России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
Армия без цели и смысла?

Армия без цели и смысла?

Отношения между немецким обществом и армией до сих пор складываются непросто

«Не так давно прогулка по среднестатистическому немецкому городку в армейской униформе могла закончиться визитом в ближайший госпиталь. Даже сегодня любые связи с армией считаются во многом предосудительными», – признался командующий немецким флотом Йан Штрёмер в интервью британскому журналу The Economist. Причина тому – искренний, глубоко прочувствованный пацифизм, который многие немцы – особенно в западных федеральных землях – усваивают чуть ли не с материнским молоком. И если в США желтыми ленточками с надписью «Поддержим наши вооруженные силы» украшают фасады домов и семейные автомобили, в Германии бросается в глаза отсутствие явных признаков того, что бундесвер вообще существует.


Германский зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) малой дальности IRIS-T SLM. Источник: military-informant.com


Современная немецкая армия формировалась на обломках послевоенной Европы. В 1954 году Западная Германия стала суверенным государством и полноправным членом НАТО. В том же году правительство канцлера Конрада Аденауэра приняло новую Конституцию, по которой в ФРГ создавались силы самообороны для решения задач национальной безопасности исключительно в пределах государственной границы. После окончания холодной войны и роспуска СССР НАТО, а вместе с ним и бундесвер лишились единственного потенциального противника в Европе. Кроме того, с воссоединением Германии возникла необходимость интеграции восточногерманской армии в структуру бундесвера. Все это требовало не только смены приоритетов, но и значительных системных преобразований. В итоге за 57 лет существования современная немецкая армия так и не обрела логичной, завершенной формы – как в структурном, так и в идейно-концептуальном смысле. И хотя немецкое руководство и союзники по альянсу говорят о «нормализации» немецких вооруженных сил, бундесвер в его современной форме сложно назвать «нормальной» армией.


Сегодня Германия наряду с союзниками по НАТО участвует в операциях в горячих точках вроде Косово и Афганистана. Однако параллельно бундесвер подвергается все новым преобразованиям: в прошлом году правительство Ангелы Меркель утвердило план перехода от призывной системы к полностью добровольной контрактной службе по образцу США. Второй компонент военной реформы заключается в сокращении численности личного состава с 250 до 185 тыс. человек к 2017 году в целях экономии бюджетных средств. Хотя никто не оспаривает необходимость заботы о налогоплательщиках, в правительстве и военной элите Германии отсутствует не то что консенсус, но даже серьезный конструктивный диалог о предназначении и функциях бундесвера, отметил в недавнем интервью The Economist военный историк Клаус Науманн.


Предложения о наделении бундесвера новыми (или, по сути, хоть какими-то) функциями воспринимаются в штыки и в обществе, и на правительственном уровне. В августе Федеральный конституционный суд Германии принял постановление, допускающее участие немецкой армии в урегулировании «исключительных ситуаций катастрофического характера» внутри государства при условии безоговорочного согласия федерального правительства во главе с канцлером. Решение спровоцировало волну протестов: не в том ли состоит печальный урок Второй мировой, что армия никогда не должна показывать свою силу внутри Германии?


Министр обороны Томас де Мезьер считает, что бундесвер – это институт нового типа, созданный не для ведения войны, а для ее предотвращения и неповторения. Именно поэтому его основополагающим принципом стало «управление изнутри» – идея о том, что, в отличие от своих предшественников времен Пруссии и нацистского рейха, современные немецкие солдаты – это в первую очередь полноправные граждане, которые участвуют в выборах и свободны в политических предпочтениях. При этом солдатам «не только позволено, но и вменяется в обязанность не подчиняться приказам, которые, по их мнению, могут посягать на человеческое достоинство, – считает министр. – Подобной практики вы не встретите ни в одной другой армии мира».


Германская РСЗО "Lars-2" (Leichtes Artillerie-Raketen-System). panzerbaer.de


При всей нелогичности суть такой системы довольно проста – армия не должна снова стать «государством в государстве». В качестве некоей декларации о намерениях значительная часть немецкого министерства обороны даже расположилась в берлинском Бендлерблоке – здании, где заседало верховное командование Вермахта и где в 1944 году группа офицеров во главе с Клаусом Штауфенбергом спланировала покушение на Адольфа Гитлера. Часть этого комплекса сегодня отведена под музей и памятник героическому сопротивлению немецкого народа нацистскому режиму.


Тяжелый эвакуатор Mercedes-Benz Actros 4151 AK с колесной формулой 8х8, который вместе с навесным оборудованием и прицепом в Германской армии получил обозначение Bison. Источник: Военное обозрение


Скептики, однако, утверждают, что послужной список Германии в укреплении мира и гуманизма ничем не лучше, чем, скажем, у США. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), Германия является третьим по величине экспортером вооружений. Хотя оружие и боеприпасы формально поставляются исключительно в союзные и политически стабильные государства, отследить потоки оружия и каналы перепродажи в принципе не представляется возможным. Так, по данным журнала Spiegel, в 2011 году штурмовые винтовки Heckler & Koch G-36 немецкого производства, официально поставляемые в Египет, были замечены у ливийских повстанцев. По серийным номерам оружия удалось установить, что «потерянная» партия из 608 винтовок и полумиллиона патронов к ним была передана египетскому министерству обороны еще в 2003 году.


ОБТ «Леопард-1A5 BR»


Очевидно, время не успело излечить раны, нанесенные немецкому народу непростым и противоречивым прошлым. А потому поддержка участия бундесвера в любых военных миссиях ООН или НАТО испаряется в тот самый момент, когда звучат первые выстрелы – неважно, с чьей стороны. Нелегкий груз моральных обязательств и этических установок в сочетании с принципом «управления изнутри» придает немецкой армии отчетливый облик дипломатической миссии – но солдат не готовят к дипломатической службе.


Panavia Tornado IDS ВВС Германии. Фото с сайта dodmedia.osd.mil


Сам министр обороны признает: сегодня – вероятно, впервые в истории – Германию окружают только дружественные государства. Канцлер Аденауэр в 1955 году исходил из того, что НАТО примет на себя основные обязательства по защите Германии, и немецкой армии будет уготована вспомогательная роль. Сегодня Германию защищать не от кого, и уже немецкие солдаты участвуют в миротворческих миссиях в Европе и на Ближнем Востоке. Но для общества, возводящего мир и свободу в ранг абсолютной ценности, столь резкая смена курса пока неприемлема.



Денис Мосюков

Права на данный материал принадлежат Эксперт
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2024, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна