России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
Оценка угроз военной безопасности России

Оценка угроз военной безопасности России

Впервые за последние годы общее собрание Академии военных наук (АВН) РФ прошло на столь высоком уровне. В его работе приняла участие целая группа высших государственных чиновников – вице-премьер правительства России Д.О. Рогозин, заместитель министра иностранных дел С.А. Рябков, ответственный секретарь Комиссии Таможенного союза, заместитель Генерального секретаря ЕврАзЭС академик РАН С.Ю. Глазьев. Авторитет высокого собрания своим участием поддержали и высшие военачальники стран, входящих в Союзное государство, – генерал армии Н.Е. Макаров, начальник Генерального штаба ВС РФ, и его коллега из Белоруссии генерал-лейтенант П.Н. Тихоновский, а также главнокомандующие видами Вооруженных сил и командующие родами войск российских ВС.


Прозвучали заявления, сразу привлекшие внимание информационных агентств и СМИ. Вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил о планах создания агентства по стратегическому планированию для оценки угроз национальной и технологической безопасности России под эгидой Научно-технического совета Военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ. Агентство задумано как российский аналог действующего в структуре Пентагона агентства по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA), его функциями должны стать оценка перспектив развития ситуации в мире в области безопасности, определение рисков и угроз национальной обороноспособности и технологической независимости России не менее чем на 30-летнюю перспективу. «Агентство, – уточнил оратор, – должно будет разрабатывать стратегии основных военных, экономических и научно-технических направлений развития России на указанный период. Исходя из этого, будет формироваться прогноз потребностей российских Вооруженных сил в соответствующем вооружении и разработке форм вооруженной борьбы. Будут также разрабатываться рекомендации по технологическому и промышленному развитию отечественного ОПК».


Нельзя не согласиться с тем, что средне- и долгосрочное планирование в сфере обеспечения национальной и военной безопасности в России запущено. В уже имеющихся официальных документах, например Военной доктрине, оценка угроз дана весьма обтекаемо. Либерально настроенные эксперты, сотрудники различных НПО, подкармливаемых из-за рубежа, многие СМИ настойчиво внушают обществу, что нашей стране никто не угрожает, а учитывая непростую экономическую ситуацию, надо избегать лишних расходов и потому – пересмотреть список угроз и снять часть оборонных задач. Однако, как верно заметил выступивший на общем собрании с докладом президент АВН генерал армии М.А. Гареев, угрозы и оборонные задачи существуют объективно, произвольно отменить их невозможно и если не решать их политическими средствами, то их поставит перед нами – но уже средствами военными – противник, как это было в 1941 году.


Полная и всесторонняя оценка угроз безопасности России необходима для неотложной разработки мер противодействия этим угрозам. Такое противодействие требует системного подхода и использования, в первую очередь, не военных, а политических, экономических, дипломатических, информационных средств. В то же время важнейшим фактором сдерживания агрессора является и собственно военный потенциал России, возможности его оборонного комплекса.


Вторую часть своего выступления вице-премьер РФ посвятил проблемам ОПК, заявив об имеющихся у правительства планах «глубочайшей модернизации» предприятий оборонно-промышленного комплекса. К 1 марта с/г на утверждение кабинета министров намечено внести проект федеральной целевой программы по развитию ОПК в объеме 3 триллионов рублей. Эти средства выделяются в дополнение к тем, которые планируется затратить на закупки военной продукции в рамках госпрограммы вооружения до 2020 г.


Стратегическая задача ОПК – оснащение Вооруженных сил РФ в кратчайшие сроки современными видами вооружения. Актуальность задачи подтвердил в своем выступлении начальник российского Генштаба генерал Николай Макаров. Оснащение войск новой техникой и вооружением за последние три года удалось поднять с 6 до 16%. Это означает, что личный состав армии и флота России использует оружие, произведенное либо в СССР, либо по советским технологиям, в то время как армии ведущих стран мира далеко ушли вперед. Именно по этой причине уже к 2020 г. новая техника и вооружение должны составить не менее 70%, а в иных родах войск и сил – и все 100%.


Акцент при этом делается на ликвидацию отставания российского ОПК в элементной базе, космической связи, средствах разведки, радиоэлектронной борьбы, автоматизированных средствах сетецентрической системы управления и высокоточного оружия, в других современных технологиях. Нужна соответствующая запросам Вооруженных сил индустриальная и технологическая база, нужны кадры высочайшей квалификации. В то же время не секрет, что отечественный ОПК переживает в этом смысле глубокий кризис. Исполнение гособоронзаказа в последние годы стабильно срывается.


В этих условиях Министерство обороны начало переориентироваться на образцы вооружения и военной техники иностранного производства. В Израиле закупают беспилотные летательные аппараты, в Италии – бронемашины, во Франции – вертолетоносец «Мистраль» и легкая бронетехника, в Германии – броня. По некоторым подсчетам, Минобороны в ближайшие 5-6 лет закупит вооружений у европейских стран и Израиля на 10 млрд. евро. Высшее военное руководство объясняет срыв гособоронзаказа и иностранные закупки «дикими» ценами на продукцию отечественных предприятий ОПК (как образно сказал на собрании генерал Н. Макаров, «мы не собираемся покупать "Запорожец" по цене "Мерседеса"») и неспособностью российских оружейников произвести ряд образцов необходимых ВВТ, которые соответствовали бы изменившимся формам и способам вооруженной борьбы.


Определенные основания для такого рода претензий есть и тем не менее закупать вооружение у стран НАТО - значит российскими деньгами поддерживать конкурентов и в определенной степени становиться зависимыми от западных оружейников. Нельзя также признать нормальным отстаивание обеими сторонами – ОПК и Минобороны – своих ведомственных интересов, будто у них не одна общая задача. Связи между Вооруженными силами и оборонщиками не могут строиться на упрощенных рыночных отношениях: производитель – потребитель (заказчик), заявил Дмитрий Рогозин. Необходимо выработать взаимоотношения, которые ориентировали бы всех участников процесса на производство такого отечественного оружия, которое соответствует требованиям времени, а то и опережает время. Вице-премьер сообщил, что в России будут построены новые три завода по производству систем ПВО-ПРО для войск Военно-космической обороны (ВКО).


Вообще, о ВКО на академическом собрании говорили едва ли не все выступившие. Это, разумеется, не случайно. «Центр военных действий с традиционных театров войны – суша и море – сместился в воздушно-космическую и информационную сферы, в том числе и в кибер-безопасность» – так оценил суть сдвигов в разработке новых форм и способов ведения вооруженной борьбы начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Николай Макаров. Если не удастся надежно защитить страну от угроз, исходящих из воздушно-космической среды, грош цена будет любым усилиям как гражданских, так и военных властей. Что-то для того, чтобы не дать потенциальному противнику опередить Россию, в этой области уже сделано. К 1 декабря минувшего года созданы в качестве самостоятельного рода войск Вооруженных сил РФ войска Воздушно-космической обороны, командующий которыми – генерал-лейтенант Олег Остапенко – также выступил перед членами АВН.


Однако вот какие парадоксы (и, надо сказать, опасные парадоксы) допускаются в современном военном строительстве. В стране создан новый род войск, а специалистов высочайшей квалификации для него готовить, по сути, негде. Как заявил с трибуны бывший начальник главного штаба ВВС генерал-полковник Борис Чельцов, угроза ликвидации Военной академии воздушно-космической обороны им. Маршала Советского Союза Г.К. Жукова – единственного в мире учебного заведения такого рода, до сих пор не снята. Пока что не помогали многочисленные обращения по этому вопросу профессорско-преподавательского состава, ветеранов войск ПВО ни к министру обороны, ни к президенту и премьер-министру РФ.


Прошедшее в Академии военных наук общее собрание даёт всё же некоторую надежду на то, что заслоны бюрократии удастся прорвать и с подобными «парадоксами» будет покончено.



Юрий Рубцов

Права на данный материал принадлежат Фонд Стратегической Культуры
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2019, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна