России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
От трудного – до невозможного

От трудного – до невозможного

Радиотехническому институту имени академика А.Л. Минца – 65 лет


Наша справка


Слока Виктор Карлович родился в 1932 году в Москве. В 1958 году окончил Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе по специальности «радиотехника». С 1977 по 1996 год возглавлял Радиотехнический институт имени академика А.Л. Минца (РТИ). В настоящее время - генеральный конструктор ОАО «РТИ».


Крупный российский учёный в области радиоинформационных технологий и конструктор уникальных радиоинформационных комплексов и радиолокационных станций. Доктор технических наук, профессор. Действительный член Академии технологических наук РФ, Академии инженерных наук РФ, Международной академии информатизации и Международной академии связи. В 1996 году за заслуги в создании крупнейшей в мировой практике многофункциональной РЛС «Дон-2Н» удостоен звания Героя Российской Федерации. Лауреат Государственной премии в области науки и техники, награждён орденом Трудового Красного Знамени.


С 1979 по 2011 год заведовал кафедрой радиофизики Московского физико-технического института. Создал научную школу по развитию теории и техники сложных радиоинформационно-измерительных и телекоммуникационных комплексов, систем формирования, приёма и обработки сложных сигналов.


- Виктор Карлович, в эти дни прославленному Радиотехническому институту имени академика А.Л. Минца исполняется 65 лет. Согласны ли вы, что не будь РТИ, послевоенная история оборонно-промышленного комплекса могла бы стать иной?


- Безусловно. Но я хочу напомнить, историю делают люди. Поэтому подчеркну, что огромную роль в становлении РТИ сыграл его первый руководитель - выдающийся научный деятель, гений радиотехники академик Александр Львович Минц. Он создал институт из радиотехнической лаборатории АН СССР, сформулировал главные идеи, которые позволили в очень сжатые сроки, когда мир снова начал балансировать на грани развёртывания новой войны, более страшной, с применением уже ядерного оружия, обеспечить баланс сил и создать систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН). С этого момента, собственно, и начала развиваться противоракетная оборона (ПРО) Отечества: создавался радиолокационный щит из новых суперрадиолокаторов, которые должны были на дальностях от трёх до шести тысяч километров увидеть боевые блоки баллистических ракет с минимальной отражающей поверхностью, примерно равной площади футбольного мяча. И мы обязаны были засечь их, летящих с невероятной по тем временам скоростью, получить координаты и выдать предупреждение о надвигающейся опасности, чтобы гарантировать ответные действия.


Александру Минцу поручили возглавить эти работы и стать первым генеральным конструктором таких радиолокационных систем. И он очень быстро создал коллектив единомышленников, привлёк талантливую молодёжь. Тем более время жёсткое: партия приказала - «Надо!» Однако партия не только указывала, она обеспечивала всем необходимым. Поэтому в короткие сроки создали экспериментальную научно-техническую базу, построили радиотехнический институт. Это помогало быстро и эффективно решать поставленные перед РТИ задачи.


Так были заложены традиции делать на грани интеллектуально и физически возможного. А сказанное Александром Львовичем единожды: «Трудное мы делаем сразу, невозможное требует несколько больше времени!» - на все времена стало девизом нашего института.


- Думаю, главная трудность при создании радиолокационной системы заключалась ещё и в том, что в меньшей степени академик Минц и его единомышленники могли взять уже имеющиеся знания, скомпоновать их и создать щит. Вероятно, выполнению задачи сопутствовала череда уникальных открытий?


- Совершенно верно. Но прежде всего Александр Львович использовал предшествующий опыт: Великая Отечественная война стала достаточной испытательной площадкой для первых советских РЛС. Но сюда нужно было внести много новых, уникальных решений. И они были найдены. Впервые мы вложили в локаторы прообраз сегодняшних активных фазированных антенных решёток (АФАР), потому что предстояло бороться уже не с самолётами, а на сверхдальностях - с аппаратами, имеющими космические скорости. Мы должны были разработать принцип электронного сканирования узкими энергетически направленными лучами антенн и импульсами сверхвысокой мощности. Предельные дальности требовали, чтобы решётки стали сверхмощными и большими по размеру, обеспечивающими нужную концентрацию энергии и высокоточный приём. Это создал РТИ. И это действительно было достижение мирового уровня.


Где-то мы опережали американцев, которые шли тем же путём, а где-то их догоняли. В целом мы построили ряд радиолокационных станций, равных которым по характеристикам в мире нет. Это в первую очередь РЛС «Дарьял», дислоцированная в Печоре, и МРЛС «Дон-2Н», которую создали в подмосковном посёлке Софрино. По энергетике и информационным возможностям они уникальны, и аналогов у американцев пока нет. У нас территория больше. Поэтому создаём действительно серьёзные локаторы. Мы всю Европу охватываем, южное направление - почти до Индийского океана, север - под контролем. Наш щит крепкий и глобальный.


- Какие события в летописи РТИ вы отметили бы как знаковые?


- В первую очередь, это строительство РЛС «Днепр» - станций, которые создали первый щит в 60-х годах прошлого века. Их дополнило второе достижение РТИ - РЛС «Дарьял»: они по характеристикам давали повышение точности и помехозащищённости. И наконец, МРЛС «Дон-2Н» - локатор Центрального региона, который создали как многофункциональный с предельными характеристиками, что до сих пор на мировом уровне никто не превзошёл. Можно условно говорить и о поколениях в развитии РЛС: первое поколение - «Днепр», второе - «Дарьял» и третье - «Дон». Сейчас работаем над РЛС четвёртого поколения: это станции высокой заводской готовности (РЛС ВЗГ). Предыдущие локаторы на прежнем уровне элементной базы делались более габаритными и фундаментальными в рамках серьёзных строительных сооружений. РЛС четвёртого поколения создаём по принципу модульно-контейнерной сборки. Они мобильны: можем быстро собрать и развернуть в опасном направлении. Первую подобную РЛС ВЗГ «Воронеж-М» создали в Лехтуси под Санкт-Петербургом взамен уничтоженного после развала СССР локатора «Дарьял-УМ», который был в Скрунде под Ригой. Вторую возводим в Иркутске на замену РЛС «Днепр».


- На боевом дежурстве в составе системы ПРО Москвы самая большая в мире многофункциональная радиолокационная станция «Дон-2Н» находится с 1996 года - пятнадцать лет! Памятуя пресловутые 90-е, когда страну лихорадило экономически, когда заокеанские благодетели наперебой предлагали России на кабальных условиях кредиты, лишь бы парализовать её развитие, когда нищенствовала отечественная наука, только диву даёшься, как институт и его сотрудники смогли выстоять и всё же поставить МРЛС «Дон-2Н» на боевое дежурство?


- Как главный конструктор станции отвечу честно и откровенно, что всё-таки это мы сделали вместе с военными. Безусловно, наши разработчики тоже были фанатами своего дела, но многие уходили на более хлебные в то время места. Например, в то время создали «Билайн», в который был отток наших великолепных специалистов.


Но многие остались преданными институту, несмотря на трудности. В те времена были прекрасные институты Минобороны, которые помогали выводить МРЛС на боевое дежурство. И мы вместе с военными это делали. Но главное - не только на боевое дежурство станцию поставить. А дальше? Ведь суперлокаторы, о которых мы говорим - «Дон» и «Дарьял», требовали уникального инженерного обеспечения, химических реагентов для высококачественной системы отвода тепла и так далее. Это было колоссально трудно: денег не хватало, всё жёстко лимитировалось.


Однако военные, несмотря ни на что и вопреки всему, изыскивали возможности содержать объекты в рабочем состоянии, ремонтировать, латать их, где было возможно, и развивать дальше. Они постоянно предлагали нам что-то улучшить, где-то добавить. Да, было трудно, но никогда ни у кого не возникло и толики сомнения, что стратегические объекты, как наши РЛС, не нужны стране или введение их в строй может обождать, так сказать, до лучших времён.


Благодаря такому симбиозу мы смогли достойно выполнить поставленную задачу и приступить сейчас к модернизации «Дона»: вводим в него самые современные технологии в области электроники и цифровой вычислительной техники. Он обновляется по своим характеристикам, оставаясь, так сказать, в «скелете» первозданного вида. И опять делаем это вместе с военными: проводим модернизацию МРЛС «Дон-2Н» в режиме её боевого дежурства.


- Виктор Карлович, что ощущали, когда после развала СССР некоторые ваши РЛС остались за границей, в так называемом ближнем зарубежье? На душе кошки скребли?


- Даже создавая сложные технические системы, человеческая эмоциональность, безусловно, присутствует. А может, и романтизм. Без этого нет порывов, действительно творческих решений. Но всё-таки доминирующей является рациональность - независимо ни от чего гарантированное решение задачи, возложенной на данную систему. Поэтому с развалом Советского Союза пришлось уже на базе новой техники - радиолокаторов ВЗГ - перекраивать всю эту систему: создавать СПРН и ПРО в рамках новых границ России.


После распада СССР независимые государства стали собственниками объектов, у которых мы вынуждены арендовать станции за большие деньги. Причём в технически исправном состоянии содержим объекты за собственный счёт. Но мы не имеем права возложить государственную безопасность России на нестабильные весы политических взаимоотношений. Поэтому где-то к 2018 году планируем быть в этом вопросе уже независимыми от наших бывших союзных республик.


- Что собой представляет Радиотехнический институт имени академика А.Л. Минца в XXI веке? Над чем в рамках оборонно-промышленного комплекса трудятся учёные и специалисты легендарного РТИ?


- Прежде всего трудимся над развитием новых мобильных локаторов, более лёгких и компактных, чем РЛС ВЗГ, которые сможем выдвигать в места повышенной опасности. Сегодня системы вооружения столь непредсказуемо развиваются по своим параметрам, что сделать универсальный щит - абсолютную защиту от всего - очень сложно, дорого и долго. Поэтому, безусловно, правильна доктрина, которой, кстати, придерживаются и американцы, - сделать систему защиты мобильной и выдвигать её в заданном направлении по мере возникновения угроз с той либо другой стороны. Для этого и требуется, чтобы техника легко перебазировалась.


В фундаментальном аспекте - пришло время космической техники. Однако её нужно напитать интеллектом, дать ей больше радиолокационной мощи. Технологически это возможно, но нужна очень большая энергетика, в частности увеличение эффективности солнечных источников питания. Технологии эти развиваем и в перспективе видим наши локаторы, работающими на околоземной орбите и оберегающими российские границы уже с космических высот.


- В мире за последнее десятилетие увеличилось количество «космических» держав, которые озвучивают, что в перечне своих приоритетных планов есть и контроль над воздушно-космическим пространством...


- Сегодняшняя ситуация, на мой взгляд, сродни тому времени, с которого началась история нашего института. Далёкий 1946 год: планета балансирует между миром и новой, уже ядерной войной. Сейчас примерно так же: дан старт бурному развитию технологий и техники - как ударных средств, так и оборонительных. И всё это с использованием в том числе и космоса! Гонка вооружений никогда не останавливалась, однако сейчас она вышла на высокотехнологичный уровень. Её нужно сбалансировать, чтобы не шагнуть за крайность технических, экономических и экологических решений.


- Разработка и создание разноплановых радиолокационных станций - это не единственная научная и производственная ниша, где РТИ снискал себе почёт и уважение? Что ещё институт создаёт в интересах ОПК и гражданского рынка?


- Используя новейшие технологии на изготовление крупногабаритных АФАР, РТИ в малых формах выпускает высокотехнологичные, малогабаритные и энергосберегающие «афары» для авиационной промышленности, которые устанавливают на отечественные вертолёты и беспилотники. Это очень важно для развития сетецентрического - единого - информационного пространства в интересах как военной, так и гражданской авиационной и автотранспортной техники, что актуально для такой большой страны, как Россия.


Наш институт создаёт элементы для точного позиционирования по навигационной спутниковой системе ГЛОНАСС и автономным средствам, разрабатывает предметы для информационного взаимодействия и связи. Все наши продукты высокотехнологичны, мирового уровня и, как правило, двойного назначения. Так, собственно, развивается и весь мир.




Сергей Васильев

Права на данный материал принадлежат Красная звезда
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2021, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна