России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
Встреча на развилке

Встреча на развилке

Инициативы Обамы и реакция России

19 июня президент Барак Обама объявил об изменениях в подходе США к применению ядерного оружия. Тем самым завершился продолжавшийся почти два года пересмотр американской ядерной стратегии. Хотя Обама упоминает провозглашенную им 5 лет назад цель ядерного разоружения, новый доктринальный документ подчеркивает, что в обозримом будущем США не отказываются от ядерного сдерживания. Однако вносятся серьезные коррективы, которые Пентагон должен осуществить в течение ближайшего года.


Во-первых, роль ядерного оружия в американской военной политике будет снижаться, сужаться до применения ядерного оружия сугубо «в чрезвычайных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов Соединенных Штатов и их союзников и партнеров». Что понимается под жизненно важными интересами – не поясняется


Во-вторых, предусматривается усиление роли неядерных средств в сдерживании неядерных атак. Очевидно, это относится к нападению с применением химического, биологического, кибернетического оружия, не говоря уже об обычных вооружениях.


В-третьих, Пентагон должен определить способы отказа от «запуска по предупреждению», то есть ответно-встречного удара, поскольку риск внезапного разоружающего удара является все менее вероятным. США сделают упор на «запуск в условиях нападения», то есть на ответный удар.


В-четвертых, США будут добиваться «сохранения и укрепления стратегической стабильности как с Россией, так и с Китаем». Этот тезис заслуживает особого внимания, поскольку обычно говорилось о поддержании стратегической стабильности (по существу – взаимного гарантированного уничтожения) только с Россией. Готов ли Вашингтон согласиться на модель взаимного гарантированного уничтожения с Пекином?


В-пятых, объявлено, что поддержание надежного стратегического сдерживания возможно при сокращении ядерных сил на треть по сравнению с уровнем нового Договора СНВ (1550 развернутых боеголовок). США намерены вступить в переговоры с Россией для достижения взаимных и контролируемых сокращений запасов стратегического и нестратегического ядерного оружия.


Означает ли предложение Обамы заключение нового юридически обязательного договора или речь идет о договоренностях в каких-то иных формах – пока не разъясняется. Будут ли эти договоренности охватывать в одной «корзине» все классы ядерных вооружений или стратегические и тактические ядерные системы должны рассматриваться в двух «корзинах» – также неясно.


При этом Обама не упоминал переговоры по ограничению ПРО и высокоточных обычных вооружений, включая средства глобального быстрого удара, которые вызывают особую озабоченность России. Неужели Вашингтон рассчитывает, что Москва согласится на сокращение ядерных арсеналов, включая тактическое оружие, без учета других ключевых компонентов военно-стратегического баланса?


Администрация Обамы считает, что ее решение об отмене 4-го этапа ЕвроПРО и отказ от разработки перехватчика СМ-3 Блок 2Б должны снять озабоченность России относительно американской противоракетной обороны. Но в Москве утверждают, что хотя эти шаги были сделаны в правильном направлении, они являются недостаточными. Ситуацию осложняют попытки республиканцев в конгрессе добиться развертывания 3-го позиционного района ПРО на Восточном побережье США.


Следует напомнить, что выступление американского президента в Берлине состоялось после встречи Обамы и Путина на саммите «большой восьмерки». В СМИ при оценке этой встречи упор был сделан на разногласия по Сирии. Но в конечном счете на саммите одобрили компромиссную позицию в поддержку политического, а не военного решения сирийской проблемы.


Более того, два президента подписали несколько важных договоренностей, направленных на укрепление двусторонних отношений между Россией и США, которые пережили сложный период в 2012 году. По существу удалось выработать новую повестку дня после исчерпавшей себя «перезагрузки».


Стороны согласились усилить сотрудничество в борьбе с терроризмом. Была достигнута беспрецедентная договоренность по борьбе с киберугрозами. Наконец приняты решения по дальнейшей институализации отношений между Москвой и Вашингтоном в рамках президентской комиссии. В частности, вопросы торговли и инвестиций теперь будут курировать вице-президент США и премьер-министр РФ, а политические и военные вопросы будут рассматриваться в формате 2 х 2, то есть министрами иностранных дел и обороны. Видимо, четыре министра должны обсуждать не только такие проблемы, как Сирия (и Иран), но и военно-стратегические темы, включая противоракетную оборону, ядерное и высокоточное обычное оружие.


На саммите «большой восьмерки» американский президент, как сообщается, проинформировал российского коллегу о новых инициативах в ядерной сфере. Путин и Обама решили провести новый саммит 3–4 сентября в Москве. За два с лишним месяца представители России и США имеют возможность согласовать новые договоренности по экономическим и стратегическим вопросам. Конечно, наивно ожидать, что за такой срок удастся подготовить юридические соглашения по ПРО или ядерному оружию. Но договориться о формате и принципах новых официальных переговоров по этим вопросам представляется реальным.


К сожалению, нельзя не признать, что администрация Обамы перехватила инициативу в разоруженческой сфере. Бескомпромиссная риторика с нашей стороны будет создавать в мире ложное впечатление, что Россия препятствует устранению ядерной угрозы и прекращению гонки вооружений.


На смену эмоциональным пропагандистским декларациям должны прийти реалистический анализ интересов национальной безопасности, экспертная оценка технических возможностей ПРО сегодня и в обозримой перспективе, переосмысление критериев ядерного сдерживания и стратегической стабильности в XXI веке. Надо использовать открывшееся «окно возможностей» и тщательно продумать позицию России на предстоящих переговорах. И пора не только реагировать на предложения США, а выдвигать собственные инициативы.


Таким образом, успех или провал российско-американского диалога в ближайший период может определить на долгие годы характер отношений между двумя странами. Будут ли эти отношения устойчивыми и стабильными или мы будем отброшены к «холодному миру» и новой гонке вооружений?



Сергей Михайлович Рогов – академик РАН, директор Института США и Канады РАН

Права на данный материал принадлежат Независимая газета
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2024, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна