Закон длинной руки

Успешное решение задач в Мировом океане должно обеспечиваться развитием концептуальной и нормативной основы

Устойчивый рост геополитического влияния России требует подкрепления адекватным составом и содержанием военно-морской деятельности.

Успешность военного взаимодействия во многом определяет состояние глобальной безопасности и сохранение геополитического баланса. Россия переходит к инициативным решениям, обеспечивающим в комплексе с другими мерами надежную защиту национальных интересов нашей страны.

Военное взаимодействие с другими государствами ведется в различных формах. Яркий пример – применение нашей межвидовой группировки в Сирии. При этом зона действий морской составляющей охватывает все Средиземноморье, Черноморский бассейн и зону проливов, значительную часть Атлантики и Индийского океана, где обеспечивались переходы наших кораблей.

[cloud]“Установлен порядок присутствия ВМФ РФ в отдельных районах Мирового океана, в том числе в Средиземноморье – постоянное, в Атлантике – достаточное”[/cloud]


Деятельности военно-морской составляющей межвидовой группировки в Сирии дана высокая оценка главкомом ВМФ адмиралом В. Королевым: "Поход и боевая работа корабельной авианосной группы во главе с крейсером "Адмирал Кузнецов" у берегов Сирии станут особой страницей в летописи российского флота".

Мне довелось воочию увидеть условия и результаты этой работы. Роль морских сил общего назначения уникальна, решение поставленных задач, многие из которых отрабатывались нами впервые, без интенсивного применения значительных сил флота было бы невозможно.

Важным результатом стало возобновление контактов с военным руководством Ливии, направленных на стабилизацию обстановки в этой стране. Другой показательный пример – военное взаимодействие с КНР, характеризующееся продуманностью, имеющее исторические предпосылки.

Памятен визит наших кораблей в Циндао в августе 1993 года, который я возглавил в должности первого замкомандующего Тихоокеанским флотом РФ. Состоявшееся после почти сорокалетнего перерыва, это событие положило начало активным двусторонним контактам ВМФ.

Сегодня можно говорить о полнокровном, масштабном и целенаправленном военно-морском сотрудничестве. Об этом свидетельствуют, в частности, ход и результаты ежегодных учений наших флотов "Морское взаимодействие", качественное решение широкого круга наиболее сложных задач боевой подготовки, включая действия кораблей, авиации и морской пехоты.

Сценарии таких учений поэтапно усложняются, учебная обстановка из года в год приближается к боевой. Целенаправленно отрабатывается взаимодействие не только на тактическом, но и на оперативном уровне. Входят в систему совместные учения по противоракетной обороне, в которых задействуются возможности морских группировок.

Нарабатывается и уникальный опыт. В проведении ежегодных учений "Морское взаимодействие" найдена удачная форма сотрудничества флотов России и Китая, позволяющая учитывать как общие черты, так и различия их назначения и состояния, а также направлений развития; особенности задач оперативной и боевой подготовки и организации их выполнения; возможности всех видов, систем и средств боевого, технического и тылового обеспечения.

Характерным для текущего периода российско-китайского военного взаимодействия являются:

  • [*]постоянное совершенствование подготовки и проведения учений, детальная отработка штабами всех мероприятий, высокая ответственность руководителей, задействованного и обеспечивающего личного состава;
  • [*]поэтапное наращивание сложности учебных задач, боевых упражнений, взаимодействия как органов военного управления, так и тактических групп, расширение оперативного планирования, отрабатываемых на учениях;
  • [*]возрастание значения учений как одного из важных факторов поддержания военной безопасности в Тихоокеанском регионе и в других районах Мирового океана.

 

Вклад в изучение и обобщение опыта военного взаимодействия вносит и Академия военных наук, в частности, в форматах Российско-китайского военно-научного центра и Международного морского форума.

Становится регулярным аналогичное взаимодействие с Индией, проходят военно-морские учения, в последнее время ежегодно. Это способствует укреплению ВТС двух стран. Параллельно проводятся антитеррористические учения с Пакистаном.

Стали регулярными рабочие встречи представителей военных флотов прикаспийских стран и международные соревнования экипажей надводных кораблей. Завершается создание комитета командующих национальными группировками на Каспийском море.

Взаимодействие с США и странами НАТО фактически заморожено. Хотя 16 февраля начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов и председатель ОКНШ армии США генерал Джозеф Данфорд на встрече в Баку, первой после двух лет перерыва, договорились о мерах снижения напряженности и предотвращения рискованных инцидентов. И уже 18 февраля глава МИДа РФ Сергей Лавров на встрече с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом высказался о необходимости снятия всех взаимных опасений и подозрений, возобновлении сотрудничества.

Особую роль может сыграть развитие военного взаимодействия в Арктике с участием как стран региона, так и других, в том числе Китая. В новых геополитических условиях это может реально сдержать военное противостояние в регионе.

Анализ форм и условий военного взаимодействия показывает, что применение наших межвидовых группировок без привлечения ВМФ маловероятно. Даже если используется территория других государств, группировка ВМФ будет обеспечивать прилегающие морские районы и океанские зоны, коммуникации, охрану и защиту прибрежной полосы.

Различие форм военного взаимодействия следует из положений Военной доктрины РФ, в которой отмечены неурегулированность многих региональных конфликтов, сохранение тенденций к их силовому разрешению, невозможность обеспечить равную безопасность всех государств, усиление военных опасностей для страны на ряде направлений.

Поэтому всегда определяется противник, против которого накапливаются, отрабатываются и применяются потенциальные возможности войск и сил. Для ВМФ это группировки военных блоков на дальних подступах, способные перейти к активным действиям, где основной задачей будет сковывание действий группировок, блокирование разрастания конфликтов.

Это в полной мере подтверждается ходом и результатами военно-морской деятельности нашей страны в недавние годы холодной войны в Средиземноморье, Индийском и Тихом океанах, противостояния в Атлантике и других районах Мирового океана. Так, в середине 80-х наш флот фактически отстоял Ливию, обеспечив ее эшелонированной противовоздушной обороной. Как показывают последние события в этом регионе, такой опыт остается актуальным.

Что является общим в успешности различных форм военного взаимодействия?

Во-первых, у всех его субъектов должна быть полная уверенность в решении нашими флотскими группировками всего объема задач и для этого есть требуемые боеготовые силы с должным уровнем подготовки, полностью обеспеченные всем необходимым. Опыт показывает, что причина многих неудач – перенапряжение людей и техники, противоречие между возрастанием объема и важности задач и техническим состоянием обеспечивающих их решение кораблей.

Новые образцы только начинают приходить на флот, а поддержание боевой готовности требует слаженной работы системы технического обеспечения, возможности которой за предыдущие десятилетия существенно сократились. Речь не идет о ее восстановлении – в существующих условиях это невозможно. Необходим продуманный и обеспеченный комплекс мер, позволяющих продлить реальный срок службы кораблей до его полнокровной замены.

Другое необходимое условие – совершенствование управления межвидовыми группировками. Усложнение задач их подготовки и расширение масштабов применения требуют существенно повысить качество планирования, организации взаимодействия и всех видов их обеспечения. Даже частичный срыв может привести к осложнению положения нашей страны, к неизбежным репутационным потерям.

Сложность предотвращения военных конфликтов, их разрастание требуют приложения постоянных усилий, направленных как на выявление наиболее опасных ситуаций, так и на поиск и отработку эффективных мер противодействия. Основа для этого – достигнутый уровень оснащенности флотов и боевой выучки личного состава, внедрение и отработка современных средств управления, использующих на всех уровнях единую систему прогнозирования и оценки оперативных сценариев и их элементов, а также методы комплексной автоматизации. Такие средства обеспечат повышение оперативности принятия решений по применению межвидовых группировок, их обоснованности путем выявления эффективных вариантов применения в сложной для прогнозирования обстановке.

Успешное решение этих задач должно обеспечиваться развитием полноценной концептуальной и нормативной основы военно-морской деятельности РФ. Принята новая редакция Морской доктрины РФ на период до 2030 года, что явилось ответом на современные реалии, в том числе на появление новой Национальной военной стратегии США. Учтены положения более 40 новых концептуальных документов по широкому кругу направлений государственной и региональной политики России, а именно:

1. Введено направление "государственное управление морской деятельностью".

2. Уточнены и расширены направления военно-морской деятельности в Арктической и Антарктической зонах, а также порядок ее обеспечения.

3. Установлен порядок присутствия ВМФ РФ в отдельных районах Мирового океана, в том числе в Средиземноморье – постоянное, в Атлантике – достаточное.

4. Поставлен широкий круг задач развития судостроительного комплекса.

5. Отражены социальные вопросы.

6. Определено развитие дружественных связей с КНР как важной составляющей национальной морской политики на Тихоокеанском региональном направлении.

В связи с этим необходимо скорейшее внесение правительством законопроекта "О государственном управлении морской деятельностью", разработанного Минобороны РФ. Проволочки недопустимы.

Важнейшие направления практической реализации военно-морской деятельности должна определять Морская коллегия России. Но в последние годы этим вопросам уделялось явно недостаточно внимания. Одна из причин такого положения – ограниченное представительство органов военного управления в составе коллегии, ее статус консультативного органа. Наряду с повышением статуса необходимо дополнить состав коллегии представителями органов военного управления, профильных научных учреждений и профессиональных моряков.


Игорь Хмельнов, адмирал, руководитель Морского отделения Академии военных наук


Опубликовано в газете "Военно-промышленный курьер" в выпуске № 8 (672) за 1 марта 2017 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

17.04.2015 » Министр обороны России выступил на IV Московской конференции по международной безопасности (13)
26.12.2016 » Десять наиболее важных событий 2016 года (12)
20.08.2014 » Возвращение в Черное море (12)
15.12.2016 » Выбор РИА Новости: главные события 2016 года в сфере обороны и безопасности (11)
27.09.2016 » 5 самых смертоносных ВМС, сухопутных сил и ВВС на планете (The National Interest, США) (11)
20.06.2016 » Стратегический партнер России (11)
12.12.2014 » Глава российского Генштаба генерал армии Валерий Герасимов встретился с иностранными военными атташе (11)
24.01.2014 » Военные возможности России в Арктике (11)
17.06.2013 » Болезни роста и курс на Цусиму (11)
16.01.2013 » Неочевидный фактор – сила оружия (11)
19.06.2012 » Сирийский блицкриг Министерства обороны (11)
31.12.2011 » Российский флот сегодня: итоги 2011 года (11)
20.07.2011 » Мировой баланс сил и новые авианосцы (11)
17.01.2017 » Корабельная ударная группа Северного флота повышает градус истерики в НАТО (10)
26.12.2016 » Основы несокрушимости (10)
2006-2017, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна