Безо всяких НАТО оснований. Борьба с Североатлантическим альянсом отвлекает внимание россиян от реальных угроз безопасности страны

Бронетехника остается одним из символов военной мощи России.

После завершившегося в конце прошлой недели саммита НАТО в Бухаресте, как и вслед за встречей президентов России и США в Сочи, так и не были определены варианты решения проблемы расширения НАТО на восток и размещения ПРО США в Европе. Правда, по мнению экспертов, экспансия НАТО куда меньше угрожает безопасности России, чем устаревшие стереотипы в сознании отечественных военных начальников.

По итогам встречи в Сочи главы двух государств ограничились «зафиксированными разногласиями». Суть разногласий в действительности была зафиксирована еще в 2000 году, когда два главных документа, формирующих военную доктрину России – Концепция внешней политики и Концепция национальной безопасности – провозгласили главной угрозой для страны расширение НАТО на восток. Впрочем, многие эксперты не видят причин для страха перед расширением альянса, даже если рассматривать НАТО как потенциального противника.

Угроза для внутреннего применения

«Проблема расширения НАТО с точки зрения безопасности не имеет смысла, – заявил «НИ» президент Института стратегических оценок Александр Коновалов. – Вот недавно в альянс вступили страны Прибалтики, то есть НАТО вплотную подошло к нашим границам, и что? Небо на землю не упало. Более того, Норвегия, будучи членом альянса, уже много лет с нами граничит, и это никогда никого не волновало. Кто вообще сказал, что, расширяясь, НАТО становится сильнее? Включая в свой состав такие страны, как Албания и Хорватия, Североатлантический альянс становится более рыхлой и неустойчивой организацией».

По мнению эксперта, нагнетание напряжения вокруг проблемы расширения НАТО отвлекает от действительно серьезных угроз: «Наших военных куда больше должны беспокоить проблемы полной неготовности к любым современным войнам. И дело тут не только в том, что лучшее российское вооружение уходит на экспорт, а на боевое дежурство почти ничего не поступает. Дело тут и в полном отсутствии какого-либо стратегического планирования. Военные, которые должны быть только исполнителями, берутся за роль творцов нашей внешней стратегии. А между тем нормальная стратегия в области безопасности нам сейчас очень нужна.

Скажем, если Россия возьмет курс на реальное сотрудничество с НАТО, это решит множество серьезных проблем, в том числе и трудности в отношениях с бывшими советскими республиками.

Вражда с НАТО – это лишь пропагандистская кампания, рассчитанная скорее на телезрителей, чем на политиков и военных, считает профессор МГИМО Владимир Кулагин. Как сообщил он «НИ», смотреть надо не на официальные заявления, а на реальные бюджетные расходы, которые более адекватно отражают реальную картину мира: «Проблема наших взаимоотношений с НАТО лежит вне сферы безопасности. С точки зрения российских властей, угрозу представляет любое крупное межгосударственное объединение, реализующее либеральный проект. Но даже если учитывать эту идеологическую несовместимость, представить себе войну с НАТО совершенно невозможно. Россия – это 3% мирового ВВП, а члены НАТО – 50%. Совершенно понятно, что при таком раскладе сил Россия на страны – члены НАТО нападать не будет. НАТО тоже не планирует войны с Россией по политическим соображениям. И это все понимают, в том числе и Владимир Путин, который пока сдерживает наше военное лобби и сохраняет расходы на вооружения в пределах 3%. А вот внутренние расходы МФД, ФСБ и МЧС быстро растут – и это отражает реальную ситуацию: главные угрозы безопасности России находятся внутри страны».

Нужно специальное приглашение

По мнению же директора Центра международной безопасности Алексея Арбатова, страхи перед «наступлением НАТО искусственно нагнетаются людьми, не желающими реформирования армии. Сегодня в вооруженных силах множество тяжелых проблем – экономических, технических, организационных. Но многим нашим генералам, желающим сохранить посты, кажется самым простым вариантом поддерживать напряжение в отношениях с Североатлантическим альянсом – мол, угрозы старые и ответы нужны на них прежние, менять ничего не надо. Неудивительно, что реформа армии оказалась в глубокой стагнации». Как пояснил эксперт «НИ», главная проблема – в системе принятия решений: «Сейчас все решения принимаются узкой группой людей в рамках генералитета, поэтому никакой возможности контролировать этот процесс или хотя бы наблюдать его не существует. Разумеется, когда менять структуру управления армии поручают тому же руководству армии – толку от этого никакого. Даже среди самих генералов находятся адекватные люди, которые просят избавить их от этой необходимости вытягивать себя за волосы».

Впрочем, Алексей Арбатов полагает, что аналогичные проблемы есть в руководстве НАТО, ведь они могли бы попытаться и со своей стороны разбить стену недоверия: «Все отлично понимают, что Россия никогда не подаст сама заявку на вступление в НАТО – какая-нибудь Эстония и Латвия наложат на вступление вето, и как это будет тогда выглядеть? Мы же великая держава, нам это будет обидно. Поэтому альянс мог бы сам пригласить Россию присоединиться к своей структуре. Тогда те, кто разжигает здесь антизападные настроения, оказались бы без почвы под ногами».

Нежелание НАТО проявлять инициативу, по мнению Алексея Арбатова, вызвано также отчасти отсутствием конструктивных предложений со стороны Москвы: «Мы легко прибегаем к угрозам, но совершенно ничего не предлагаем взамен. Если НАТО согласится с Россией по вопросам ПРО в Европе и включению Грузии с Украиной – что сможет предложить Россия? Как только речь заходит, например, о поддержке НАТО в Афганистане, тут же по телевидению начинается волна: «Ага, нас опять хотят затянуть в войну!».

Пострашнее Брюсселя

Когда эксперты говорят о необходимости реформирования армии, они имеют в виду больше, чем просто повышение эффективности государственного управления в области безопасности. Реальная экономическая и организационная структура вооруженных сил сегодня такова, что безо всякого вмешательства НАТО тысячи человек погибают или оказываются за чертой бедности безо всяких на то оснований. Так, например, по официальным данным, небоевые потери вооруженных сил составляют более тысячи человек в год, а по информации правозащитной организации «Право матери» – более 3 тыс. Более того, только по официальным данным, ежегодно в армии свыше 250 человек кончают жизнь самоубийством.

Другим факторам, разрушающим государство сильнее натовских ракет, оказывается экономическое обеспечение армии. В очереди на жилье стоят 135 тыс. офицеров (то есть примерно каждый пятый). Даже высшие чины в армии не получают зарплату свыше тысячи долларов (низкая по западным меркам зарплата для офицера), средний оклад подполковника с выслугой в 25 лет – 17–18 тыс. рублей, лейтенант получает 6–7 тыс. в месяц. Реформирование армии, вопреки всеобщему заблуждению, не стало бы ударом по бюджету, напротив. Сегодня в ВС служат 1,2 млн. трудоспособных человек – это около 2% от экономически активного населения страны. Эти люди могли бы давать прирост в ВВП, равный примерно 13 млрд. долларов, вместо этого, наоборот, их содержание обходится в 821 млрд. руб. (33 млрд. долларов). По разным оценкам экспертов, безболезненно для безопасности можно было бы сократить от 50% до 75% состава вооруженных сил, но пока НАТО в российских телевизорах «лязгает гусеницами у границ» чувство безопасности оказывается дороже сотен миллиардов рублей.

ВОЕННЫЙ ДОЛГОСТРОЙ АЗЕРБАЙДЖАНА

Многолетнее оттягивание азербайджанским парламентом принятия военной доктрины страны превратило ее проект в своеобразный виртуальный долгострой. Напомним, что военную доктрину намеревались принять еще депутаты милли меджлиса (парламента) второго созыва (2000 – 2005 годов). По истечении срока их полномочий изучать проект документа принялись парламентарии третьего созыва. Пока не все, а только члены постоянной парламентской комиссии по вопросам безопасности и обороны, возглавляемой вице-спикером Зияфятом Аскеровым. Последний, и это уже превратилось в традицию, несколько раз в год обещает представителям СМИ, что указанный законопроект будет рассмотрен в ходе ближайшей (осенней или весенней – в зависимости от сезона) сессии. Стоит отметить, что дело, конечно, не в медлительности г-на Аскерова – по всеобщим отзывам, высокого профессионала. Все гораздо сложнее. С одной стороны, Азербайджан – страна, 20% территории которой оккупировано соседней Арменией, что нашло свое отражение в пяти резолюциях ООН. Многолетние попытки в рамках Минской группы ОБСЕ мирного урегулирования нагорно-карабахского вопроса успеха не принесли. Особое беспокойство в Баку вызывает наличие в принятой в конце прошлого года военной доктрине Армении утверждения, что эта страна является «гарантом безопасности Нагорного Карабаха и избранного им пути развития». С другой стороны, Азербайджан является членом Совета Европы – организации, члены которой априори не могут говорить о намерении решать те или иные спорные вопросы с соседями силовым путем. Как рассказал «НИ» военный эксперт, участник афганской и карабахской войн Рауф Раджабов, «военная доктрина – это система официально принятых в государстве концептуальных взглядов и положений по противодействию угрозам и вызовам, предотвращению войн и вооруженных конфликтов. Проект этой доктрины надо открыто объявить гражданам республики и влиятельным международным организациям (ООН, ЕС, НАТО, ОБСЕ). Страна должна получить четкий ответ на вопрос о характере современных угроз для безопасности Азербайджанской Республики».

Рафаэль МУСТАФАЕВ, Баку

ПОЛЬША ПО-ПРЕЖНЕМУ НА ПЕРЕДОВОЙ

Военная доктрина Польши с момента ее членства в Варшавском пакте мало изменилась. Как во времена социализма, когда Польша находилась на передовом рубеже соцлагеря в случае гипотетической военной конфронтации с Западом, так и после вступления в марте 1999 года в НАТО ее геополитическая позиция фактически осталась прежней. Только теперь речь идет об «угрозе» с востока Европы. Роль Польши в потенциальных военных операциях Варшавского договора сводилась к обеспечению максимально четкого марша дивизий Советской армии в Западную Европу и выполнению, в связи с этой задачей, главным образом интендантских функций. Что касается боевых операций, то в случае военного конфликта с Западом Войско польское должно было действовать на севере Европы и, в частности, победить и оккупировать Данию.

Сегодняшняя военная доктрина Польши в полной мере подчинена декларируемой военной доктрине НАТО, то есть носит исключительно оборонительно-превентивный характер. Однако, как заявил «НИ» известный военный эксперт, доктор политологии Варшавского университета Павел Сорока, акцент все-таки делается на собственную безопасность. За без малого 10 лет членства в Североатлантическом альянсе польские военные участвовали в 46 военных операциях и миротворческих миссиях, в которых боевой опыт приобрели более 40 тыс. военнослужащих. Сегодня наиболее многочисленные польские воинские контингенты (в совокупности более 2 тыс. штыков) выполняют боевые задачи в Ираке и Афганистане. По словам Павла Сороки, в настоящее время не существует серьезных военных угроз для Польши, и пока ситуация остается стабильной, не подвергнется существенным изменениям и военная доктрина страны.

Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

НАТО РАЗРАБАТЫВАЕТ НОВУЮ СТРАТЕГИЮ

НАТО начинает работу над новой Стратегической концепцией. Ее основы будут предложены через год, но в целом концепция будет готова позднее: нужно дать осмотреться новой администрации США, которые играют первую скрипку в НАТО. Так решили лидеры стран Североатлантического альянса на прошлой неделе в Бухаресте. Все военные операции НАТО – многонациональные. Все члены блока подчиняются Стратегической концепции НАТО. Она не раз пересматривалась и самым радикальным образом – в 1991 и 1999 годах. Сначала в связи с падением Берлинской стены, роспуском Варшавского Договора и развалом СССР. Потом в разгар первой в истории НАТО крупной военной операции: на Балканах.

«Я думаю, что для натовских военных поворотным пунктом в осмыслении того, какой действительно может быть современная война, было завершение «холодной войны», – сказал «НИ» бывший председатель Военного комитета НАТО, генерал армии в отставке Клаус Науманн. – У нас будут пехотные силы спецназначения, которые смогут десантироваться далеко в тылу противника, – заверил генерал. – У них будут устройства, позволяющие выявлять цели и наводить на них удары управляемых боеприпасов с позиций, находящихся на расстоянии 500–600 километров. Они смогут выводить из строя систему командования и контроля противника. Мы пока не сбрасываем со счетов вероятность войны против противника, которого я бы условно назвал «современными государствами». Но все равно мы все больше будем уделять внимания выводу из строя его систем командования. Чтобы его танки, корабли, самолеты, ракеты и прочее железо не знали, что делать. Тогда их легко уничтожить».

Александр МИНЕЕВ, Брюссель

СКАНДИНАВИЯ РАЗОРУЖАЕТСЯ

НАТО охватывает Россию кольцом, США разворачивают систему ПРО, которая, как считает Москва, направлена прежде всего против России, а североевропейские страны, находящиеся на первой линии конфронтации, ведут себя как ни в чем не бывало. Они продолжают сокращать свои вооруженные силы и заказы для ВПК. Это касается всех трех близких соседей России: Финляндии, Швеции и Норвегии. Финны, например, экономят, закупая за рубежом устаревшие образцы вооружения. В Швеции разоружение зашло столь далеко, что в сентябре этого года в отставку в знак протеста ушел министр обороны Микаэль Оденберг после того, как правительство объявило о проведении очередного этапа реформы: сокращении военного бюджета до 2010 года на полмиллиарда евро. Кроме того, шведское правительство объявило об отказе от разработок подлодок нового поколения. «Полетели» и другие программы. Спасти удалось лишь производство и модернизацию многоцелевых истребителей JAS 39 Gripen, на создание которых с 80-х годов было потрачено более 14 млрд. евро. Военная необходимость в этом самолете, который должен был отразить советское нападение, давно отпала. Швеция решилась на новые траты лишь потому, что уже жаль затраченных средств. Самолет нового поколения предназначен прежде всего для экспорта.

Соседняя со Швецией Норвегия – страна НАТО. До распада СССР норвежский «фронт» считался одним из самых важных в возможной войне. Теперь Норвегия, как и Швеция, интенсивно разоружается. Сокращения, начавшиеся в 1991 году, подошли к последнему этапу. Сворачиваются 12 военных баз на западе и в центре страны, а главная база и штаб оперативного командования перенесены на север, в Буде, к самой российской границе. Такой шаг никогда не был бы сделан, если бы ожидалось нападение с востока. Северная передислокация объясняется новой главной задачей вооруженных сил Норвегии: демонстрировать военное присутствие в Арктике накануне грядущего передела территорий, примыкающих к Северному полюсу.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

АРМЯНСКАЯ АРМИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ СОВМЕСТИМА КАК С ВС РОССИИ, ТАК И С НАТО

В 2007 году Армения приняла два стратегических оборонных документа: Стратегию национальной безопасности Республики Армения и Военную доктрину. Согласно последней свое военное и военно-техническое сотрудничество Армения осуществляет главным образом с Россией и Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ), а также с государствами – членами ОДКБ в двустороннем формате. Но приоритетными направлениями также признаются развитие двустороннего военного сотрудничества с США и сотрудничество с НАТО в рамках Совета евроатлантического партнерства и программы «Партнерство ради мира». К основным внешним угрозам доктрина относит посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность границ Армении, нагорно-карабахский конфликт и подготовку Азербайджана к военным действиям, попытки изолировать Армению, а также транснациональную преступность. По словам эксперта Кавказского института СМИ Сергея Минасяна, осуществляемые в соответствии с принятой доктриной реформы позволят создать армию, способную противостоять новым вызовам, полностью обеспечивать безопасность государства и участвовать в разрешении различных конфликтов. В частности, эта доктрина предусматривает модернизацию армянской армии к 2015 году с целью достижения ее совместимости с вооруженными силами НАТО, а также завершение процесса формирования объединенной армяно-российской группировки вооруженных сил на территории Армении.


/Р. Доброхотов/

Права на данный материал принадлежат Новые известия
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (18)
16.10.2008 » Мощь НАТО сильно преувеличена (18)
26.01.2015 » Жесткий стиль "исключительно оборонительной" доктрины (17)
19.06.2013 » Страшный сон литовцев (17)
21.04.2014 » Арктика – зона конфронтации (16)
21.05.2015 » Инструмент гибридной войны (15)
23.03.2015 » Мир праху твоему, ДОВСЕ (15)
05.11.2013 » Каска для генерального секретаря (15)
15.02.2012 » ДОВСЕ умер и не надо его реанимировать (15)
26.09.2011 » Военная импотенция НАТО: победа, ставшая поражением (15)
24.07.2009 » Обама признает «расхождение в стратегии» между Ираком и ВС США (15)
30.11.2016 » Военный Евросоюз в ответ Трампу и Путину (14)
01.08.2016 » Военные новости: что США поставляют украинским военным (14)
17.02.2016 » Вынужденные непротивленцы (14)
24.11.2014 » Военные игры русских раскрывают их секреты, пугают соседей и НАТО ("Bloomberg Businessweek", США) (14)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна