Экспорт оружия как рычаг влияния (Chatham House, Великобритания)

Экспорт оружия дает России новые рычаги влияния на Ближнем Востоке

Наращивание поставок оружия в этом регионе дает Москве новые возможности, чтобы добиваться своих геополитических целей.

Москва уже давно занимает второе место в мире по экспорту оружия после США. Среднегодовой доход от этого экспорта в 2012-2015 годах достиг 14,5 миллиарда долларов. Но за последнее десятилетие Россия особенно активно увеличивала поставки оружия на Ближний Восток, действуя в рамках общей стратегии по восстановлению роли Москвы как ключевого игрока в данном регионе.

До недавнего времени Россия очень осторожно пользовалась оружейным экспортом как рычагом политического давления. Сейчас ситуация изменилась, и увеличение доли России на ближневосточном рынке вооружений позволит Кремлю действовать более решительно. Нестабильность на Ближнем Востоке говорит о том, что этот регион еще на долгие годы останется одним из главных рынков оружия, и это поможет российским поставщикам оспаривать там американское превосходство.


Возвращение на старый рынок

Ближневосточный рынок вооружений для России не в новинку. Советский Союз поставлял оружие в Алжир, Египет, Сирию, Ирак, Иран, Ливию, Судан и Йемен. Но с распадом Советского Союза экспорт оружия из России уменьшился. Российская оборонная промышленность серьезно пострадала от курса на приватизацию, который проводило правительство Бориса Ельцина. Более того, важные заводы оказались на территории получивших независимость республик, и особенно болезненной стала потеря таких портов как Одесса и Ильичевск.

К 2012 году положение российских экспортеров оружия на Ближнем Востоке было весьма непрочным. Свержение Саддама Хусейна в 2003 году и Муаммара Каддафи в 2011-м привело к утрате традиционных клиентов. По оценке главного российского экспортера вооружений компании «Рособоронэкспорт», ее финансовые потери в одной только Ливии составили 6,5 миллиарда долларов. Русские сумели сохранить свое присутствие в Сирии и Алжире, однако в целом их успехи не очень впечатляли. Российские производители вооружений предприняли несколько попыток проникнуть на рынки стран Персидского залива, но они закончились неудачей, и им не удалось там закрепиться, так как западные конкуренты успешно отстояли свои связи с этими странами.

Но сирийская война придала сил российским экспортерам оружия, так как оно доказало свою надежность в боевых условиях. Это вызвало интерес у всех ближневосточных стран, включая монархии Персидского залива, которые традиционно ориентировались на западных производителей оружия. Например, Бахрейн в 2011 году заказал партию автоматов Калашникова АК-103, которые являются экспортным вариантом, а также первым в регионе закупил партию российских противотанковых комплексов «Корнет». Хотя объем этих заказов невелик, для российского руководства это имеет символическое значение, указывающее на то, что рынок Персидского залива для него открыт.

В период с 2011 по 2015 год количество контрактов на поставку оружия между Москвой и ближневосточными странами значительно выросло. Среди прочего, Россия вернулась на рынки вооружений Египта и Ирака, где в последнее время доминировали Соединенные Штаты. В 2014 году она подписала серию соглашений с Каиром на 3,5 миллиарда долларов, по условиям которых Москва должна поставить в Египет истребители МиГ-29М/М2, ударные вертолеты Ми-35М, ракетные комплексы С-300ВМ и систему береговой охраны. Источники в СМИ также заявляют, что в 2015 году корпорация «Иркут» договорилась с Египтом о поставке 12 самолетов Су-30К.

Относительная неразборчивость России в поиске покупателей дает ей определенные преимущества с точки зрения доли рынка. Американское правительство в 2011 году приостановило поставки оружия Бахрейну, дабы власти этой страны не использовали его для подавления собственного народа. Оно также попыталось воспользоваться экспортом вооружений, чтобы повлиять на политическую ситуацию в Египте в 2013-2014 годах. Задержки с поставками американского оружия Ираку в 2014 году, когда Багдад остро нуждался в нем, чтобы остановить наступление ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России, — прим. перев.), еще больше убедило ближневосточный регион и его соседей в том, что Вашингтон не должен быть для них единственным поставщиком.


Расширяя рынок, расширяем влияние

Российские интересы носят не только экономический характер. Федеральные законы России устанавливают, что укрепление военно-политических позиций страны за рубежом это главная цель ее военно-промышленного сотрудничества. И Россия несомненно будет использовать свою оружейную экспортную отрасль для того, чтобы влиять на расклад сил на Ближнем Востоке.

Позиции Москвы в Сирии усилили ее роль как игрока, меняющего правила игры в регионе. Но она и раньше использовала свою оборонную промышленность в стратегических целях. Например, в 2012 году Москва решила остановить поставки С-300 в Сирию, и это помогло ей улучшить отношения с Тель-Авивом. А в 2016 году она отправила С-300 в Иран, и это способствовало развитию российско-иранского диалога. Кое-кто даже говорит о том, что решение президента Дмитрия Медведева (сейчас он премьер-министр) прекратить экспорт оружия в Ливию в 2011 году стало одним из факторов, приведших к падению режима Каддафи.

Точная доля Ближнего Востока в объеме продаж российского оружия неизвестна, а оценки очень сильно разнятся — от 8,2 до 37,5% (1,2-5,5 миллиарда долларов) от общего количества экспорта вооружений. Российская таможня ограничивается тем, что подтверждает количественное увеличение покупателей оружия из России в ближневосточном регионе. Позиции Москвы на Ближнем Востоке все еще весьма уязвимы, поскольку экспорт оружия это нестабильный источник дохода, а объемы поставок из года в год меняются, как меняются и потребности импортеров. Ограниченные возможности российских производителей и экономический кризис также мешают Москве увеличивать свою долю рынка.

Но экспорт оружия подразумевает то, что импортерам понадобится помощь поставщиков при обслуживании и модернизации военной техники и вооружений. Как минимум, это создает отношения взаимозависимости между покупателем и продавцом. В таких обстоятельствах российское руководство уверено в том, что присутствие Москвы на рынках оружия Ближнего Востока будет становиться более постоянным — к его экономической и геополитической выгоде.


Николай Кожанов

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал был размещен правообладателем в открытом доступе.

Близкие по темам новости

24.10.2011 » НАТО открыла ливийский ящик Пандоры (14)
07.09.2011 » Продавать оружие на новый Ближний Восток России будет непросто ("The Jerusalem Post", Израиль) (14)
08.09.2014 » Страны Северной и Северо-Восточной Африки вышли в мировые лидеры по темпам роста военных расходов в 2006-2013 гг. (13)
14.05.2014 » Новый старый мир (13)
05.03.2014 » Накануне большой войны (13)
19.04.2012 » Клуб транжир (13)
24.01.2011 » Записка бывшего посла США в России об экспорте российских вооружений – WikiLeaks (13)
14.04.2015 » "Если мы работаем в интересах КНР, то работаем и в своих интересах" (12)
27.08.2014 » В зоне особого влияния (12)
21.08.2013 » Сдать Асада в обмен на оружие (12)
06.06.2013 » Нетерпение львов (12)
30.01.2013 » Коррупция в оборонном секторе стоит миру $20 млрд (12)
16.04.2012 » Гонка вооружений на Ближнем Востоке провоцирует новые войны и внутренние конфликты (12)
16.01.2012 » Война НАТО в Ливии: анализ, уроки (12)
14.10.2011 » События на Ближнем Востоке и в Северной Африке окажут влияние на региональный баланс военного экспорта России в 2011-2014 гг. (12)
2006-2018, nationalsafety.ru
при перепечатке материалов сайта ссылка на nationalsafety.ru обязательна