России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
География китайской мощи

География китайской мощи

Окончание. Начало $this->regex_build_url( array( 'html' => '//vpk.name/news/45021_geografiya_kitaiskoi_moshi.html', 'show' => 'здесь' , 'site' => 'out' ) , 'N' )


Как далеко может распространиться влияние Китая на суше и на море?

Для создания Великого Китая особенно важно будущее Тайваня. Тайваньская проблема часто обсуждается в терминах нравственности: Пекин настаивает на необходимости восстановить целостность национального наследия и объединить Китай ради блага всех этнических китайцев, Вашингтон печется о сохранении образцовой демократии, какой является Тайвань.


НА ОЧЕРЕДИ -ТАЙВАНЬ


Однако подлинную проблему следует искать в другом. Как говорил американский генерал Дуглас Макартур, Тайвань - это «непотопляемый авианосец», занимающий позицию ровно посередине береговой линии Китая. Именно отсюда, по мнению военно-морских планировщиков Холмса и Йошихары, такая держава, как США, может «проецировать силу» в сторону китайского побережья и прилегающих к нему районов. Если Тайвань вернется в лоно материкового Китая, то китайский флот не только внезапно окажется в стратегически выгодной позиции по отношению к первой островной гряде, но и будет в состоянии свободно, в беспрецедентных масштабах проецировать свою мощь за пределы этой гряды. Очень часто, говоря о будущем мировом порядке, употребляют слово «многополярный», но только слияние Тайваня с материковым Китаем ознаменовало бы возникновение в Восточной Азии действительно многополярной военной ситуации.


Согласно результатам исследования, проведенного в 2009 году RAND Corporation, к 2020-му Соединенные Штаты не смогут, как раньше, защитить Тайвань в случае нападения Китая. Китайцы, говорится в отчете, к этому времени окажутся способны нанести США поражение в возможной войне в Тайваньском проливе, даже если американцы будут иметь в своем распоряжении истребители пятого поколения F-22, две авианосные ударные группы и сохранят доступ к авиабазе «Кадена» на японском острове Окинава. В отчете делается акцент на боях в воздухе. Здесь же указывается, что китайцам по-прежнему придется решать сложную задачу - высаживать на острове многотысячный пехотный десант, между тем их транспортные суда останутся уязвимыми для американских подлодок. Освещая ситуацию с разных сторон, отчет, однако, не может скрыть тревожной тенденции. Поднебесную отделяют от Тайваня всего-навсего 100 миль, тогда как Соединенным Штатам необходимо доставлять свои войска с другого конца планеты, причем действовать в условиях более ограниченного доступа к иностранным базам, чем в период холодной войны. Стратегия создания препятствий на пути перемещения американских военных кораблей в определенных морских зонах не просто преследует цель держать их подальше от китайских берегов, но и в особенности направлена на то, чтобы упрочить доминирующее положение Китая в акватории Тайваня.


Пекин делает все, чтобы взять Тайвань в тесное кольцо не только в военном, но и в экономическом и социальном плане. Примерно 30% тайваньского экспорта приходится на КНР. Еженедельно между Тайванем и материковым Китаем совершается 270 коммерческих авиарейсов. В последние пять лет две трети тайваньских компаний осуществили инвестиции в китайскую экономику. Ежегодно остров посещают около полумиллиона туристов с материка, а 750 тысяч тайваньцев проживают в Китае, проводя там каждый год по шесть месяцев. Углубляющаяся интеграция выглядит весьма привлекательно, но вот чем этот процесс разрешится, пока сказать трудно. Так или иначе его исход будет иметь ключевое значение для политики великих держав в этом регионе. Если Соединенные Штаты попросту отдадут Тайвань Пекину, то Япония, Южная Корея, Филиппины, Австралия и другие американские союзники в Тихоокеанском регионе, а также Индия и даже некоторые африканские государства начнут сомневаться в прочности обязательств, которые берет на себя Вашингтон. Это может побудить некоторые страны к сближению со Срединным царством, и тогда формирующийся Великий Китай охватит едва ли не все Восточное полушарие.


В этом заключается одна из причин, по которым Вашингтон и Тайбэй должны искать асимметричные ответы на военную угрозу со стороны Пекина. Им следует стремиться не к тому, чтобы нанести Пекину поражение в возможной войне в Тайваньском проливе, а к тому, чтобы тот ясно осознал: подобная война обойдется для него недопустимо дорого. Если эта цель будет достигнута, американцам удастся сохранять функциональную независимость Тайваня до тех пор, пока Китай не станет более либеральным обществом - тем самым они смогут сохранить и доверие союзников. В этом смысле действия администрации Обамы, заявившей в начале 2010 года о намерении продать Тайваню вооружений на общую сумму 6,4 млрд долларов, имеют принципиальное значение для политики США в отношении Китая и, шире, всей Евразии. Кстати, нельзя сказать, что трансформация КНР изнутри - несбыточная мечта: миллионы туристов, прибывающих на Тайвань с материка, видят тамошние оживленные политические ток-шоу и крамольные заголовки в книжных магазинах, и это наверняка оказывает на них влияние. Тем не менее, хотя это звучит несколько парадоксально, демократический Китай может оказаться еще более динамичной великой державой в экономическом и как следствие в военном плане, чем Китай репрессивный.


Концентрируя военно-морские силы близ Тайваня, Пекин не забывает укреплять присутствие своего флота и в Южно-Китайском море, которое служит для него воротами в Индийский океан и обеспечивает доступ к мировым путям транспортировки энергоносителей. На этом направлении основные проблемы создают пираты, радикальные исламисты и крепнущий ВМФ Индии, в том числе и вблизи труднодоступных морских зон, через которые вынуждены проходить китайские нефтяные танкеры и торговые суда.


В геостратегическом плане Южно-Китайское море, как говорят многие, может стать «вторым Персидским заливом». Еще в первой половине XX века Николас Спайкмен, специалист по геополитике, заметил, что на протяжении всей истории государства, желавшие утвердить свой контроль над прилегающими морями, втягивались в «периферическую наземную и морскую экспансию». Греция стремилась подчинить Эгейское море, Соединенные Штаты - Карибское и вот теперь Китай - Южно-Китайское. Спайкмен называл Карибское море «Средиземным морем Америки», чтобы подчеркнуть его значение для Соединенных Штатов. Не исключено, что Южно-Китайское море в ближайшие десятилетия превратится в «Средиземное море Азии» и подлинное средоточие политической географии.


ВЫСОКОЛИКВИДНЫЕ УГРОЗЫ


Впрочем, попытки КНР проецировать здесь силу противоречивы по самой своей сути. С одной стороны, Китай вроде бы полон решимости максимально осложнить доступ американских судов в прибрежные моря. С другой - он по-прежнему неспособен защитить свои морские коммуникации, что, вообще говоря, делает любое нападение на американский военный корабль бессмысленным, поскольку в этом случае флот США может попросту отрезать Поднебесную от поставок энергоносителей, перекрыв для китайских судов выход в Тихий и Индийский океаны.


Зачем же планировать что-то, если в действительности не собираешься осуществить намеченное? Как считает эксперт по вопросам обороны Жаклин Ньюмайер, Пекин хочет добиться столь благоприятного соотношения сил, что «на деле ему и не придется прибегать к оружию для защиты своих интересов». Недаром он устраивает выставки новых видов оружия, строит портовые сооружения и оборудует станции подслушивания в Тихом и Индийском океанах, предоставляет военную помощь приморским государствам, находящимся между китайской территорией и Индийским океаном. Все эти ходы делаются открыто и являются сознательной демонстрацией силы. Китайцы не столько ввязываются в непосредственную схватку с Соединенными Штатами, сколько стремятся повлиять на поведение американцев таким образом, чтобы избежать возможной конфронтации.


Вместе с тем активность Китая на море обнаруживает и более грозные аспекты. В самом центре Южно-Китайского моря, на южной оконечности острова Хайнань китайцы строят мощную морскую базу с подземными доками, позволяющими разместить до 20 атомных и дизельных подвод-ных лодок. КНР как бы реализует на практике доктрину Монро, утверждая свое господство над близлежащими международными водами. В настоящее время и в обозримом будущем у Поднебесной едва ли появится намерение затеять войну с Америкой, но позже мотивации могут измениться. Лучше заранее оценить возможные варианты.


Ситуация на границах Евразии выглядит сейчас более сложной, чем в первые годы после окончания Второй мировой войны. По мере того как американская гегемония пойдет на убыль, мощь военно-морских сил США будет уменьшаться или оставаться прежней, а экономическое и военное могущество Китая - крепнуть, расклад сил в Азии начнет все заметнее приобретать многополярный характер. Соединенные Штаты поставляют Тайваню 114 противовоздушных ракет Patriot и десятки ультрасовременных систем военной связи. Китай строит подземные доки для подлодок на острове Хайнань и запасается противокорабельными ракетными установками. Продолжают модернизацию флотов Япония и Южная Корея. Мощные военно-морские силы создает Индия. Каждое из государств стремится сдвинуть равновесие сил в свою сторону.


Именно поэтому отказ государственного секретаря США Хиллари Клинтон от политики равновесия сил, будто бы являющейся реликтом прошлого, представляется либо актом лицемерия, либо заблуждением. В Азии продолжается гонка вооружений, и Соединенные Штаты неизбежно столкнутся с суровой реальностью, как только существенно сократят свои войска в Афганистане и Ираке. Притом что ни одно из азиатских государств не имеет побудительных причин для войны, с течением времени и по мере накапливания сухопутных и морских вооружений в регионе (даже если говорить только о Китае и Индии) риск неверной оценки соотношения сил будет повышаться. Из-за напряженности на суше грозит возрасти и напряженность на море: зоны силового вакуума, в которые сейчас проникает Китай, станут через некоторое время яблоком раздора в его отношениях с соседними странами - как минимум с Индией и Россией. Некогда пустые пространства заполнятся множеством людей, дорог, трубопроводов, кораблей и ракетных установок. Политолог из Йельского университета Пол Брэкен еще в 1999 году предупреждал, что Азия становится обособленным географическим регионом и что на нее надвигается кризис «жизненного пространства». С тех пор этот процесс только усугублялся.


Так как же Соединенным Штатам сохранять стабильность в Азии, защищать в этой части света своих союзников и препятствовать возникновению Великого Китая, избегая в то же время открытого конфликта с Пекином? Перевес, который они имеют на море, может оказаться недостаточным. Как сказал мне в начале нынешнего года один высокопоставленный индийский чиновник, основные союзники США в Азии (Индия, Япония, Сингапур и Южная Корея) хотят, чтобы флот и авиация Америки координировали свои действия с вооруженными силами этих стран. Именно так Соединенные Штаты и в будущем останутся неизымаемой частью азиатского военного ландшафта на суше и на море, а не превратятся в абстрактную угрозу, таящуюся где-то в отдалении. Между пререканиями с американским правительством по поводу прав на размещение военных баз, которые недавно затеяла Япония, и желанием полностью удалить войска США из региона лежит дистанция огромного размера.


Один из планов, циркулирующих в Пентагоне, предполагает, что Соединенные Штаты способны «противостоять китайской стратегической мощи... без прямой военной конфронтации», опираясь на ВМС, насчитывающие 250 кораблей (а не 280, как было раньше), и на урезанный на 15% оборонный бюджет. Этот план, составленный полковником в отставке Пэтом Гарретом, весьма интересен, поскольку включает в евразийское уравнение такую стратегическую величину, как Океания. И в самом деле - Гуам, Каролинские, Маршалловы, Северные Марианские и Соломоновы острова являются либо американскими территориями, либо республиками, имеющими военные соглашения с США, либо независимыми государствами, которые, вероятно, пойдут на заключение подобных договоров. Значение Океании будет расти, поскольку она находится, с одной стороны, сравнительно близко к Восточной Азии, а с другой - вне той зоны, из которой Китай хотел бы вытеснить американский флот. От Гуама всего четыре часа лета до Северной Кореи и два дня плавания до Тайваня. Держать базы в Океании для Соединенных Штатов удобнее, чем сохранять воинские части в Японии, Южной Корее и на Филиппинах.


Авиабаза «Андерсен» на Гуаме уже сейчас играет роль господствующей высоты, с которой Соединенные Штаты могут проецировать «жесткую силу» в любом направлении. На этой самой мощной стратегической базе ВВС США в мире обеспечивается скоростная заправка самолетов, на ней хранятся сотни тысяч единиц авиационных боеприпасов и 66 млн галлонов авиационного топлива. Взлетные полосы заполнены длинными рядами транспорт-ников C-17 Globemaster и истребителями F/A-18 Hornet. Кроме того, на Гуаме размещена эскадра американских подводных лодок, здешняя военно-морская база в настоящее время расширяется.


Гуам и соседние Северные Марианские острова находятся почти на равном расстоянии от Японии и Малаккского пролива. А юго-западная оконечность Океании, выглядывающая из-под Индонезийского архипелага, - группки принадлежащих Австралии островов Ашмор и Картье и близлежащий западный берег самой Австралии (от Дарвина до Перта), - держит под прицелом Индийский океан. Таким образом, согласно плану Гаррета флот и авиация США способны использовать географические преимущества Океании, чтобы поддерживать «региональную боеготовность» (regional presense in being), локализуемую «непосредственно за горизонтом» Великого Китая (в его неофициальных границах) и той акватории, где проходят основные евразийские морские пути. (Понятие «региональная боеготовность» - отголосок известного выражения «флот в боевой готовности», fleet in being. Сто лет назад его предложил английский военно-морской историк сэр Джулиан Корбетт. Подразумевались стоящие в различных портах корабли, способные при необходимости быстро объединяться в мощную армаду. Словосочетание «непосредственно за горизонтом» отражает и равновесие сил на море, которое США будут поддерживать самостоятельно, и американское участие в концерте азиатских держав.)


Укрепляя присутствие американского флота и авиации в Океании, США могли бы реализовать компромиссный подход: не сопротивляться возникновению Великого Китая любой ценой и одновременно не соглашаться пассивно с возможным переходом первой островной гряды под конт-роль ВМС Поднебесной. Такой подход заставил бы Пекин заплатить высокую цену в случае любой военной авантюры против Тайваня. Кроме всего прочего, это позволило бы Соединенным Штатам постепенно сворачивать свое непосредственное присутствие в акватории первой островной гряды (так называемое наследие военных баз), но одновременно сохранять возможность воздушного и морского патрулирования в этом регионе. План Гаррета предусматривает также резкое усиление активности американского военно-морского флота в Индийском океане.


Впрочем, Гаррет не предлагает расширять существующие здесь военные базы, он рассчитывает использовать уже имеющиеся - на Андаманских островах, Коморах, Мальдивах, Маврикии, Реюньоне и Сейшелах (некоторые из них прямо или косвенно управляются Францией и Индией), а также на военные соглашения с Брунеем, Малайзией и Сингапуром. Это обеспечило бы свободу мореплавания и беспрепятственное движение потоков энергоносителей во всей Евразии. Кроме того, реализация плана, который не настаивает более на важности существующих опорных пунктов американских вооруженных сил в Японии и Южной Корее и в то же время делает более разнообразной сферу присутствия США в Океании, положила бы конец основным базам, представляющим собой удобную цель для поражения.


Железная хватка, которой Соединенные Штаты до сих пор держали первую островную гряду, в любом случае начинает ослабевать под давлением новых обстоятельств. Местное население стало менее терпимо к присутствию иностранных баз на своей территории. А укрепление Китая делает его одновременно и отталкивающим, и привлекательным. Подобное смешанное чувство способно осложнить двусторонние отношения Вашингтона с тихоокеанскими союзниками. Вопрос лишь в том, когда это произойдет. Кризис в американо-японских отношениях, возникший из-за того, что неопытное правительство Хатоямы захотело переписать соглашения о двустороннем сотрудничестве в свою пользу и вдобавок заговорило о желании углублять связи с Китаем, мог случиться и несколькими годами раньше (премьер-министр Хатояма ушел в отставку в июне 2010 года из-за неспособности его кабинета выполнить обещание о выводе американской базы с Окинавы. - Ред.). Все еще сохраняющаяся ситуация абсолютного превосходства Соединенных Штатов в Тихом океане есть не что иное, как анахронизм, унаследованный от Второй мировой войны, отголосок того краха, который пережили в результате глобального конфликта Китай, Япония и Филиппины. Не может бесконечно сохраняться и американское присутствие на Корейском полуострове - побочный продукт другой войны, закончившейся более полувека назад.


Центральная Азия, Индийский океан, Юго-Восточная Азия, западная часть Тихого океана - таковы обширные регионы, которые рискуют оказаться под политическим, экономическим и военным контролем возникающего у нас на глазах Великого Китая. Однако вдоль границ этого громадного царства будет курсировать американский флот, дислоцированный, как можно ожидать, по большей части в Океании и тесно сотрудничающий с военно-морскими силами Индии, Японии и других демократических государств. А со временем, когда возрастет доверие Китая к внешнему миру, а его военная доктрина уже не будет опираться на сугубо территориальный подход, китайский флот и сам сможет влиться в этот широкий региональный альянс морских держав.


Пока же стоит отметить, что исключительно с военной точки зрения, как указал в 1999 году политолог Роберт Росс, отношения между Соединенными Штатами и Китаем останутся более стабильными, чем были в свое время отношения между США и Советским Союзом. Причина этого - географические особенности Восточной Азии. В период холодной войны одного только американского подводного флота было недостаточно, чтобы устрашать СССР, - требовалось также держать многочисленные сухопутные войска в Европе. Но размещения подобных сил вдоль пределов Евразии никогда не понадобится: как бы значительно ни сокращалось присутствие наземных вооруженных сил у границ Великого Китая, американский флот и в будущем будет превосходить китайский.


Так или иначе в ближайшие годы сам факт укрепления экономической и военной мощи КНР усугубит напряженность в американо-китайских отношениях. Перефразируя Миршеймера, можно сказать, что Соединенные Штаты, гегемон Западного полушария, приложат все возможные усилия, чтобы помешать Китаю превратиться в гегемона большей части полушария Восточного. И не исключено, что это станет самой потрясающей драмой нашей эпохи.


Данная статья первоначально опубликована в журнале «Россия в глобальной политике» (№ 4, июль-август 2010)


Роберт КАПЛАН

старший научный сотрудник Центра разработки новой стратегии национальной безопасности США, корреспондент журнала The Atlantic

Права на данный материал принадлежат Военно-промышленный курьер
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (19)
27.09.2016 » 5 самых смертоносных ВМС, сухопутных сил и ВВС на планете (The National Interest, США) (18)
20.06.2016 » Стратегический партнер России (18)
28.04.2012 » Антикитайская стратегия Вашингтона (18)
12.08.2015 » В небе меньше, но лучше — часть I (17)
30.01.2013 » Коррупция в оборонном секторе стоит миру $20 млрд (17)
19.11.2012 » В тройку лидеров по поставкам ВиВТ в страны АТР в 2013-2016 гг. входят США, категория «неизвестный» (тендеры) и Россия (17)
19.11.2012 » В тройку лидеров по поставкам вооружений в страны АТР по периоду 2005-2012 гг. входят США, Россия и Франция (17)
30.10.2012 » Как Вашингтон не утрачивал позиций на рынке вооружений (17)
22.11.2011 » Ядерная боли-головка (17)
14.10.2010 » На США и Россию приходится 65 проц. рынка вооружений стран Азиатско-Тихоокеанского региона (17)
06.10.2010 » География китайской мощи (17)
24.02.2014 » Азиатско-тихоокеанская стратегическая панорама быстро меняется (16)
27.11.2013 » США – Китай: новая стратегия сдерживания (16)
19.12.2012 » Китайский фактор АСЕАН (16)
2006-2020, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна