России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
Молчи, ГРУ, молчи

Молчи, ГРУ, молчи

Что произошло со знаменитым спецназом ГРУ? Какие потенциальные враги сегодня в прицеле военной разведки? Какие секреты она добывает для экономики страны?


Эти весьма закрытые темы затронул в эксклюзивной беседе с корреспондентом "РГ" начальник Главного разведывательного управления Генштаба генерал-полковник Александр Шляхтуров.


Российская газета: Александр Васильевич, в советское время вектор военной разведки был направлен в сторону блока НАТО, которого мы считали вероятным противником. Сейчас обстановка в мире изменилась. Кого теперь мы считаем врагами, а кого - союзниками?


Александр Шляхтуров: Вы правильно подметили, что во время "холодной войны", глобального противостояния с Западом широко применялись термины "противник" или "вероятный противник". Под ними подразумевались отдельные страны или блоки. Сейчас эту терминологию в военной разведке не используют. Теперь мы говорим об угрозах, которые стали более разносторонними и многовекторными. Ну и, конечно, об источниках этих угроз.


РГ: Террористы к ним относятся или ГРУ "воюет" только с военными?


Шляхтуров: Террористические и экстремистские организации как раз представляют наибольшую опасность. Ведь их действия отличаются крайней жестокостью, причем теракты совершаются в мирное время.


Поэтому в своей работе мы уделяем особое внимание получению упреждающей разведывательной информации о планах и действиях таких группировок против России. Это нужно для своевременного принятия мер, в том числе силового характера, которые нейтрализуют террористические угрозы.


Если говорить конкретно, то, используя возможности разведки, мы контролируем обстановку в тех районах, откуда на нашу страну может быть совершено нападение или организованы военные акции против России.


РГ: Таких регионов много? Например, Грузия к ним относится?


Шляхтуров: Хорошо известно, что российские спецслужбы очень не любят в Грузии. Их обвиняют в организации подрывных действий против суверенного государства. Могу ответственно сказать - это абсолютно не соответствует действительности.


Но в Тбилиси должны знать: в случае подготовки новых военных провокаций против России и ее союзников в регионе ГРУ своевременно проинформирует о них военно-политическое руководство страны. Ответ последует незамедлительно.


Теперь что касается партнерства в работе спецслужб разных стран. Снижение уровня военно-политической конфронтации в мире, углубление сотрудничества между государствами, появление общих вызовов и угроз способствовали расширению такого взаимодействия. ГРУ участвует в этом процессе и сотрудничает с военными разведками многих стран. На встречах с коллегами из иностранных спецслужб мы обмениваемся мнениями и оценками обстановки в мире и отдельных регионах. У нас налажено взаимодействие в военно-технической и других областях.


Хочу сказать, что такое сотрудничество помогает получать информацию для пополнения наших сведений. А еще - так легче доводить до партнеров позицию ГРУ, откровенно обсуждать вопросы, по которым позиции сторон не совпадают. Когда разведки хорошо понимают друг друга, это уменьшает вероятность недопонимания на межгосударственном уровне. А подчас даже предотвращает обострение двусторонних отношений.


Информация для первого лица


РГ: Признаться, не думал, что в ГРУ столько внимания уделяют зарубежным партнерам. Другие функции военной разведки тоже видоизменились?


Шляхтуров: И да, и нет. Свои традиционные задачи мы, конечно же, решаем. Но, наряду с этим, активно занимаемся новыми областями.


Сейчас наблюдается возрастание факторов нестабильности и неопределенности. Идет рост конфликтного потенциала во многих регионах. Заметно влияние экономических проблем на политику. Появились новые вызовы и угрозы, связанные с борьбой за природные ресурсы, распространением ядерных технологий, техногенными катастрофами.


Поэтому одна из наших главных задач - добывание информации не только в военной, военно-политической, военно-технической областях, но и в военно-экономической и экологической сферах. Зона особого внимания ГРУ - вскрытие угроз национальным интересам и военной безопасности России.


Инофрмацию надо не просто добыть, но и проанализировать, чтобы знать, что докладывать высшему государственному и военному руководству страны.


РГ: Но ведь принято считать, что военная разведка в первую очередь работает в интересах армейского руководства.


Шляхтуров: Это действительно так. Разведывательное обеспечение Вооруженных сил - наша главная задача. ГРУ постоянно направляет в министерство обороны, Генеральный штаб, другие органы военного управления информацию об армиях иностранных государств, их вооружении и боевой технике. Кроме того, мы собираем сведения об оборудовании прилегающих к России театров военных действий. Работаем и по другим вопросам, которые возникают при подготовке планов применения Вооруженных сил, строительства и развития нашей армии и флота.


РГ: Президенту страны готовите такие доклады?


Шляхтуров: Давайте сразу уточним статус ГРУ. Главное разведывательное управление Генерального штаба является органом внешней разведки, работающим в интересах министерства обороны и военной организации государства. Поэтому министр обороны и начальник Генштаба лично ставят мне задачи на добывание конкретной информации. Все задания выполняются в установленные сроки.


Наиболее важные документы ГРУ направляются президенту Российской Федерации, председателю правительства и в Совет безопасности. Наша информация учитывается при принятии решений в области внешней и военной политики. Иными словами, ГРУ работает на защиту и укрепление позиций России, в том числе на международной арене.


РГ: География ваших интересов как-то изменилась? Или военная разведка по-прежнему активно действует по всему земному шару?


Шляхтуров: Это не совсем так, потому что возможности любой разведслужбы ограничены. Да и нет такой необходимости - постоянно быть везде.


Еще раз подчеркну, что в поле зрения наших интересов находятся в первую очередь регионы, откуда исходят или могут исходить угрозы национальным интересам и военной безопасности России. К ним относятся так называемые "горячие точки", где действуют террористические и экстремистские группировки, районы кризисных ситуаций, воздействующие на международную стабильность и безопасность, а также источники и возможные маршруты незаконного распространения ядерных материалов и компонентов оружия массового поражения.


Внимание к тому или иному району зависит от государственных приоритетов России. Поэтому периодически происходит перераспределение целей разведки в различных регионах.


"Качки" разведке не нужны


РГ: Давайте от высокой политики перейдем к чисто военным делам. В период реформирования армии много говорили и писали чуть ли не о развале ГРУ. В какой степени вас затронули структурные преобразования, что сейчас представляет из себя Главное разведывательное управление?


Шляхтуров: Военная разведка - это сложная структура, и она постоянно совершенствуется. В ходе формирования нового облика Вооруженных сил в ГРУ, действительно, произошла реорганизация и определенное сокращение. Тут надо понять главное: изменившаяся обстановка в мире объективно требовала корректировки разведывательных приоритетов и механизма их реализации.


В настоящее время ГРУ имеет в своем составе добывающие органы, как оперативные, так и технические, а также информационно-аналитические структуры и обеспечивающие подразделения.


Хочу подчеркнуть, что ГРУ является практически единственной спецслужбой в мире, имеющей в своей структуре все известные в настоящее время виды и направления разведки. При этом численность центрального аппарата Главного разведывательного управления несравнимо меньше, чем у любой иностранной военной разведки.


Понятно, что в этих условиях успешное решение поставленных задач, в первую очередь, обеспечивается высоким профессионализмом разведчиков. Ну, конечно, нельзя сбрасывать со счетов широкое использование во всех разведывательных органах современных технических средств и новейших достижений в области информационных, телекоммуникационных и космических технологий и инноваций.


Например, у нас есть технические возможности действовать в электромагнитной и космической сферах. Это позволяет получать важную информацию об обстановке в зонах вооруженных конфликтов и районах, которые интересуют военную разведку.


РГ: Не могу не спросить о вашем спецназе. Его ведь передали в подчинение военных округов?


Шляхтуров: Действительно, соединения и части специального назначения теперь организационно входят в состав военных округов и флотов, а также - в ВДВ. Но они остаются важной составной частью оперативной разведки.


Эти подразделения по-прежнему имеют высокую готовность к решению специальных задач. Там служат отлично подготовленные военнослужащие, для которых нет ничего невозможного на поле боя и в глубоком тылу противника.


Главное разведывательное управление, как и прежде, определяет идеологию и направления развития данного вида разведки, формы и способы применения сил и средств спецназа, подготовку специалистов, а также техническую политику при создании для него вооружения и специальной техники.


Могу сказать, что по своим боевым возможностям российский спецназ нисколько не уступает подразделениям специального назначения ведущих стран мира. А по некоторым аспектам и превосходит их.


РГ: Выходит, наши режиссеры ничуть не преувеличивают, когда показывают на экранах спецназовца-супермена. Этого мускулистого рэмбо в российском варианте.


Шляхтуров: Да нет, реальные военные разведчики совсем не похожи на киношных костоломов. Даже в спецназе ГРУ нет крупногабаритных "качков". С такой фактурой им было бы трудно совершать длительные марши и максимально скрытно решать поставленные задачи.


Надо понимать, что в состав ГРУ и военной разведки в целом входят различные органы и структуры. Поэтому нет единого стереотипа военного разведчика. Но я могу выделить основные черты, характерные для людей, которые служат или работают в наших органах и подразделениях.


В первую очередь, это патриоты, люди с высоким чувством ответственности, способные выполнять поставленные задачи в любых условиях, в том числе с риском для жизни. Военных разведчиков отличают высокий профессионализм, развитое мышление, широкий кругозор. Практически все военные разведчики владеют несколькими иностранными языками. Они применяют в своей работе современные информационные технологии. У нас много кандидатов и докторов наук, причем не только в области специальной деятельности, но и по другим направлениям.


Ну и, конечно, для успешной работы в ГРУ, необходима хорошая психоэмоциональная устойчивость, высокий уровень физической подготовки. Они нужны как сотрудникам, занимающимся оперативной деятельностью за рубежом, так и техническим специалистам, работающим в режиме боевого дежурства. Без этих качеств трудно представить кропотливый труд специалиста-аналитика. Они требуются и руководящему составу Главного разведывательного управления.


РГ: Вы упомянули о высокой технической оснащенности ГРУ. Военная разведка каким-то образом влияет на переоснащение нашей армии? Например, вы отслеживаете тенденции на мировом рынке вооружений и даете советы военному руководству, на какие оборонные технологии стоит ориентироваться?


Шляхтуров: ГРУ активно работает на этом направлении. Наши специалисты-аналитики готовят материалы, раскрывающие основные тенденции в развитии армий иностранных государств, их оснащении боевой техникой новых поколений, технологические прорывы за рубежом, создание принципиально новых систем вооружения.


Информацию направляем руководству министерства обороны и Генерального штаба, в научно-исследовательские учреждения и соответствующие предприятия оборонно-промышленного комплекса России. Разумеется, это помогает принятию обоснованных решений в рамках Государственной программы вооружений, а также способствует укреплению военно-промышленного потенциала страны.


В случае необходимости ГРУ может дать развернутую характеристику любому иностранному образцу, системе оружия или снаряжению и провести их сравнение с российскими разработками.



Юрий Гаврилов

Права на данный материал принадлежат Российская газета
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

19.09.2016 » Разбираясь в российской концепции тотальной войны в Европе (The Heritage Foundation, США) (6)
24.08.2015 » Как российская армия планирует воевать в будущем ("The National Interest", США) (6)
20.02.2013 » Через призму угроз России (6)
28.02.2017 » Оскар Крейчи: "К оружию — Путин у ворот!" (Prvnizpravy.cz, Чехия) (5)
16.01.2017 » Генерал Полько о российской пропаганде на тему войск НАТО в Польше (5)
14.12.2016 » Пентагон и его электронные солдаты (5)
11.07.2016 » Возрождение военной мощи России?! (Shukan Gendai, Япония) (5)
23.06.2016 » Российская "эскалация": реальная угроза или элемент информационной войны? (Defence24, Польша) (5)
16.05.2016 » Военная тактика России имеет преимущества перед тактикой США и НАТО (5)
25.02.2016 » Вызов принят (5)
04.01.2016 » Будущая война миров (5)
23.12.2015 » «Новая российская армия не родилась за три года ниоткуда» (5)
09.12.2015 » Чему научил военных украинский конфликт (5)
09.12.2015 » Армия народа (5)
27.11.2015 » Новая армия Путина (5)
2006-2021, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна