России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
Барак Обама: военно-политические итоги президентства. Часть 1

Барак Обама: военно-политические итоги президентства. Часть 1

6 ноября этого года в Соединённых Штатах состоятся очередные выборы президента страны

Останется ли у руля власти Барак Обама, представляющий интересы демократической партии, или избиратели отдадут предпочтение Митту Ромни, кандидату от оппозиционной республиканской партии, которая, кстати, в эти дни проводит свой съезд, чтобы официально утвердить его кандидатуру, – точный ответ на этот вопрос мы узнаем лишь в день выборов. Однако пока американские избиратели определяются со своим мнением, представляется важным дать общую оценку действиям нынешнего президента США в военно-политической области за почти четыре года его пребывания на этом посту, а также сделать некоторый прогноз относительно возможной политики в данной сфере Митта Ромни в случае его прихода в Белый дом.


Ставка на «триаду» продолжается


Несомненно, что одним из ключевых позитивных достижений Барака Обамы в этой области является подписание в апреле 2010 года очередного российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-3). А одним из наиболее негативных свершений – разработка и последующее внедрение «Европейского поэтапного адаптивного подхода» (ЕПАП) к развёртыванию масштабной и эшелонированной системы ПРО в Европе, с изложением которого он выступил примерно за полгода до этого, а именно в сентябре 2009 года.


Общая же линия администрации 44-го президента в военно-политической области была продиктована её стремлением сделать Соединённые Штаты «мировой военной державой № 1», что не способствовало обеспечению гарантированной стабильности в мире, в том числе и большей нормализации межгосударственных отношений между Россией и США. Благим пожеланием, не более того, остались слова нынешнего хозяина Белого дома о его готовности создать мир, полностью свободный от ядерного оружия. Уже вскоре после этого заявления Барак Обама сделал публичное признание, что такая цель вряд ли будет достигнута при его жизни, а государственный секретарь Хиллари Клинтон позднее даже пообещала, что этого не произойдёт и через «несколько поколений американцев».


Практически неизменной осталась стратегия ядерного сдерживания. Как и наиболее дестабилизирующая и нелогичная в нынешних условиях стратегия ядерного сдерживания «на передовых рубежах», в соответствии с которой стратегические и тактические ядерные силы США выдвинуты далеко от Американского континента. Они, как известно, находятся в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе.


Пентагон намечает продлить срок службы и усовершенствовать целый арсенал ядерных боезарядов СНВ: W-78 для БРПЛ – в 2020–2026 годы, W-80-1 для КРВБ – в 2020–2030-е, и W-88 для МБР – в 2026–2030 годы. В течение последующих десяти лет на модернизацию и обслуживание стратегических ракетно-авиационных средств доставки и авиационных средств для переброски тактического ядерного оружия в различные точки земного шара предполагается израсходовать почти 225 млрд. долларов.


Судя по официальным данным, обнародованным государственным департаментом США в начале июня этого года, Пентагон располагал к тому времени 812 развёрнутыми МБР, БРПЛ и тяжёлыми бомбардировщиками (ТБ), на которых находилось в общей сложности 1.737 ядерных боезарядов. Кроме этого, в американских арсеналах значились 228 неразвёрнутых МБР, БРПЛ и ТБ. Напомним, что Договор СНВ-3 предусматривает выход сторон на суммарный уровень 700 развёрнутых носителей и 1.550 боезарядов для каждой из них к февралю 2017 года.


Программа модернизации наземных МБР предусматривает разработку новых видов топлива для первой и второй ступеней ракет «Минитмен-III», а также улучшение характеристик их третьей ступени; увеличение тяги двигателей; повышение точности собственной системы наведения. Поставлена и задача создания принципиально новой стратегической баллистической ракеты межконтинентальной дальности к 2018 году. Ожидается, что группировка МБР «Минитмен-III» в модернизированном виде останется на вооружении американских ядерных сил до 2030 года. По состоянию на 1 июня 2012 года Соединённые Штаты располагали 449 развёрнутыми и 266 неразвёрнутыми ракетами этого класса.


Программа модернизации БРПЛ США морского базирования касается всех 14 стратегических ПЛАРБ класса «Огайо», первоначально имевших по 24 БРПЛ «Трайдент-II» (D-5), которые могут нести до восьми ядерных боезарядов W-76 или W-88 на каждой ракете. Ранее ВМС США предполагали продлить срок службы ПЛАРБ класса «Огайо» на 30 лет. Однако впоследствии они пришли к мнению оставить их на вооружении уже на 42 года – с тем, чтобы они прошли по два срока службы продолжительностью по 20 лет каждый и смогли бы осуществить двухлетний капитальный ремонт между указанными периодами.


При этом необходимо учесть, что каждая из 14 стратегических подводных лодок уже имеет на борту по две ракеты с четырьмя обычными боезарядами каждая. По состоянию на 1 июня текущего года на указанных подлодках находились 241 развёрнутая и 181 неразвёрнутая ракеты межконтинентальной дальности.


В следующем году предполагается выделить на реализацию программы усовершенствования и продления срока службы БРПЛ «Трайдент-II» 1,2 млрд. долларов. Средства будут израсходованы на улучшение системы наведения и качественных характеристик двигателей этой ракеты. К 2018 году планируется завершить разработку программы продления срока службы боезаряда W-76, которая охватит к этому времени примерно 60 процентов от их общего количества.


США также планируют построить несколько новых стратегических субмарин, получивших предварительное название «SSBN(X)», то есть «экспериментальные ПЛАРБ», на которых предполагается разместить по 16 БРПЛ. В 2012–2013 годы на проведение НИОКР по этим подводным крейсерам планируется выделить в целом свыше 1,6 млрд. долларов. Постройка каждой экспериментальной подводной лодки этого класса обойдётся в пределах 6–7 млрд. долларов. Их строительство начнётся в 2021 году, ввод в строй запланирован к 2029 году. Ожидается, что реактор для этих субмарин будет разработан под установку к 2026 году.


Программа использования тяжёлых стратегических бомбардировщиков B-2A, B-52G и B-52H (по состоянию на 1 июня 2012 года у США в общей сложности находились 122 развёрнутых и 25 неразвёрнутых таких бомбардировщиков) предусматривает продление срока службы двух видов крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ), которые устанавливаются на них. Имеются в виду ранее разработанные КРВБ «ALCM» в «обычном варианте», а также «усовершенствованный вариант» таких ракет «АСМ», которые изготавливаются с использованием технологии «Стелс». Обе ракеты могут нести ядерный боезаряд W-80, срок службы которого также будет продлён, а сами ракеты будут находиться на вооружении вплоть до 2030 года. Изучается возможность создания ориентировочно в 2025 году и новой КРВБ повышенной дальности «LRSO», НИОКР на которую будут проведены в 2013–2015 годах.


В перспективных планах значится и создание нового тяжёлого стратегического бомбардировщика по технологии «Стелс», который имел бы большую дальность полёта и мог бы находиться в состоянии боевой готовности в воздухе более продолжительный период времени, чем его предшественники. Заявлено о том, что новый бомбардировщик должен обладать возможностью преодолевать систему ПВО вероятного противника и доставлять к целям как ядерные, так и обычные боезаряды. Названо ожидаемое количество производства таких бомбардировщиков: 80–100 единиц. В 2013–2017 годы предполагается выделить на их создание до 6,2 млрд. долларов.


Таким образом, в ближайшие несколько десятилетий Пентагон сохранит свою традиционную стратегическую ядерную «триаду» в виде ядерных МБР, БРПЛ и ТБ, которые будут постепенно подвергаться дальнейшему усовершенствованию и модернизации на фоне сохраняющейся наступательной ядерной стратегии США.


Нынешнее американское военно-политическое руководство прорабатывает вопрос о последующих сокращениях СНВ с Россией, но, основываясь на существующих военно-стратегических установках, проявляет в этом подходе повышенную осторожность. В американских СМИ появились сообщения о том, что Пентагон рассматривает три варианта таких сокращений: с достижением минимального потолка в 300–400 боезарядов, промежуточного – в 700–800, и максимально высокого – в пределах 1.000–1.100 боезарядов для каждой из сторон. Не исключается сокращение количества мест базирования американских ПЛАРБ, которые могут остаться после уменьшения их группировки (до 8–10 единиц), когда количество пунктов их постоянного размещения может быть сокращено до одного вместо двух действующих в настоящее время, – либо на побережье Тихого океана (наиболее вероятно), либо на побережье Атлантического (что маловероятно).


Американские аналитики считают, что максимально возможным лимитом будущих сокращений с Россией будет выбран потолок в 1.000–1.100 боезарядов для каждой стороны при условии сохранения в полном объёме «поэтапного адаптивного подхода» к развитию противоракетной инфраструктуры США. Многие зарубежные эксперты сходятся в том, что Вашингтон вряд ли пойдёт на более глубокие сокращения своих СНВ, так как введение слишком низких «потолков» может поставить под вопрос существование американской стратегической ядерной «триады» и нарушит оптимальное соотношение всех трёх её составляющих.


Европа не освободится от ТЯО


При Бараке Обаме Пентагон продолжал усовершенствование американского тактического ядерного оружия (ТЯО), которое США, в отличие от других ядерных держав, держат и за пределами национальных границ. В данном случае на территории ряда европейских стран НАТО, которым Вашингтон, используя блоковые принципы, навязал решение, что американские тактические ядерные средства могут быть выведены из Европы лишь с согласия всех государств альянса. Получить же такое согласие представляется маловероятным, поскольку за полный вывод американских тактических ядерных средств из Европы высказывается только половина государств – членов Североатлантического союза, да и то в весьма осторожной форме.


Поэтому Пентагон разработал планы, согласно которым американский тактический ядерный потенциал, а это примерно 200 авиабомб свободного падения В-61 различных модификаций, развёрнутые на шести авиабазах в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции, останется на Европейском континенте ещё в течение по меньшей мере последующих 30 лет. При этом планируется создать и принять на вооружение в 2019 году унифицированную авиабомбу B-61-12 для замены четырёх типов существующих авиабомб В-61-3, В-61-4, В-61-7 и В-61-10. Доклад счётной палаты правительства США, опубликованный в мае 2011 года, признаёт, что её применение позволит решать как тактические, так и «стратегические» ядерные задачи, поскольку B-61-12 может устанавливаться на самолётах тактической авиации и на тяжёлых бомбардировщиках В-52Н и В-2А. Её мощность будет варьироваться в пределах 0,3–50 килотонн. Она сможет подрываться как в полёте, так и при соприкосновении с землёй, а её повышенная точность наведения позволит поражать высокозащищённые подземные объекты. В общей сложности, по свидетельству американских экспертов, предполагается произвести от 400 до 930 таких авиабомб.


Военно-политическое руководство США также признаёт, что ещё два типа из существующих модификаций авиабомб В-61, а именно В-61-7 и В-61-11, также могут считаться «стратегическими», поскольку могут доставляться к целям бомбардировщиками В-52Н и В-2А. Немаловажное обстоятельство, что американские ВВС в ближайшие годы получат новое средство доставки таких бомб – истребитель-бомбардировщик F-35A.


Принципиально важно, что все эти тактические ядерные средства США/НАТО являются оперативно развёрнутыми, то есть готовыми к применению. Следует также отметить, что самолёты пяти стран – членов НАТО, где размещено американское ТЯО, регулярно участвуют в боевых учениях с использованием макетов ядерных авиабомб В-61. К таким учениям привлекаются и неядерные государства альянса, не имеющие на своей территории тактических ядерных средств Соединённых Штатов, но проявляющие «ядерную солидарность» с ними в соответствии с программой «Поддержка ядерных операций с помощью обычных ВВС».


Сохраняя своё ТЯО в Европе, Соединённые Штаты нарушают Договор о нераспространении ядерного оружия, который запрещает ядерным государствам передавать национальные ядерные средства неядерным государствам, а неядерным странам – принимать и размещать его на своей территории. Известно также, что в Вашингтоне периодически заводят речь о своей готовности начать переговоры с нашей страной о сокращении тактического ядерного оружия. Позиция России здесь чёткая, разговор о сокращении тактического ядерного оружия и контроля над ним можно начинать только при условии, что всё оно будет размещаться на национальных территориях. И никак иначе.


$this->regex_build_url( array( 'html' => '//vpk.name/news/74658_barak_obama_voennopoliticheskie_itogi_prezidentstva_chast_2.html', 'show' => 'Окончание статьи' , 'site' => 'out' ) , 'N' )



Владимир Козин, ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований, член Экспертного совета Межведомственной группы при Администрации Президента России по взаимодействию с НАТО в области ПРО, кандидат исторических наук

Права на данный материал принадлежат Красная звезда
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2020, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна