Расследование РБК: сколько тратит Россия на войну в Сирии

Операция в Сирии обходится Минобороны как минимум в $2,5 млн ежедневно, свидетельствуют подсчеты РБК. Эти расходы пока укладываются в оборонный бюджет на 2015 год, но длительная операция потребует дополнительных трат


Участие российских вооруженных сил в военной операции в Сирии не потребует дополнительных расходов бюджета в 2015 году, говорил 2 октября министр финансов России Антон Силуанов. «У нас все это делается в пределах бюджета Министерства обороны, дополнительных расходов в текущем году мы нести не будем», — уточнил он. Точных цифр стоимости войны никто из официальных лиц пока не называл.


«Не дороже крупных учений, скажем на Дальнем Востоке», — этими словами описали РБК стоимость операции сразу два высокопоставленных чиновника — в Кремле и правительстве. Похожую оценку давал и бывший министр финансов России, глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. «Я бы назвал эти действия расширенными долгосрочн​ыми учениями, поскольку задействованы только воздушные силы, обслуживающие контингент. Это не такая дорогостоящая операция. Она намного дешевле того, что связано с Восточной Украиной», — сказал Кудрин РБК.


Как считают военные расходы


Похожая на российскую операцию в Сирии 25-недельная военная кампания Великобритании в Ливии в 2011 году с использованием главным образом морской авиации и крылатых ракет стоила ₤320 млн, следует из официальных данных, собранных библиотекой палаты общин. Таким образом, один день войны стоил ₤1,82 млн (174,5 млн руб., здесь и далее расчет по курсу ЦБ РФ на 27.10.15).


Британская методика подсчета затрат заключалась в суммировании нескольких статей расходов — выплат «боевых» военным и гражданским специалистам без учета заработной платы и других регулярных выплат, инфраструктурных затрат, включая содержание и поддержку объектов движимого и недвижимого имущества, используемого при осуществлении операции, обеспечения связью и услугами IT, обслуживания военной техники (поддержание и ремонт), расходов на услуги фрахта гражданских судов, наем дополнительного оборудования и транспорта, подготовку кадров, трат на медицинские и социальные нужды, питание и административные потребности, расход запасов (ГСМ, медицинское оборудование, одежда, вооружение, инженерное и техническое имущество), амортизационные расходы, а также бюджетных резервов на нужды судебно-претензионной работы.


Франция, использовавшая в ходе той же операции 4621 бомбу и ракеты (данные Министерства обороны), потратила на кампанию около €300–350 млн (€1,7–2 млн, или 117–138 млн руб. в день). По позициям противника в Ливии было запущено 15 авиационных крылатых ракет SCALP стоимостью €626 тыс. каждая, 225 высокоточных бомб AASM (€350 тыс. каждая), 950 американских бомб семейства GBU (от €52,1 до €67 тыс. каждая) и 431 ракета Hot (€40 тыс. каждая).


Американское участие, говорят представленные Белым домом конгрессу данные, обошлось в $1,1 млрд ($6,29 млн, или 393 млн руб. в день).



РБК пытался подсчитать расходы по методике, аналогичной британской. Однако отдельные данные оказались недоступны, в том числе из-за секретности бюджета Минобороны. Таким образом, представленные далее расчеты — минимум затрат, которые Россия может нести.


Какими силами воюет Россия


Авиагруппа Воздушно-космических сил (ВКС) России на базе Хмеймим возле сирийского города Латакия состоит из более чем 50 самолетов и вертолетов, заявил в начале военной операции официальный представитель Минобороны Игорь Конашенков. Среди них — эскадрилья модернизированных штурмовиков Су-25СМ (12 машин), эскадрилья фронтовых бомбардировщиков Су-24М (12 машин), отдельное звено многоцелевых бомбардировщиков Су-34 (6 машин), отдельное звено истребителей Су-30СМ (4 машины), эскадрилья многоцелевых вертолетов Ми-8МТВ (12 машин) и эскадрилья ударных Ми-24 (12 машин), уточняет собеседник РБК, близкий к ВКС. Почти вся перечисленная техника управляется двумя пилотами.


Непосредственно в боевых действиях участвуют только самолеты, вертолеты используются для охраны периметра базы и 80-километрового отрезка шоссе вдоль берега, который соединяет аэродром с пунктом материально-технического обеспечения ВМФ России в порту Тартус. Вертолеты также могут быть задействованы в чрезвычайных ситуациях — поисковых операциях для спасения катапультированных российских летчиков и решения других «специальных задач», рассказал собеседник РБК. В официальных сводках Минобороны также упоминаются только авиаудары бомбардировщиков Су-25, Су-24 и Су-34, воздушное прикрытие которых «на постоянной основе осуществляется истребителями Су-30».


Кроме того, военные, по словам Конашенкова, «осуществляют круглосуточный мониторинг обстановки» в районах боевых действий беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) и съемку местности со спутников ВКС. Телеканал Минобороны России «Звезда» сообщал еще и об использовании в Сирии новейшего российского самолета-разведчика Ил-20.


Для поддержания инфраструктуры авиагруппировки в Латакии развернуты отдельный батальон аэродромно-технического обеспечения и отдельный батальон связи и радиотехнического обеспечения (около 200 человек в каждом). Охрану баз Хмеймим и Тартус обеспечивает усиленная батальонно-тактическая группа из бойцов 812-й бригады морской пехоты Черноморского флота (около 600 человек).


Максим Солопов, Александр Артемьев

Права на данный материал принадлежат РБК
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна