России, США и других стран мира
новости, события, проблемы, угрозы, концепции, стратегии
Помощник госсекретаря США: Резолюции ООН по КНДР Россия и Китай выполняли не полностью

Помощник госсекретаря США: Резолюции ООН по КНДР Россия и Китай выполняли не полностью

Томас Кантримэн рассказал "Интерфаксу" об итогах саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне

В Вашингтоне завершился саммит по физической ядерной безопасности, в котором приняли участие лидеры и представители 50-ти государств. Россия не была представлена на саммите на высшем уровне, так как посчитала, что его повестка исчерпана. На "полях" саммита на вопросы корреспондента "Интерфакса" в США Ксении Байгаровой ответил помощник госсекретаря США по международной безопасности и нераспространению Томас Кантримэн.


- Нынешний саммит по физической ядерной безопасности считается последним, так как администрация Обамы, учредившая этот формат, уходит. Планируется ли как-то сохранить этот формат в самостоятельном виде, или теперь тема физической ядерной безопасности будет обсуждаться в рамках МАГАТЭ, на чем настаивает Россия?


- Этот формат, конечно, был ярким. Сама идея президента Обамы собрать 50 мировых лидеров , чтобы обсудить всего лишь один вопрос - ядерную безопасность, - это яркая идея. Полагаем, что за годы проведения саммитов мы достигли желаемого результата, ведь главы государств и правительств действительно сосредоточились на этом важном вопросе. Сейчас приближается конец срока администрации Обамы, так что следующий президент будет решать, продолжать ли встречи в таком формате. Для нас самое главное - сохранить импульс, продолжая скрупулезную работу в этом направлении в пяти разных организациях: МАГАТЭ, ООН (комитет 1540), а также в рамках Глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма, которую Россия и США вместе возглавляют, Интерпола и Глобального партнерства против распространения оружия массового уничтожения.


Я думаю, что мы сможем работать в этих пяти организациях, каждая из которых занимается специфической деятельностью. Кроме того, мы сможем вовлечь больше стран в обсуждение проблем ядерной безопасности, а не только 50 участников саммита.


- Считаете ли вы, что у МАГАТЭ есть достаточно финансовых ресурсов, чтобы заниматься вплотную темой физической ядерной безопасности? Или, на ваш взгляд, надо будет привлекать дополнительное финансирование, чаще проводить министерские встречи?


- Вопрос не в том, тратить ли деньги на министерские встречи, а в том, какова вообще глобальная миссия МАГАТЭ. МАГАТЭ не нуждается в большем количестве денег для исполнения своих функций в сфере ядерной безопасности, ведь она уже этим занимается. Но вопрос в том, что, так как использование атомной энергии возрастает, работы у МАГАТЭ прибавляется. И очень важно, чтобы эта организация, которая пользуется доверием во всем мире, имела технические и финансовые ресурсы для того, чтобы осуществлять свою деятельность. США убеждены в том, что, раз задачи увеличиваются, ресурсы должны также возрастать.


- Кстати, почему участников саммита только 50? На чем основывался критерий отбора? Почему не был приглашен, к примеру, Иран?


- Мы пригласили те же страны, что и в 2014, и в 2012 годах. Что касается изначального критерия отбора, то идеальный выбор невозможен: кто-то всегда будет недоволен тем, что его не пригласили. Тем не менее, на саммите хорошо представлены и ядерные державы, и лидирующие страны-потребители атомной энергии, и развивающиеся страны, и региональные державы. Мы считаем, что это очень хороший состав. Кроме того, мы полагаем, что собирать 200 глав государств в одной комнате непродуктивно.


- Возвращаясь к теме Ирана – российская сторона выразила удивление, что "шестерка" на саммите собралась без Ирана…


- Я не могу знать о том, почему кого-то что-то удивляет. А кто участвовал в заседании "шестерки" с российской стороны? Посол (России в США) Сергей Кисляк.


Россия, Китай, США, Франция, Великобритания и Германия самым позитивным образом сотрудничали как во время переговоров по иранской ядерной программе, так и во время имплементации результатов переговоров. На экспертном уровне переговоры проходят очень хорошо. А сегодня мы имели возможность обсудить реализацию соглашения и остающиеся проблемы с пятью главами государств и руководителем МАГАТЭ.


То есть ни о какой новой политике речи не идет. Просто иногда важно встретиться на высшем уровне и заверить друг друга в продолжении сотрудничества, раз мы что-то вместе успешно делаем.


- Планируют ли США вносить резолюцию в СБ ООН из-за последних ракетных запусков Ирана, или вводить односторонние санкции?


- Безусловно, мы будем выявлять субъекты как внутри Ирана, так и вовне, которые потворствуют иранской ракетной программе. Любая страна, которая продает ракетные технологии Ирану, нарушает резолюцию СБ ООН. Будем ли мы инициировать новую резолюцию, не знаю. Посмотрим.


- Были сообщения, что тема КНДР чуть ли не стала главной на саммите, вопреки официальной повестке. Это правда? Дипломатические усилия по урегулированию ядерной проблемы КНДР похоже, пока ни к чему не приводят. На ваш взгляд, как должно реагировать международное сообщество на этот вызов?


- Темы КНДР не было в официальной повестке саммита, хотя, думаю, она была в мыслях многих участников и, безусловно, обсуждалась в ходе сотни встреч "на полях".


Как и другие пять участников шестистороннего формата по урегулированию ядерной проблемы КНДР (РФ, США, Китай, Япония, Южная Корея и КНДР – ИФ), мы выступаем за безъядерный статус Корейского полуострова. Если мы сможем сообща оказывать политическое и экономическое давление на КНДР и иметь общий подход к этой проблеме, то мы достигнем результата по ситуации в КНДР.


Нам надо сотрудничать по КНДР так же, как мы сотрудничали по Ирану и по другими проблемам. И самая неотложная задача - исполнить то, о чем мы договорились в последней резолюции 2270 СБ ООН: должны быть затронуты валютные обмены и элита, которая поддерживает режим (Пхеньяна – ИФ). Если бы все эти меры были реализованы не только со стороны США, но и со стороны России и Китая, которые являются важными экономическими партнерами КНДР, желанная цель по денуклеаризации Корейского полуострова была бы достигнута. В противном случае Северная Корея будет продолжать демонстрировать неуважение и к Вашингтону, и к Москве, и к Пекину, и в целом к мировому сообществу.


- То есть, по Вашему мнению, Россия и Китай не достаточно давят на КНДР?


- Я думаю, что Россия и Китай должны исполнять резолюцию СБ ООН, под которой они подписались.


- А они разве не выполняют?


- Последнюю резолюцию только что приняли. Но предыдущие резолюции Россия и Китай выполняли не полностью. Если Россия и Китай будут выполнять последнюю резолюцию, то это точно приведет к изменению поведения Северной Кореи.


- Россия предложила разработать конвенцию по борьбе с актами химического терроризма. Поддерживают ли США эту идею?


- Это серьезный вопрос. Мы были свидетелями использования химического оружия не только террористами, но и союзником России Башаром Асадом в Сирии. К этой проблеме мы относимся серьезно. Ценим тот факт, что у России возникла идея двигаться дальше и принимать меры в этом направлении. Но как именно осуществлять подобные меры - надо думать: должны ли мы обсуждать это в рамках конференции по разоружению в Женеве, или использовать для обсуждения комитет 1540 ООН? Все это предмет для анализа и дискуссий.

Права на данный материал принадлежат Интерфакс
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2022, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна