они лишаются целого поколения, а это на фоне событий за нашей восточной границей выглядит тревожно. Можно вспомнить еще о Бартоломее Мисевиче (Bartłomiej Misiewicz) (глава политического кабинета министра обороны Польши, — прим. пер.): у этого человека есть только среднее образование, но говорят, что он умнее военных, которые много лет учились и получали опыт в ходе миссий в Ираке или Афганистане. Имидж польской армии не может от всего этого не пострадать.

- Благодарю за беседу.


Мариуш Каменецкий (Mariusz Kamieniecki)

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

09.03.2016 » Пентагон угрожает бюджетом (12)
29.07.2015 » Система ПРО — это гибель для Польши ("Nowa Europa Wschodnia", Польша) (12)
25.10.2012 » За и ПРОтив (12)
29.03.2017 » Россия против НАТО (iDNES.cz, Чехия) (11)
07.11.2016 » Превосходство российской армии (Aftonbladet, Швеция) (11)
02.11.2016 » Третья мировая может начаться в Прибалтике (Atlantico, Франция) (11)
11.07.2016 » НАТО стала более бюрократической (Latvijas Avize, Латвия) (11)
11.07.2016 » "При атаке на Прибалтику Швеция окажется втянута в конфликт" (Dagens Nyheter, Швеция) (11)
08.07.2016 » Мачеревич: Россия не скрывает агрессивных намерений (Rzeczpospolita, Польша) (11)
27.06.2016 » Профессор Оборонного университета Японии Масамори Сасэ: НАТО нельзя ослаблять бдительность в отношении России (11)
16.06.2016 » Варшавский саммит НАТО – театр одного актера (11)
14.06.2016 » СМИ Великобритании: НАТО показала Путину, кто главный (11)
27.01.2016 » Реинкарнации в Вооруженных Силах (11)
19.10.2015 » Вашингтон играет с огнем (11)
08.10.2015 » 20 целей российской военной операции в Сирии ("Publico.es", Испания) (11)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна