Российская авиабаза спасает белорусские ВВС и ПВО

У Александра Лукашенко нет денег на новые самолеты, а его летчикам не на чем летать

В белорусском городе Лиде в течение текущего – следующего года начнет функционировать российская авиационная база. Впервые об этом заявил в апреле в Минске министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу. Тогда же это отчасти подтвердил президент Белоруссии Александр Лукашенко. А в июне главком российских ВВС генерал-лейтенант Виктор Бондарев сообщил, что реализация проекта уже началась в Гродненской области – конкретно в крупном (почти 100-тысячном) райцентре Лида. Как ни странно, все это не «наделало шума» ни в политическом истеблишменте, ни в блоке НАТО (там вообще никак не отреагировали), ни в медиасообществе. Такое спокойствие отчасти объяснимо: Минск и Москва давно тесно всесторонне и продуктивно сотрудничают в военной сфере. Однако подоплека организации авиабазы РФ в Лиде не может не представлять интереса. Почему именно сейчас, а, скажем, не 3–5–7 лет назад? Даже странно, что это не проанализировал ни один эксперт, ни одно специализированное издание.


База как способ поставки авиатехники


Напомним, 23 апреля Сергей Шойгу на встрече в белорусской столице с Александром Лукашенко высказался по данной теме буквально так: «Мы приступаем к рассмотрению плана по созданию в Белоруссии российской авиационной базы с самолетами-истребителями, надеемся, что в 2015 году здесь появится авиационный полк. В 2013 году мы создадим авиационную комендатуру здесь и поставим первое дежурное звено наших боевых истребителей». Тогда же он сообщил и о том, что «уже в 2014 году Россия, по вашей, Александр Григорьевич, договоренности с Владимиром Владимировичем Путиным, поставит четыре дивизиона зенитно-ракетных комплексов С-300 для защиты воздушного пространства». Все это, по его словам, делается в рамках действующих совместных программ «по созданию Единой противовоздушной обороны, которая должна быть надежной и основательной, защищать воздушные границы и пространства нашего Союзного государства, и большой программы по военно-техническому сотрудничеству».


Телекамеры зафиксировали тогда, что высокий визави российского министра был несколько озадачен (если не удивлен) такой формулировкой – «мы создаем в Беларуси российскую авиабазу». Но промолчал. Лишь через три дня, «подумав», он сделал мягкую попытку если не дезавуировать высказывание гостя из Москвы, то существенно уточнить «суть вопроса»: «Может, это прозвучало как база. Нет. Речь идет о поставке самолетов в наши вооруженные силы, а в какой форме – мы будем договариваться: база это будет или мы существующей в Лиде нашей белорусской авиачасти поставим российские истребители». «Мне, как главнокомандующему, сегодня не хватает два десятка современных самолетов, – сказал он в том же контексте. – А покупаем мы российские самолеты Су-27, МиГ-29 или более современные, чтобы обеспечить неприкосновенность границ нашего государства».


Однако ровно через два месяца главком российских ВВС Виктор Бондарев говорил опять же о создании российской авиабазы в Лиде как о «результате выполнения межправительственного соглашения об укреплении военной составляющей Союзного государства». Согласно этим договоренностям, по его словам, «Россия обязана сформировать и иметь там свою авиабазу. Она станет важным элементом первого стратегического эшелона обороны нашего Союза, обеспечивая прикрытие воздушного пространства Белоруссии».


Бондарев сообщил, что «обустраивать базу будет белорусская сторона, мы будем им в этом помогать». При этом, заметил он, на аэродроме Лиды не потребуется возводить какие-либо новые объекты для обеспечения функционирования российской авиабазы – «там все есть».


У Лиды действительно давняя история воздухоплавания. Еще на заре отечественной авиации, в 1906 году, сюда была передислоцирована с Дальнего Востока 9-я рота воздушного флота. В ней числилось под 300 солдат, которыми командовали 9 офицеров, а на вооружении она имела несколько дирижаблей. В 1913 году был построен постоянно действующий аэродром. Значение его было весьма важным, достаточно сказать, что летом 1915 года именно на нем были проведены испытания легендарного самолета «Илья Муромец» знаменитого впоследствии конструктора-эмигранта Игоря Сикорского, и позже тут базировалось 8 таких гигантов того времени. Накануне Великой Отечественной в Лиде стоял 122-й полк истребительной авиации Красной армии, оснащенный самолетами И-16 и И-153. 22 июня 1941 года расположенный здесь гарнизон устоял в силу того, что авиатехника в тот день находилась на полевом аэродроме в нескольких десятках километров от города. Впрочем, уже на второй день боев авиаторы сожгли или попросту бросили самолеты из-за отсутствия средств для заправки их топливом. С оккупацией летное поле использовали немцы.


После войны аэродром значительно реконструировали. На нем базировался сначала 911-й, а потом по ротации из Группы советских войск в Германии его сменил 953-й авиаполк. Со «взлетки» поднимались и опускались на нее Су-7, Су-24, МиГ-17, МиГ-21, МиГ-27. С распадом СССР 911-й полк вернулся в Лиду, но вскоре был расформирован, большинство самолетов до прихода Лукашенко к власти успели порезать на металлолом.


А 2010 году в Лиде был создан национальный 206-й Центр подготовки летного состава (на его вооружении находятся 5 учебно-боевых самолетов Л-39), преобразованный из 206-й штурмовой авиабазы, которая, в свою очередь, была реорганизована в 116-ю гвардейскую Радомскую Краснознаменную штурмовую авиационную базу (ШАБ). Данная ШАБ вобрала в себя личный состав и технику (Су-24 и Су-25) базировавшейся в горпоселке Россь (тоже в Гродненской области) 116-й гвардейской бомбардировочно-разведывательной авиационной базы и упомянутой 206-й авиабазы. И сегодня Лидский военный аэродром оснащен самыми современными средствами воздушной навигации и обслуживания. Летное поле вполне готово принять модифицированные истребители, которые в скором времени и прилетят из России. Авиаглавком Бондарев даже назвал их марку: «Пока мы там разместим Су-27СМ3, а потом посмотрим, что из этого получится, и примем окончательное решение».


Заметим тут, что новейшие Су-27СМ3 ныне поставляются российским ВВС: в 2011 году авиачасти получили 12 таких истребителей, которые укрепили две авиачасти в Краснодарском и Ставропольском краях. Данная машина позиционируется как способная эффективно решать ударные задачи с использованием высокоточного оружия класса «воздух–поверхность», в том числе и с применением авиабомб со спутниковым наведением. При действиях по воздушным целям она почти в 2 раза более эффективна, чем ее предшественник – самолет Су-27С, а при действиях по наземным целям эффективность Су-27СМ3 выше более чем в 3 раза. Повышены и возможности действия самолетов в условиях интенсивного противодействия средств ПВО противника.


Прилет же таких самолетов в Беларусь, возможно, случится уже в преддверии или во время крупномасштабных совместных учений «Запад-2013», старт которым будет дан 20 сентября.


На вопрос журналистов, так чья же это будет авиабаза – исключительно российская или совместная двусторонняя? – генерал-лейтенант ответил с несвойственной военным лишь относительной долей конкретики: «Сначала она будет российской, а потом – посмотрим».


Любопытные нюансы обнаруживаются во всей выкладке вышеприведенных высказываний, не правда ли? Так это будет таки база или не база? Если база «сначала российская», то когда она станет российско-белорусской или «чисто» белорусской? А если, исходя из слов Батьки, «речь идет о поставке самолетов в наши вооруженные силы», то зачем ее, эту поставку, столь вуалировать, забор «из базы» городить?


Летчики – «смертники», самолеты – «гробы»


Ответы на эти вопросы находятся в трех плоскостях. А именно:


первая – авиапарк белорусских ВВС и ПВО, созданный преимущественно в советское время, ныне катастрофически устарел;


вторая – у Минска нет и минимальных финансовых возможностей, чтобы закупить новые российские самолеты даже в рамках известных льготных поставок по линии Организации Договора о коллективной безопасности (то есть по внутрироссийским ценам);


третья – белорусские летчики если еще не разучились летать, то их летные навыки ныне столь низки, что не приходится говорить об их профессионализме.


Именно в этих «пагубных» (впрочем, тут можно и не закавычивать) для белорусской военной авиации условиях и создается в Лиде российская авиабаза. Скажем об этих печальных обстоятельствах несколько подробнее.


О том, что белорусские «сухие» и «МиГи», произведенные в 1970–1980-е годы и модернизированные собственными силами на 558-м ремонтном авиазаводе в Барановичах в 1990-е – начале 2000-х, уже «не хотят летать», не скрывает и военное руководство республики. На пресс-конференции в феврале 2013 года министр обороны страны генерал-лейтенант Юрий Жадобин заявил, что «в рамках плановой работы по обновлению технического оснащения белорусской армии» было принято решение снять с вооружения бомбардировщики Су-24 (в количестве 35 единиц) и истребители Су-27 (не больше 17 машин): поскольку «они уже не первой свежести, а точнее полностью исчерпали свой ресурс».


Еще ранее, 7 декабря 2012 года, на 61-й истребительной авиабазе в Барановичах (Брестская область) по поводу прощания с Су-27 устроили даже торжества. Отслужившие свой век самолеты пойдут скорее всего на металлолом и памятники. Хотя была информация о том, что интерес к ним проявляла частная нидерландская фирма, намереваясь закупить их, чтобы тренировать военных летчиков из различных стран; представитель компании даже утверждал, что достигнуто соглашение с «Белтехэкспортом» на закупку 15 Су-27 и опцион еще на 18 истребителей.


Эскадрилью этих «сухих» тогда же расформировали. И после этого в составе упомянутой части национальных ВВС и ПВО остались только две эскадрильи истребителей МиГ-29 (41 самолет, из которых часть «нелетабельна») – они ныне представляют собой всю истребительную авиацию республики.


МиГ-29БМ ВВС Беларуси. Источник: www.airwar.ru


Однако в контексте риторики о «плановой работе по обновлению авиапарка» генерал Жадобин не обнадежил своих теперь «безлошадных» летчиков тем, а какие же новые образцы взамен отправляемых на утилизацию поступят в части ВВС и ПВО. Впрочем, еще в середине первого десятилетия 2000-х безымянные источники в белорусском военном ведомстве в качестве замены исчерпывающих ресурс боевых самолетов высказывали пожелания приобрести российские МиГ-35 поколения «4++» или хотя бы Су-30 поколения «4+».


Воплощение этой мечты вроде бы забрезжило в прошлом году, когда, вернувшись в сентябре из Сочи после встречи с Путиным, Лукашенко заявил, что, по сути, «выбил» у российского коллеги боевые авиановинки взамен старых, «у которых почти вышел ресурс»: «Самолеты мы получим в ближайшее время».


Любопытно, что вслед за этим некоторые российские СМИ распространили информацию, что Москва якобы пообещала Батьке с полторы дюжины новых истребителей для ВВС Белоруссии Су-30, которые будто бы уже находятся в Барановичах на 558-м авиаремзаводе. Оказались они там по воле корпорации «Иркут». На рубеже 2000 года эти 18 истребителей были поставлены Индии временно, а потом их заменили на более совершенный истребитель Су-30МКИ. И Иркутский авиазавод, во избежание уплаты российского НДС, договорился с белорусами, чтобы те «пока подержали» возвращенные Индией Су-30 в Барановичах. Ни Минск, ни Москва эту информацию ни подтвердили, ни опровергли. Но если эта проблема имела место, то теперь видно, что своего положительного решения она не получила.


Не получила в силу того, что хоть глаз видит, да зуб неймет – в казне нет денег на такие партии весьма дорогостоящих самолетов. Белорусским военным удалось «наскрести» средства лишь на закупку – в 2015 году – четырех учебно-боевых самолетов Як-130.


Восемнадцать «барановичских» Су-30 в 2011 году оценивались представителями «Иркута» в 360 млн. долл. (для сравнения: военный бюджет Белоруссии на 2013 год составляет менее 686,4 млн. долл.). Полк «поставляемых» в Лиду под видом авиабазы Су-27СМ3 будет стоить еще больше.


В нынешней штатной структуре такая авиачасть состоит из двух эскадрилий по 12 самолетов в каждой. И очевидно, что российские авиазаводчики, при всем упомянутом выше благоволении Путина и Шойгу к Белоруссии и персонально к Лукашенко, политике стратегического партнерства по отношению к республике, не готовы «просто так подарить» Минску с два десятка новейших самолетов, каждый из которых стоит десятки миллионов долларов.


Поэтому и была придумана столь странная схема «перевооружения» белорусских ВВС и ПВО посредством создания на территории республики российской авиабазы.


Но пока совершенно непонятно – опять же если анализировать сказанное Шойгу, Лукашенко и Бондаревым, – через сколько же времени и каким образом в последующем российская авиабаза в Лиде станет собственно заявленными Батькой «поставками» российской авиатехники в Белоруссию? И какой кругленькой суммой и когда рассчитается за них Минск?


И вопрос – а кто будет летать на Су-27СМ3: российские летчики или белорусские? Можно предположить, что сперва – российские. А потом, когда «сушки» станут собственностью республики (через три года, пять лет, десять?), – белорусские.


Истребитель Су-27П (бортовой номер "25 красный", самолет 34-й серии) в ходе церемонии официального вывода самолетов этого типа из боевого состава 61-й истребительной авиационной базы ВВС и войск ПВО Белоруссии. Барановичи, 07.12.2012 (с) Bravo / russianplanes.net


Сегодня, однако, белорусские летчики в большинстве своем значительно утратили летное мастерство. Об этом показательно свидетельствует ряд катастроф с жертвами пилотов в течение 2009–2012 годов. Таковые имели место в каждой из трех национальных боевых авиабаз, при этом дислоцируемая в Барановичах Брестской области 61-я истребительная авиабаза потеряла две машины – Су-27 и Миг-29 – с гибелью четырех опытных пилотов. Кроме того, за тот же период разбились два вертолета – по одному в Вооруженных силах страны и у пограничников. Ни в одном из случаев официально причины этих шести трагедий обнародованы не были, что само по себе тоже показательно.


Министр обороны Республики Беларусь Юрий Жадобин сообщил в феврале о среднем налете летного состава 86 часов как о некоем выдающемся достижении, чуть ли не мировом рекорде, сопровождая эту цифру горделивой фразой «впервые за время существования наших Вооруженных сил». Результат и впрямь «выдающийся», если иметь в виду, что «еще несколько лет назад этот показатель не превышал 30 часов». Обойдемся тут без комментариев. Напомним лишь, что научно обоснованный минимальный годовой налет для пилотов военной авиации должен составлять не менее 110–130 часов. В противном случае летчик как профессионал деградирует, превращается в горе-аса.


Поэтому, вероятно, одной из задач российской авиабазы в Лиде будет подтянуть белорусских летчиков до необходимых стандартов в летной практике. Кстати, такая же удручающая ситуация с годовым налетом еще недавно была и в российских ВВС. Но в 2012 году ее удалось решительно переломить.


Ажиотажа не последовало


В политическом аспекте российская авиабаза в Лиде мало кого «озадачила». Раздалось лишь несколько вполне лояльных вялых комментариев. Что до традиционного возмущения «новыми имперскими телодвижениями Москвы», то выродившаяся белорусская оппозиция смогла организовать против будущего присутствия летчиков из России лишь одиночный пикет, да и то не в столице, а в Могилеве. Организатор (безработный житель этого областного центра и член одной из оппозиционных ячеек некто Николай Гладышев) вывесил напротив городской администрации самодельный плакат «Не расійскім авіабазам на зямлі Беларусі!»; «патриота» тут же задержала милиция.


С другой стороны, слабоголосые противники Лукашенко обвинили его в «сдаче суверенитета». Он ответствовал: «Эти люди сами не верят в то, что говорят. Я даже не напрягаюсь по данному вопросу. Вот если бы я пригласил сюда натовские базы, то эти люди молчали бы».


Клише о «сдаче суверенитета авторитарной властью» действительно более чем затертое. Помнится, четыре года назад в преддверии президентских выборов в республике куда более активная на тот момент оппозиция науськивала критически настроенную к Батьке молодежь на «бросание под колеса» российских эшелонов, массово въезжающих в республику с войсками и боевой техникой на учения «Запад-2009», наделавшие в тот год много шума. Акции выглядели довольно неуклюже и смешно.


Иные ангажированные политологи (не будем тут рекламировать их) высказали убеждение, что «размещение российских военных баз (вот как, уже баз. – В.З.) позволяет Белоруссии найти шансы на договоренности по поставкам нефти, поскольку накануне Москва начала пугать, что урежет этот паек»: «Иными словами, идет очередной этап продажи геополитической лояльности в обмен на экономические преференции». Это тоже притяжка за уши. Минск даже в самые трудные для себя времена различного рода «войн», затеваемых Москвой (череды газово-нефтяных, сахарной, молочной, мясной, пограничной), никогда не спекулировал вопросом повышения цены аренды за размещение на территории республики российских военных объектов. Их ныне, напомним, два – радиолокационная станция «Волга» в поселке Ганцевичи (Брестская область) и пункт дальней связи с российскими подлодками в Вилейке (Минская область). Оба объекта белорусская сторона передала российским военным в безвозмездное пользование, оплачиваются только коммунальные услуги и прочие издержки жизнедеятельности.


В Литве в усилении авиагруппировки Союзного государства в Лиде не усмотрели «дополнительной военной угрозы». Поскольку, как заявил официальный Вильнюс, «самолеты белорусских ВВС постоянно дислоцировались на этой базе, а российские могли на нее прилетать и находиться неограниченное время». Хотя там оговариваются, что «в политическом смысле это, конечно, не является демонстрацией взаимного доверия и добрососедской воли ни со стороны России, ни со стороны Белоруссии».


Глава комитета по вопросам национальной безопасности и обороны литовского Сейма Артурас Паулаускас усилил эту оговорку: мол, сосредоточение рядом с границей Литвы военных сил России не улучшит отношения с Литвой: «Мы ясно видим, что рядом с нашей границей сосредоточивается военная сила, осуществляются стратегические планы Союзного государства, посредством которых стремятся оказывать воздействие на нашу внутреннюю политику».


Эти слова насквозь лицемерны: натовские истребители, базирующиеся под литовским Шяуляем, вот уже который год патрулируют небо вблизи границ Белоруссии и России. А Москва «только-только» (не прошло и 10 лет) предпринимает адекватные меры, и то какие-то непрямолинейные: то ли и впрямь базу создает, то ли таким образом белорусов перевооружает.


Посол Польши в Белоруссии Лешек Шерепка хотел бы «получить больше информации о российской авиабазе». Но куда уж больше: и место дислокации известно, и какие самолеты прилетят, и численность личного состава и техники (авиаполк), и какие задачи база будет выполнять. «Больше» – пусть шпионы добывают. Если смогут.



Владимир Зуев

Права на данный материал принадлежат Независимое военное обозрение
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.
2006-2017, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна