Безотказный "Калибр"

У ракет, уничтоживших объекты террористов, были и другие цели

Официальной информации о боевом применении КРМБ "Калибр" почти нет. Поэтому вряд ли стоит принимать во внимание домыслы "экспертного сообщества", берущего на себя смелость при полном отсутствии реальных данных определять боевую эффективность российских крылатых ракет в Сирии и затем сравнивать ее с аналогичным параметром американских "Томагавков".

Можно с определенными оговорками попытаться порассуждать о том, что стоит за принятием решений о нанесении четырех массированных ударов ракетами "Калибр" по целям запрещенного в России ИГ в провинциях Ракка, Идлиб и Алеппо из акваторий Каспийского и Средиземного морей. И как, собственно, могла выполняться боевая задача по уничтожению назначенных целей этими ракетами.

[cloud]“Ракетам, запущенным из Каспийского моря, пришлось выполнить в полете 147 поворотов на высотах от 80 до 1300 метров”[/cloud]


В реальной войне выбор средства нападения предполагает в первую очередь оценку важности поражаемого объекта, в том числе и его стоимости. С позиции обывателя можно утверждать, что на территории ИГ практически нет стационарных целей, сопоставимых со стоимостью оружия, которым их уничтожали. Тем более что на авиабазе "Хмеймим" в Сирии имелся достаточный арсенал авиационных бомб гораздо меньшей стоимости, с помощью которых поставленная задача могла быть решена с вероятностью 0,99.

Как заявил глава МО РФ Сергей Шойгу в декабре 2015 года на встрече с президентом Владимиром Путиным, применение новых КР на сирийском ТВД было связано с необходимостью проверки нового оружия во всех его сферах применения – с воздуха, с воды. КРМБ проверяли в обоих вариантах – надводного и подводного базирования. Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что районы запуска ракет были выбраны весьма продуманно.


На крутых поворотах

Необходимо отметить, что в октябре и ноябре, когда наносили первые два удара "Калибрами", участвовавшая в сирийской операции морская группировка ВМФ России насчитывала десять кораблей: шесть – в Средиземном и четыре – в Каспийском морях. При этом в первой из этих акваторий ни один не был оснащен ударным ракетным комплексом "Калибр-НК". Возможность пуска из Восточного Средиземноморья появилась только в начале декабря, когда туда пришла подводная лодка "Ростов-на-Дону", переходившая к месту постоянного базирования на Черном море. В боекомплекте этой ДЭПЛ было четыре ракеты "Калибр-ПЛ", которыми субмарина и отстрелялась из подводного положения по наземным целям.

Затем в составе оперативного соединения ВМФ России, находящегося в Средиземном море, появились два малых ракетных корабля (МРК) "Серпухов" и "Зеленый дол", каждый из которых несет ударный комплекс с восемью ракетами "Калибр-НК".

На основе данных таблицы по применению КРМБ "Калибр" по целям ИГ в Сирии, а также общеизвестных картографических данных можно полагать, что наименее сложными были траектории ракет "Калибр-ПЛ", запущенных из Восточного Средиземноморья по двум целям в провинции Ракка, примерно в 325–350 километрах от побережья на обширном и ровном Восточном плато.

Подход к ним от побережья после пересечения ракетами береговой черты и первой коррекции бортовой инерциальной навигационной системы (ИНС) КРМБ не требовал дальнейшего сложного маневрирования, как это было при нанесении ракетных ударов по целям в той же провинции Ракка из акватории Каспийского моря, когда, очевидно, при формировании полетного задания приходилось учитывать весьма сложный горный рельеф Ирана и Ирака. Именно через территории этих двух стран проходили маршруты полета 44 КРМБ "Калибр", запущенных из Каспийского моря, и в ходе полета ракетам пришлось выполнить 147 поворотов на высотах от 80 до 1300 метров.

Вполне очевидно, что оптимальный полет к целям в провинции Ракка после выхода к береговой черте четырех ракет "Калибр-ПЛ", запущенных субмариной "Ростов-на-Дону", мог первоначально проходить в южной части Приморской низменности, которая протянулась узкой полосой вдоль сирийского побережья. Между ней и долиной реки Эль-Аси расположен горный хребет Ансария (Эн-Нусайрия), идущий параллельно берегу моря от границы с Турцией на севере и почти до границы с Ливаном на юге шириной порядка 65 километров и высотой около 1200 метров. Поскольку у южной оконечности хребта расположен Триполийско-Хомский межгорный проход, то не исключено, что именно через него все четыре ракеты, пролетев в зоне 720-го пункта МТО ВМФ РФ в Тартусе, могли выйти в воздушное пространство над территорией Восточного плато Сирии курсом на назначенные цели в провинции Ракка.

В свою очередь при ударе из Восточного Средиземноморья тремя ракетами "Калибр-НК" по трем целям в провинции Алеппо полет ракет после пересечения береговой черты мог пролегать между границей Турции и северной частью хребта Ансария.


Задачка для "Триумфа"

Поскольку в ходе сирийской операции ведется испытание новых систем российского вооружения, не исключено, что при пуске КРМБ "Калибр-ПЛ" и "Калибр-НК" из района Восточного Средиземноморья проверялись развернутая на авиабазе "Хмеймим" зенитная ракетная система С-400 "Триумф", а также ЗРПК "Панцирь-С".

Это предположение обосновано тем, что ЗРС "Триумф" и ЗРПК "Панцирь-С" на севере России прикрывают места базирования СФ и арктические районы, через которые могут пролегать маршруты американских крылатых ракет, запущенных со стороны Северного Ледовитого океана.

ЗРС С-400 и ЗРПК "Панцирь-С" развернуты также на Дальнем Востоке, включая Камчатку, где находится база атомных подводных лодок с баллистическими ракетами, представляющая потенциальную цель для американских КР, запускаемых со стороны Тихого океана. Именно по этим средствам воздушного нападения противника и должны работать новые российские средства ПВО.

Пуск "Калибров" в Восточном Средиземноморье позволял смоделировать для С-400 и ЗРПК "Панцирь-С" на авиабазе "Хмеймим" реальную боевую ситуацию отражения массированной атаки крылатых ракет, приближающихся к береговой черте со стороны моря на высотах около 20 метров. При создании мишенной обстановки на полигонах делаются всякого рода допущения, в какой-то мере снижающие достоверность получаемых результатов. Пуск ракет у берегов Сирии фактически создавал для российских средств ПВО на авиабазе "Хмеймим" реальную боевую обстановку в том регионе, где они еще никогда не применялись. Российское командование могло использовать этот факт для проверки средств ПВО нового поколения в полной мере.

После пуска из акватории Средиземного моря КРМБ "Калибр", являющихся прямыми аналогами американских КР "Томагавк", траектории их полета проходили в зоне ответственности ЗРС С-400, которая должна была их обнаружить, опознать, осуществить захват и взять на автоматическое сопровождение. Причем засечь малоразмерные воздушные цели, какими являются "Калибры", требовалось при их подходе со стороны моря, то есть со стороны передней полусферы, в которой демаскирующие признаки КРМБ (эффективная поверхность рассеяния) являются минимальными. Малая высота полета над морем накладывает дополнительные трудности для средств обнаружения ввиду сложной фоновой обстановки – естественными помехами и засветками.

Не исключено, что в проверке возможностей средств ПВО по отражению массированной атаки КРМБ в декабре 2015 года участвовал и ракетный крейсер "Москва" Черноморского флота, оснащенный корабельной ЗРС С-300ФМ "Форт". Этот крейсер после инцидента с российским Су-24М встал 25 ноября на боевое дежурство в прибрежной части провинции Латакия и совместно с ЗРС С-400 обеспечивал противовоздушную оборону российской группировки в Сирии и авиабазы "Хмеймим".

Кроме того, борьбу с низколетящими ПКР для ВМФ России никто не отменял, она остается одной из важнейших задач при защите отдельных надводных кораблей и оперативных соединений. Более того, все крупные боевые корабли по своему предназначению в первую очередь должны решать важнейшие задачи ПВО и ПРО, являясь по сут, передовой защитой береговой инфраструктуры.


Траектория главного удара

Если говорить о первых двух массированных ударах с применением "Калибр-НК", то не исключено, что ввиду большого количества атакуемых целей (11 и 7 соответственно), а также высокоинформативной подстилающей гористой безлюдной местности при полете ракет из акватории Каспийского моря к провинциям Ракка, Идлиб и Алеппо для каждой группы скорее всего прокладывались собственные маршруты. Можно полагать, что планировавшие эти операции военные специалисты имели определенные возможности для моделирования оптимальных траекторий ударов и по результатам поражения назначенных целей, зафиксированных средствами объективного контроля, могут сравнить эффективность работы системы наведения КРМБ над местностями с различным рельефом.

Необходимо отметить, что 51 пуск "Калибров" с ВПУ надводных кораблей и торпедных аппаратов подводной лодки прошел в штатном режиме. Это уже убедительное свидетельство определенного совершенства и надежности нашего оружия. Для сравнения: в 1991 году во время операции "Буря в пустыне" у ВМС США пуск девяти КР "Томагавк" не состоялся из-за сбоя на борту, а у шести ракет отказы произошли сразу же после выхода из ВПУ.

Поскольку боевое применение российских КРМБ в Сирии было первым, стоит напомнить о проблемах, выявленных в аналогичной ситуации с американскими "Томагавками" в Ираке в 1991 году. Среди проявившихся тогда существенных недостатков эксперты отмечали длительное время подготовки полетных заданий для КР, оснащенных рельефометрической или корреляционной системой наведения по цифровой карте местности (на маршевом участке) и оптико-электронной системой наведения (на конечном участке), даже при наличии необходимых изображений. В ряде случаев малоинформативная равнина без достаточных ориентиров или же поверхность, способствующая маскировке объекта поражения, заставляли американских военных выбирать одинаковые маршруты подхода ракет к назначенным целям. При наличии у ВС Ирака средств ПВО это вело к потерям и уменьшению наряда атакующих крылатых ракет. Вполне естественно, что за время их нахождения на вооружении ВМС США недостаток устранили, а саму технологию подготовки полетных заданий для различных регионов кардинальным образом усовершенствовали.

Если же говорить о КРМБ "Калибр", то для российских военных специалистов опыт подготовки боевых полетных заданий для этих ракет, применяемых в Ближневосточном регионе, стал первым и, надо полагать, весьма ценным. Сирийский рельеф Сирии по сравнению с иранским и иракским, где проходили траектории полета "Калибров" при нанесении двух первых ударов из акватории Каспийского моря, более ровный, особенно в районе обширного плато, на котором располагались атакуемые цели.

По словам генерального директора корпорации "Тактическое ракетное вооружение" Бориса Обносова, опыт сирийской операции будет учтен при разработке новых боеприпасов: "Это новый информационный массив, который мы получили. Потому что одно дело – учения и испытания, а другое – применение в реальной обстановке. Причем на театре военных действий, который отличается от наших полигонов. Там совсем другой температурный режим, другая подстилающая поверхность, иные условия влажности. В определенные часы в нижних слоях атмосферы возникает марево. Ясно, что это накладывает особенности на работу средств наведения, например использование лазерной подсветки целей".

Первое боевое применение на сирийском ТВД КРМБ 3М-14 "Калибр", как, собственно, и новейших крылатых ракет воздушного базирования типа Х-101, позволило получить объективные данные, которыми ранее российские военные и оборонная промышленность не располагали. И это дорогого стоит, поскольку позволяет самым тщательным образом проанализировать боевую эффективность нового высокотехнологичного оружия и внести необходимые усовершенствования в его конструкцию, аппаратные и программные средства.

 

Аспект

Основной проблемой использования КР против сухопутных объектов было несовершенство систем наведения. Именно поэтому крылатые ракеты очень долго относились к противокорабельному оружию. Радиолокационные системы наведения отлично различали надводные корабли на фоне ровной морской поверхности, но для поражения наземных объектов они не годились. В разработку отечественного противокорабельного ракетного оружия были вложены огромные ресурсы. Так появились ПКР "Гранит", "Малахит", "Москит" и "Оникс". Сегодня Россия обладает наиболее совершенными образцами противокорабельных крылатых ракет, ничего подобного нет ни у одной армии и военного флота мира.


Николай Новичков, кандидат технических наук

Валерий Половинкин, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ


Опубликовано в газете "Военно-промышленный курьер" выпуске № 36 (651) за 21 сентября 2016 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2017, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна