Первые победы российских инструкторов — часть I

Верные Асаду части приходится строить с нуля

За последнюю неделю сирийские правительственные войска отчитались о нескольких успешных операциях, в частности на северо-западе страны в так называемом анклаве Сальма, где в ноябре прошлого года был сбит российский фронтовой бомбардировщик Су-24М. Правда, пока полностью очистить район от боевиков не удалось. Но благодаря решительным и активным действиям верные Асаду войска смогли взять город Сальма.


Победа Сирийской арабской армии (САА) досталась с большим трудом. И все же необходимо отметить: по сравнению с прошлогодними боями в том же районе, фактически позиционной «мясорубкой», когда ценой больших потерь правительственные войска брали малозначительную сопку, чтобы через несколько часов быть выбитыми оттуда, профессионализм и выучка вооруженных формирований Дамаска неуклонно растут.


Своими успехами САА обязана российским военным и не только авиабригаде особого назначения, но и советникам, специалистам, обучающим личный состав и помогающим освоить новейшие образцы ВВТ.


Силы Дамаска


Наши военные призывались Дамаском в советники и работали в стране задолго до начала гражданской войны. Достаточно большое число сирийских военнослужащих проходило обучение в российских военных вузах, в частности в Общевойсковой академии.

[cloud]“Во взводах от 20 до 30 человек по штату «живых» бойцов иногда не набирается и десятка, включая командира”[/cloud]


По словам представителя Минобороны России, знакомого с довоенной ситуацией, главными проблемами САА были элементарная нехватка обученных людей, низкая укомплектованность частей и подразделений. «Если офицерский состав достаточно хорошо подготовлен, то с сержантским, а особенно с рядовым проблем хватало. Фактически не было развернутых по штату военного времени бригад, полков и т.д. В случае войны их планировалось доукомплектовать призванными из запаса. Все специалисты – связисты, артиллеристы, инженеры и т.п. оказались таковыми только на бумаге. На самом деле это просто парни с автоматами, которые и стрелять-то толком не умели», – оценивает ситуацию собеседник «ВПК».


Военно-политическое руководство Сирии поддерживало в высокой степени готовности лишь несколько механизированных бригад, Республиканскую гвардию и спецназ. Но и в этих частях и подразделениях укомплектованность личным составом редко превышала 70 процентов.


«Отличная выучка до войны была у двух сирийских дивизий спецназа. Правда, в нашем понимании это скорее аналог ВДВ. Республиканская гвардия неплохо укомплектована и техникой, и личным составом. Фактически это армия в армии. У гвардейцев и артиллерия, и подразделения воздушно-десантных войск, специального назначения – все свое. САА комплектовалась по большей части призывниками, а в Республиканской гвардии были в основном профессиональные военные», – поясняет представитель Минобороны, знакомый с довоенной сирийской армией.


Примечательно, что при участии российских советников САА до начала гражданской войны проводила учения по развертыванию нескольких дивизий, когда из запаса призывался личный состав, снималась с хранения техника и т.д.


С началом первых боев в 2011 году количество российских военных советников и специалистов резко сократилось. В частности, судя по фотографиям захваченного в 2014-м боевиками Сирийской свободной армии радиотехнического центра на горе Таль Аль-Хара близ Деръа, военнослужащих ВС РФ к тому моменту на объекте давно не было. Хотя Сирию покинул не весь российский контингент. Наши специалисты продолжали оказывать помощь вооруженным силам Дамаска, обучая военнослужащих применять и эксплуатировать переданное им вооружение и военную технику, в частности РСЗО «Смерч», «Ураган».


Причины потерь


Главной проблемой сирийской армии в гражданской войне стала высокая убыль подготовленного личного состава. Солдаты, сержанты и офицеры не только гибли в боях. Достаточно большой процент перешел на сторону различных оппозиционных и террористических отрядов.


Командование САА пыталось компенсировать нехватку военнослужащих массированным применением танков и другой бронетехники. Достаточно сказать, что до недавнего времени символом сирийской гражданской войны были появляющиеся на видео- и фотохронике правительственные Т-72, Т-55, БМП-1, ведущие бои в городской застройке.


Руководство страны несколько раз пыталось решить проблему нехватки личного состава, проводя частичную мобилизацию. Безрезультатно. В итоге ставка была сделана на добровольческие отряды, формирующиеся в районах и населенных пунктах, бойцы которых должны с оружием в руках защищать свои дома и семьи.


Но если в оставшихся частях и подразделениях САА хотя бы организовывалась боевая подготовка, то добровольцы – обычные мирные граждане, без требуемых боевых навыков, просто вооруженные правительством и сражающиеся с террористами. Хотя из добровольцев только малая часть непосредственно участвовала в боевых действиях. Основная масса в первую очередь несет службу на блокпостах и патрулирует территорию. Еще одна серьезная проблема в том, что добровольческие подразделения воюют только на своей земле, в местности, откуда набраны, и отказываются подчиняться приказам о переброске их в другие районы.


С началом операции Вооруженных Сил России в Сирии правительственные войска не смогли переломить ситуацию. Несмотря на массированное применение бронетехники и артиллерии, для закрепления успеха не хватало подготовленного личного состава.


По данным «Военно-промышленного курьера», одновременно с развертыванием авиабригады особого назначения и созданием авиабазы «Хмеймим» в международном аэропорту имени Басиля Аль-Асада российское руководство осенью 2015 года увеличило число военных советников и инструкторов, которые теперь должны были решить две важные задачи. Во-первых, создать из разрозненных отрядов и батальонов более или менее подготовленные части. Во-вторых, наладить систему эвакуации и ремонта подбитой бронетехники.


Следует отметить, что проблема возращения в строй вышедших из строя боевых машин к 2015 году встала перед сирийским командованием очень остро. По мере насыщения террористических отрядов относительно современными противотанковыми средствами росли и потери ВВТ правительственных войск, которые зачастую не компенсировались поставками «сирийским экспрессом» (неформальное название военной помощи Российской Федерации. – А.Р.). По словам источников «Военно-промышленного курьера», знакомых с ситуацией, основные материальные потери сирийских правительственных сил – брошенная на поле боя подбитая бронетехника, которую можно не только эвакуировать, но и восстановить и вернуть в строй.


Понятно, что с таким отношением к эвакуации и ремонту ситуацию не спасет даже непрерывная военная помощь, включающая поставку новейших танков Т-90, тяжелых огнеметных и артиллерийских систем.


Возвращение в строй


Российское военное ведомство старается не афишировать присутствие наших военных советников и специалистов, но и не отрицает его. Как уже отмечалось, в настоящее время в различных социальных сетях и на видеохостингах достаточно много сюжетов о работе российских военных в Сирии («ВПК», №№ 1–2, 2016 – «След нашего пехотинца»). Поле деятельности для них огромное. Так, в ролике, где показывается инструктаж сирийских снайперов-добровольцев, осваивающих обращение с СВД, бросается в глаза очень низкая выучка бойцов.


По информации «Военно-промышленного курьера», в целом работа с добровольческими формированиями оказалась самой сложной. Несмотря на то, что у многих ополченцев за плечами несколько лет войны, мало кто умеет точно стрелять, грамотно передвигаться на поле боя, не говоря уже о слабой физической подготовке. Командиры-добровольцы, в основном выбранные самими бойцами из наиболее авторитетных, по их мнению, сослуживцев, зачастую неспособны правильно принимать решения в сложной ситуации, грамотно руководить личным составом не только в бою, но и в повседневной жизни.


Большой проблемой остается дисциплина личного состава, простоявшего всю войну на различных блокпостах и несклонного заниматься нормальной боевой подготовкой. Также, по имеющимся данным, нерешенной осталась проблема экс-территориальности. Ополченцы готовы защищать только свои дома и не изъявляют желания перемещаться в другие районы.


Фактически добровольцев приходится обучать с нуля. Сначала индивидуальная подготовка, уже потом слаживание в составе отделений, взводов, рот, лишь после этого – всего батальона.


Правительственные регулярные войска не только имеют более богатый боевой опыт, но и гораздо дисциплинированнее. Но в частях и подразделениях САА все также ощущается нехватка грамотных офицеров и сержантов, ведь за без малого пять лет гражданской войны регулярная армия, как уже было сказано, понесла очень серьезные потери.


Но если индивидуальная подготовка у ее бойцов на достаточно высоком уровне, то учить военнослужащих, даже из полков спецназа, действовать в составе отделения, взвода, роты и батальона приходится, как и ополченцев, фактически с азов.


Еще одна проблема сирийских регулярных частей и подразделений – низкая укомплектованность личным составом. По имеющимся данным, во взводах от 20 до 30 человек по штату «живых» бойцов иногда не набирается и десятка, включая командира.


Не менее сложной задачей для российских военных советников и инструкторов стала организация взаимодействия командиров бригад, дивизий и органов военного управления. До последнего времени боевые действия в Сирии фактически представляли хаотические перемещения отрядов ополченцев, отдельных рот и батальонов регулярной сирийской армии на разных направлениях, зачастую даже без единого замысла.


По словам собеседника «Военно-промышленного курьера», знакомого с ситуацией, разобщенность проправительственных сил была самой большой проблемой. В частности, артиллеристы и летчики в большинстве случаев действовали самостоятельно, без оглядки на сухопутные войска.


Точные данные о том, сколько длится цикл боевой подготовки одного батальона ССА или отряда ополчения, не разглашаются. Можно предположить, что речь идет о сроке не менее шести месяцев. В частности, если первые части и подразделения проправительственных сил под руководством российских инструкторов начали готовиться в сентябре 2015 года, то их дебютом как раз и стали бои в «анклаве Сальма», ставшие бесспорным успехом наступавших.


Проходящие обучение сирийские части и подразделения получают не только новую полевую форму, но и бронежилеты, защитные шлемы, в частности российские 6 Б43, 6 Б45 и 6 Б27, как прямо с завода, так и из запасов Российской армии. К примеру, снятый с погибшего сирийца бронежилет 6 Б45, ранее переданный со складов ВС РФ, с нестертой фамилией бывшего владельца использовался боевиками запрещенного в нашей стране ИГ как доказательство того, что ими якобы убит российский военнослужащий. Судя по фото- и видеохронике, российские военные передают сирийским коллегам и стрелковое оружие: автоматы, пулеметы, снайперские винтовки.


В качестве транспортных средств проправительственные войска получают двухосные грузовики ГАЗ-3308 «Садко», ранее замененные в Российской армии при переходе на новый облик «Мустангами» и переданные на базы хранения. К сожалению, часть ГАЗов, если верить фотографиям, распространенным ИГ, попала в руки боевых отрядов этой террористической организации как трофеи в ходе недавних боев на востоке Сирии.


По нашим расчетам, за прошедшие полгода с помощью российских советников прошли обучение, а также были перевооружены и получили новую технику не менее одной бригады ССА и несколько батальонов (отрядов) ополченцев. Наши военспецы и советники добились серьезного успеха в подготовке сирийских военнослужащих. Верные Дамаску части и подразделения уже начинают организовывать взаимодействие не только друг с другом, но и с авиацией, артиллерией и т.п. Правда, пока возросший профессиональный уровень мы видим только у войск, действующих в основном в районе Сальма, где, вероятнее всего, согласно принятому решению сосредоточены основные усилия.


Но нельзя недооценивать и противника. Пока шло успешное наступление сирийских войск у турецкой границы, на востоке страны в районе Дейр-Эз-Зор игиловцы контратаковали верные президенту Асаду войска, не только потеснив их, но и взяв большое количество трофеев.


Окончание следует.

Алексей Рамм


Опубликовано в выпуске № 03-04 (618-619) за 3 февраля 2016 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

16.03.2016 » Армия одной войны (10)
18.08.2008 » Техника войны. О вооружении, использованном в грузино-осетинском конфликте (10)
27.07.2016 » Иммунитет от "весны" (9)
10.03.2016 » Форпост с вопросами (9)
17.02.2016 » Первые победы российских инструкторов — часть II (9)
27.03.2015 » Рынок вооружений Туркменистана: реалии и перспективы (9)
28.09.2016 » Хроника пикирующих бомбардировщиков (8)
24.05.2016 » Слагаемые обороноспособности (8)
06.04.2016 » Карабах воюет советским (8)
25.06.2012 » Чем чревато уничтожение турецкого истребителя: сравнение военных потенциалов Сирии и Турции (8)
08.02.2012 » О «похоронах» танков не может быть и речи (8)
16.01.2012 » Война НАТО в Ливии: анализ, уроки (8)
29.06.2011 » Европейские санкции: снова мимо цели (8)
12.08.2008 » Расстановка сил. Сравнение боевого потенциала вооруженных сил Грузии, Южной Осетии и России в зоне конфликта (8)
26.12.2016 » Сирийский год (7)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна