Помочь убрать мусор за Янки

Поддержка правительства Афганистана после ухода войск западной коалиции в наших национальных интересах

Предстоящий вывод войск США и их союзников (силы ISAF) из Афганистана приведет к серьезному изменению обстановки и в этой стране, и во всей Центральной Азии. Совершенно очевидно, что начатую в 2001 году военную операцию следует охарактеризовать как явный провал с точки зрения долгосрочных интересов мирового сообщества и афганского народа.


Американцам удалось покарать назначенного ими мирового врага номер один – Усаму бен Ладена, причем в соседнем Пакистане, а также отстранить от власти в Кабуле оказывавший поддержку «Аль-Каиде» режим талибов. Однако за 13 лет западного военного присутствия Афганистан так и не был умиротворен и стабилизирован, а остался очагом перманентной войны. Все негативные механизмы продолжают действовать. Несмотря на присутствие, хотя и сокращающееся, мощных иностранных контингентов, страна остается чудовищной черной дырой на карте мира, распространяющей метастазы нестабильности и наркотрафика.

[cloud]“Стабильность в Пакистане и республиках Средней Азии сегодня зависит от того, насколько сильна власть в Кабуле”[/cloud]


Соединенные Штаты расходуют на ведение боевых действий в Афганистане в среднем 10 миллиардов долларов в месяц. Таким образом, ежегодно кампания обходится Вашингтону в сумму, вдвое превышающую оборонный бюджет России. За период с 2001 года США истратили около 55 миллиардов долларов на создание и развитие новой афганской армии и национальной полиции, более 13 миллиардов – на экономическое содействие. Численность силовых структур правительства в Кабуле доведена до 450 тысяч. Но остаются серьезные сомнения в способности этих сил эффективно выполнять свои задачи после вывода из страны контингента ISAF, на который по сути и опирается нынешний режим.


Афганская кампания наглядно продемонстрировала пределы американской военной мощи в современном мире. США и их союзники по коалиции втянулись в сегментированную интенсивную и малоперспективную асимметричную войну с относительно слабым, но глубоко укорененным на местной почве и имеющим высокую степень гибкости повстанческим движением во главе с талибами. Одновременно западные страны осуществляли очередной эксперимент по государственному строительству. Результаты в обоих случаях оказались мало вдохновляющими. Нынешнее государство и его вооруженные силы выглядят во многом инородным телом в «вечной» афганской реальности.


Весьма вероятен сценарий быстрого развала выстроенного американцами режима после 2015 года с реваншем талибов и других представителей радикального ислама. Вооруженные силы Афганистана в этом случае ждет распад по политическим и этническим признакам, с окончательным погружением страны в межклановую войну по принципу «все против всех».


Поэтому Россия нуждается в выработке четкой политики в отношении постамериканского Афганистана, основанной на тщательном анализе своих реальных интересов. Пусть об афганской демократии рассуждают американцы.


Уход сил западной коалиции из страны в целом невыгоден России. С одной стороны, американцы с союзниками держали ситуацию под определенным контролем. С другой – прочное увязание в афганской трясине отвлекало внимание и ресурсы Вашингтона от других регионов мира и в целом дискредитировало его глобальную экспансионистскую политику. Американская военная машина в ходе этой войны лишалась имиджа сверхэффективной и непобедимой. Местные пейзане с автоматами в очередной раз демонстрировали способность создавать значительные проблемы для самых сильных армий планеты.


Советский Союз получил подобный урок в 1979–1989 годах. Американцы со свойственными им самонадеянностью и презрением к опыту других наступили на те же грабли. Хотя находились в более комфортных условиях, поскольку их противники не получали извне военную помощь на миллиарды долларов в год, как моджахеды 80-х.


Это заставляет российскую сторону быть предельно деликатной и сдержанной в своей афганской политике. Москва по большому счету желала бы, чтобы США и дальше сидели в Афганистане, занимаясь бесконечной войной с талибами. Но коль это невозможно, то в интересах России продолжать поддержку американского наследия в Кабуле – правительства, армии и силовых структур.


Собственно, значительная военная помощь антиталибским силам оказывалась еще до вторжения сил коалиции в 2001 году. За последнее десятилетие Москва передала кабульскому режиму оружия на сотни миллионов долларов. Ценность российских военных поставок представляется значительной и для Вашингтона, не случайно Пентагон заключил и успешно реализует беспрецедентные контракты с ОАО «Рособоронэкспорт» о поставке ВВС Афганистана в счет американской военной помощи суммарно 61 вертолета Ми-17.


Уход западных войск неизбежно вынудит Россию активизировать оборонное сотрудничество с Афганистаном и увеличить содействие его властям. Она может предложить множество вариантов в области обучения, поставок необходимого имущества и материалов, в том числе из излишков, и т. п. Россия прямо заинтересована в стабилизации ситуации, недопущении реванша экстремистских исламских группировок и фактического распада этой страны. Развал власти и армии может привести к превращению Афганистана в своего рода базу по дестабилизации как Пакистана, так и бывших советских республик Средней Азии. Следует напомнить, что наиболее известная среднеазиатская экстремистская группировка – Исламское движение Узбекистана (ИДУ) – давно нашла себе приют и опору среди афганских и пакистанских талибов. Бесспорно, любое ослабление иностранного военного присутствия и центральных властей приведет к активизации исламистов в Средней Азии и инфильтрации боевиков с территории Афганистана на север.


На обозримую перспективу угрозу дестабилизации постсоветских республик ввиду роста напряженности на южных границах можно оценить как одну из главных потенциальных внешних угроз национальной безопасности Российской Федерации. Афганская и возможная среднеазиатская смуты опаснее, чем любой конфликт с НАТО, тем более что они неизбежно будут иметь долгосрочный характер, приводя к усилению и без того значительного миграционного давления на Россию.


Еще один важный фактор, стимулирующий Москву, – противодействие афганскому наркотрафику. Эта страна представляет собой главный источник подобной угрозы, превращает и нашу территорию в транзитный путь в Европу. Борьба с выращиванием наркотиков в Афганистане и их транспортировкой в другие страны крайне затруднена, требует огромных усилий и нетривиальных подходов.


Для России ситуация вокруг Афганистана в ближайшие годы дает возможность укрепить и расширить традиционные связи со среднеазиатскими республиками бывшего Советского Союза. После фактического фиаско США и НАТО все государства региона убедились, что Запад не может быть надежным гарантом безопасности, американская военно-политическая мощь имеет зримые ограничения и неспособна к полной ликвидации террористических угроз. Это усиливает потребность государств Центральной Азии в оборонном сотрудничестве, а также взаимодействии с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Теперь в столицах постсоветских республик все меньше сомнений относительно того, зачем нужна эта организация. Реальность такова, что только РФ и ее военный потенциал могут быть столпом безопасности в регионе.


Однако для соответствия уровню своих обязательств и способности адекватно реагировать на угрозы с юга в предстоящий период России необходимо продолжить интенсивную модернизацию своих Вооруженных Сил, их адаптацию к местным условиям. Это требует соответствующих организационных и технических мероприятий.


Москва заинтересована в сохранении у власти в Афганистане светского дееспособного правительства, эффективно представляющего интересы всех основных этнических и культурных групп населения. Будущее страны невозможно без широкого национального диалога, в том числе с вооруженной оппозицией, включая талибов. Очевидно, что достижение консенсуса – вовсе не переговоры о сдаче, значит, правительство должно быть достаточно сильным, уметь защищать себя без прямых иностранных подпорок.


Способны ли на это нынешние руководители – главный вопрос ближайшего будущего. Со своей стороны Россия должна быть готова внести вклад в дело поддержки легитимной власти в Афганистане. Поскольку здесь интересы РФ и США совпадают, эта страна может стать мостиком для двустороннего взаимодействия в условиях ухудшения отношений по другим вопросам. Мы не получаем никакой выгоды от афганского поражения Соединенных Штатов, нам нет смысла злорадствовать по этому поводу. Вашингтон оставил после себя кучу мусора. Россия вынуждена минимизировать нанесенный региону огромный ущерб, расходовать на это свои ресурсы.


Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий


Опубликовано в выпуске № 20 (538) за 4 июня 2014 года

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

29.08.2013 » Россия нервничает по поводу вывода американских войск из Афганистана ("JB Press", Япония) (8)
27.03.2015 » Рынок вооружений Туркменистана: реалии и перспективы (7)
08.07.2013 » Непредсказуемость фактора-2014 (7)
05.06.2013 » Или разбегутся, или уидут к талибам (7)
04.06.2013 » 2014 год. США уходят из Афганистана. Что дальше? (7)
29.03.2013 » Возвращение «шурави» (7)
06.12.2012 » Компания «Рособоронэкспорт» вновь попала под санкции американских законодателей (7)
26.11.2012 » Свято место пусто не бывает (7)
05.10.2012 » Пакистан и Россия мирятся по-военному (7)
24.07.2012 » Запрет Пентагону работать с Рособоронэкспортом - психологическая атака? (7)
11.07.2012 » Была без радости любовь, разлука будет без печали… (7)
18.06.2012 » Пентагон решил раздать таджикам и киргизам военную технику из Афганистана (7)
18.04.2012 » Войны далекие, но совсем не чужие для России (7)
12.09.2011 » Индийские войска приобретают новый облик (7)
29.08.2011 » Вертолетный контракт. Как это делается в Америке (7)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна